«Немига», канувшая в лету

Легендарный советский школьный персональный компьютер «Немига» разработали всего за две недели

— Побеседовать побеседуем, а вот писать про меня, может, не надо, – мой собеседник говорит это сейчас вполне серьезно. 

Возражаю:

— Надо. 

И абсолютно искренне удивляюсь, откуда такая скромность в наших ученых, за плечами которых целые научные школы и плеяды воспитанных ими ученых. Это потом заведующий кафедрой электронных вычислительных средств БГУИР профессор Александр Петровский в беседе признается: в стране сегодня есть даже фан-клуб первого школьного компьютера «Немига». У истоков создания этого устройства стояли он и его команда.

Александр ПЕТРОВСКИЙ.

Точно в цель

В Советском Союзе помогать создавать новые вузы приезжали лучшие ученые. Так было и в далекие 1960-е, когда появился наш БГУИР (тогда он назывался МРТИ — Минский радиотехнический институт). Первый ректор радиотехнического института профессор Иван Ковалев приехал в Минск из Рязанского радиотехнического института, Иван Обросов, первый руководитель кафедры ЭВМ, где Александр Петровский учился и куда впоследствии был распределен, — из Таганрога. Для создания нового направления науки своих ученых не было. В 1972-м из того же Таганрогского радиотехнического института на кафедру ЭВМ прибыл работать доцент Александр Леусенко. Именно он создал на кафедре исследовательскую группу по проектированию специализированных ЭВМ, куда, помимо Анатолия Морозевича, Вячеслава Ярмолика, вошел и Александр Петровский. 

— В 1974 году наша кафедра называлась «Конструирование и производство электронно-вычислительной аппаратуры», — листая стопку старых фото, вспоминает Александр Петровский. — Я возглавил ее намного позже — в мае 1990-го. К этому времени острая необходимость в конструкторах ЭВМ отпала, и кафедра была переквалифицирована на проектирование встраиваемых вычислительных систем и средств. А сейчас это кафедра электронных вычислительных средств. 

Ученые много трудились. В конце 1970-х под научным руководством Александра Леусенко разработали управляющую вычислительную систему «УВС Вектор» — компьютер величиной с современный холодильник, предназначенный для формирования многомерных виброакустических процессов, в состав которого входила мини-ЭВМ «Электроника 100И». На мониторе «УВС Вектор» можно было увидеть весь спектр колебаний объекта. Использовались эти возможности в самых разных областях, хотя в первую очередь — в космической и оборонной. Могла бы система с успехом применяться при испытании автомобилей. Не нужно было бы гонять их по специальным полигонам, чтобы узнать их технические параметры. Например, особенности подвески. Для этого достаточно было бы поставить автомобиль на стенд на несколько часов. Но в широкие массы она, увы, не пошла — поставлялась только одному заказчику.

В 1987 году научно-исследовательской лаборатории Александра Петровского правительством БССР было поручено разработать первый школьный компьютер.

Кстати, это уникальное устройство через десять лет — в 1988-м — уменьшилось физически в разы, в то время как ее потенциал вырос многократно. Просто стали использовать другую технологию. 

Этим число новинок, рожденных в стенах института радиоэлектроники, не ограничилось. Здесь изобрели серию приборов для анализа сигналов разной природы — анализаторы спектров, американский аналог которого стоил около 50 (!) тысяч долларов. По тем временам – астрономическая сумма.

— Например, прибор давал анализ работы роторных машин всего лишь по шумам, которые регистрировались на корпусе объекта, выдавал данные о неисправности техники, — погружаясь в воспоминания, говорит Александр Петровский. — Зачем это было нужно? Вспомните ЧП на Саяно-Шушенской ГЭС, когда сорвавшаяся турбина натворила бесчисленное количество бед! Если бы ее состояние проверили вовремя, трагедии бы не случилось. Наш анализатор спектра имел свой собственный оригинальный двухпроцессорный управляющий ПК с операционной системой, дисплеем. Это было наше оригинальное решение. 

Советский феномен


Бездумным копированием зарубежных аналогов наши ученые никогда не занимались. Александр Александрович искренне удивляется моему вопросу:

— А зачем? Мы как ученые знаем методы разработки, можем изобрести что-то новое. Нам не нужно было копировать. Этим иногда грешили отраслевые институты. И то потому, что там, как правило, работали не ученые, а инженеры-конструкторы. Они зачастую вслед за выходом какого-то зарубежного прорывного устройства начинали его копировать вплоть до внешнего исполнения. До сих пор помню удивление председателя комиссии из ГНИПИ из Горького, когда он увидел на приемке наш двухканальный анализатор спектра, созданный совместно с Минским МНИПИ. Они тоже разработали этот прибор, только он оказался куда как менее мощным и более громоздким!

Доцент Александр ЛЕУСЕНКО создал на кафедре исследовательскую группу по проектированию специализированных ЭВМ, куда, помимо Анатолия МОРОЗЕВИЧА, Вячеслава ЯРМОЛИКА, вошел и Александр ПЕТРОВСКИЙ (второй справа).

Александр Петровский не любит, когда говорят о воровстве идей в то время: 

— Я большой патриот СССР. Интернет, первый космический спутник – все это родом из СССР. Выход в космос, посадку первых станций на Луне и Венере осуществили наши люди. Система образования в стране была настолько сильной, не придерешься. Потому она и рождала таких ученых и такие идеи.

Кстати, мощь СССР признавали и зарубежные коллеги. В 2001 году на конгрессе акустиков в Риме (а кафедра Петровского после развала Союза активно занималась проблемами кохлеарной имплантации, которая позволяет вернуть слух некоторым глухим людям) Александру Александровичу удалось пообщаться с профессором Шредером из США. Немец по рождению, он прекрасно говорил по-русски. Оказалось, его настолько потрясло событие 4 октября 1957 года – запуск первого спутника в космос, что он решил выучить язык, чтобы понять «русский феномен». Его уверяли, что страна сожжена дотла и, чтобы ей подняться из руин, понадобятся многие десятилетия. А тут всего лишь через 12 лет такое событие! И он сказал, что со временем этот секрет понял: у русских очень правильная система образования. 

Правительство сказало «надо»


В конце 1980-х прошлого века стояла задача компьютеризации системы образования. Но где было взять эти умные машины? Тогда, в 1987 году, научно-исследовательской лаборатории Александра Петровского правительством БССР было поручено разработать первый школьный компьютер. 

— Ставилась задача создать его «на белорусской элементной базе». А у нас был только завод «Интеграл», который выпускал микропроцессор 588-й серии. Тот, как и многие тогдашние новинки техники, имел специальное назначение.

Первые компьютерные классы.

В это время в научно-исследовательской лаборатории Петровского закончили разработку анализатора спектра, а поскольку микропроцессор 588-й серии отвечал требованиям заказчика, управляющая вычислительная машина была создана на его основе. Поэтому разработать школьный ПК «Немига» успели всего… за две недели. Более того, за это время подкорректировали ошибку «Интеграла» в схеме процессора. Ученый вспоминает:

— Первый экземпляр компьютера из-за микропроцессора заработал не сразу. Звоню главному конструктору «Интеграла», жалуюсь, а он в ответ: «Сколько вы штук микропроцессоров использовали? Один? Вот если десять и не будет работать, тогда обращайтесь». 

Команда у нас была очень сильная. Чего только стоил наш программист Володя Сидоренко! Он модифицировал определенным образом операционную систему — и все заработало. Кстати, именно мы помогли заводу найти и исправить ошибку. 

Золотые времена – именно так вспоминается Петровскому советское прошлое. Да, недостатки были. Но заказчиков у ученых была тьма — съезжались со всего Советского Союза. Но больше одного заказа выполнять было нельзя. Так что за оплату выполняли один, а еще два-три — на добровольных началах, без оплаты. Перестройка перечеркнула все, разорвав многолетние связи, развалив предприятия. 

— С развалом СССР большинство предприятий было закрыто. Нашему постоянному партнеру было предложено перепрофилироваться на выпуск машин для разлива шоколада! Это было как минимум оскорбительно. Тогда многие ушли. В бизнес в том числе. На некоторое время те, кто в науке остался, чувствовали себя потерянными. Что дальше делать? Куда бежать? Александру Петровскому представилась возможность съездить в Германию, в Аахенский университет. 

— Я побывал на факультете electrical engineering на кафедре профессора Петра Вари. Они занимались обработкой речи. После моего возвращения мы перенастроились. Нужно было меняться. Фонд фундаментальных исследований в новом направлении нас поддержал. 

Определенно черные дни науки давно позади. Сейчас тематика кафедры электронных вычислительных средств БГУИР, которую возглавляет Александр Петровский, более чем обширна. Работают здесь в сферах проектирования специализированных процессоров реального времени, обработки речевых и звуковых сигналов, изображений для сжатия. 

— Недавно мы нашему госзаказчику сдали серию специализированных процессоров, где работает от 50 до 3 тысяч процессоров параллельно. Его производительность эквивалентна производительности от 50 до 200 параллельно работающих  персональных компьютеров. Можете себе представить?

veraart14@mail.ru

Версия для печати
владимир, 69, черкассы
Отличная статья. Грамотно, доходчиво. Желаю автору статьи и ученым здоровья и больших творческих успехов.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?