Немеркнущая слава Грюнвальда

ПОБЕДА белорусско-польского воинства над крестоносцами под Грюнвальдом — одна из самых славных страниц нашего прошлого. Тевтонский орден, который еще утром 15 июля 1410 года был одним из самых могущественных государств мира, к вечеру того же дня практически полностью прекратил свое существование. К сожалению, до недавнего времени от белорусов скрывалось истинное значение события, на долгие годы определившего ход всей военной и политической истории Европейского континента. Может быть, поэтому знаменательная битва была «разделена» на части и «приватизирована» нашими соседями — поляками, современными литовцами, россиянами. Тем не менее стоит лишь внимательно посмотреть на документальные свидетельства тех исторических событий, как сразу становится понятно — вклад наших предков в победу был не просто велик. Он оказался решающим!..

После этой великой битвы на землю Беларуси более полутысячи лет не ступала нога немецкого завоевателя.

ПОБЕДА белорусско-польского воинства над крестоносцами под Грюнвальдом — одна из самых славных страниц нашего прошлого. Тевтонский орден, который еще утром 15 июля 1410 года был одним из самых могущественных государств мира, к вечеру того же дня практически полностью прекратил свое существование. К сожалению, до недавнего времени от белорусов скрывалось истинное значение события, на долгие годы определившего ход всей военной и политической истории Европейского континента. Может быть, поэтому знаменательная битва была «разделена» на части и «приватизирована» нашими соседями — поляками, современными литовцами, россиянами. Тем не менее стоит лишь внимательно посмотреть на документальные свидетельства тех исторических событий, как сразу становится понятно — вклад наших предков в победу был не просто велик. Он оказался решающим!..

Предыстория

Тевтонский орден образован в 1128 году в Иерусалиме небольшой группой богатых немцев из Бремена и Любека с весьма благородной целью. Он должен был оказывать материальную помощь больным и бедным паломникам из Германии. Однако уже в 1189 году во время осады города Акра сын Фридриха Барбароссы придал ордену военный характер, введя устав и унифицированную форму одежды — белый плащ с черным крестом. Только вот конкурировать с уже находящимися на Святой земле двумя более мощными военно-монашескими орденами — тамплиерами и госпитальерами — новый орден не смог. Поэтому вскоре и встал вопрос о возвращении его в Европу. А тут как раз и случай представился. С просьбой о военной помощи к рыцарям-тевтонам обратился польский князь Конрад Мазовецкий. Участвуя в крестовом походе против язычников-пруссов, он оказался неспособным противостоять их набегам. Поэтому в 1222 году Тевтонский орден и перебрался на польскую землю. Глава общества Гроссмейстер Герман фон Зальца достаточно быстро увидел перспективы, открывавшиеся перед ним. И разгромив непокорных язычников, кресоносцы стали засматриваться на соседние страны.

За два столетия рыцари Тевтонского ордена совершили более 150 крупных походов на белорусские, польские и жамойтские земли. Под предлогом крещения язычников они разоряли, грабили и убивали местное население. Имея огромную финансовую, военную и политическую поддержку западных держав, рыцари ордена без стеснения «на законном праве» присоединяли к себе окрестные земли. С избранием магистром Ульриха фон Юнгингена, — сторонника агрессивной и жесткой политики, отношения Тевтонского ордена с Великим княжеством Литовским и Польшей еще более ухудшились.

Накануне «Великой войны»

Учитывая это обстоятельство, в декабре 1408 года в Новогрудке состоялась тайная встреча великого князя ВКЛ Витовта и его двоюродного брата — польского короля Ягайлы. На секретном совещании правители решили пойти «Великой войной» на орден.

Имея разветвленную сеть шпионов, великий магистр прознал о готовящейся войне и объявил всеобщую мобилизацию. Тотчас же в столицу Тевтонского ордена замок Мальборг со всей Европы потянулись отряды наемников, караваны с оружием, провиантом.

Чтобы спровоцировать войска ВКЛ и Польши на дальнейшие действия, тевтоны воспользовались своей излюбленной практикой — провокацией. В вербное воскресенье, 16 марта 1410 года, отряд крестоносцев неожиданно напал на Волковыск. Разграбив город и убив многих его жителей, тевтоны стали ждать ответной реакции Витовта. Но начинать войну было преждевременно, не все войска еще подошли, поэтому великий князь ограничился лишь незначительными шагами…

«Быть сече страшной предстоит…»

На месте предстоящей битвы — холмах у деревни Грюнвальд — тевтонские рыцари оказались раньше союзников, и Ульрих фон Юнгинген постарался воспользоваться этим обстоятельством. Он выбрал, как ему казалось, самую лучшую позицию. Правым флангом тевтонского войска было поручено командовать маршалу Лихтенштейну, а левым — инициатору отравления двух сыновей Витовта, маршалу Валенроду. Под непосредственным командованием Юнгингена остались вторая линия и резерв.

В свою очередь, боевой порядок союзников растянулся почти на два километра и состоял из передней, средней и тыльной линий. На правом фланге стояли белорусские хоругви и татарская конница под командованием сына Тохтамыша Джелал-эд-Дина, в центре находились так называемые

«смоленские полки» в составе Смоленской, Оршанской и Мстиславской хоругвей, а на левом фланге расположились поляки и наемники.

Накануне битвы, в ночь с 14 на 15 июля, разразилась страшная буря. Шел проливной дождь, сильный ветер трепал и валил палатки в лагерях противника, а гром и молнии не давали воинам сомкнуть глаз. К утру буря немного поутихла, но дождь по-прежнему продолжался.

Две огромные по тем временам армии, каждая численностью свыше 35 тысяч человек, построились и неподвижно стояли друг против друга. Все ждали, когда подсохнет земля.

В полдень со стороны войск Тевтонского ордена появились парламентеры. Они принесли Витовту и Ягайле два оголенных меча. Это был своеобразный вызов на бой. Парламентеры также передали и устное послание великого магистра, которое гласило: «Не прячьтесь по лесам и болотам, выходите на битву. Если вам мало места на поле, то мы можем отойти». И действительно, первая линия крестоносцев вскоре отступила назад. Позже станет понятно, что это был хитрый маневр. Крестоносцы лишь отошли от вырытых ночью и замаскированных «волчьих» ям…

Битва готова была уже начаться, как вдруг в польском лагере раздались гневные крики: «Предательство!» В сторону шеренг тевтонских рыцарей быстро убегали 300 чешских наемников. Но великий магистр не захотел принимать перебежчиков. «Я не Христос, и мне не нужен Иуда», — гордо заявил он тогда. И раздосадованным наемникам ничего не оставалось, как вернуться обратно в польский лагерь.

Первой со стороны Витовта в бой пошла татарская конница. Увидев несущихся во весь опор с криками и гиканьем всадников, тевтонские артиллеристы вначале не поверили своим глазам. Они готовились встретить тяжеловооруженных рыцарей Великого княжества Литовского, а здесь на них летела легкая кавалерия. И лишь когда татары пересекли линию огня и уже преодолевали последние метры перед позициями тевтонов, прозвучала запоздалая команда. Но было уже поздно. Пушечные ядра нанесли наступающей коннице лишь незначительный ущерб. А вот большинству тевтонских артиллеристов не повезло. Они были нещадно изрублены татарами Джелал-эд-Дина.

Следом за конницей Витовт бросил в бой остальные хоругви. В ответ началось контрнаступление тяжелой кавалерии Валенрода. И когда в смертельной схватке сошлись тевтоны и рыцари ВКЛ, то звон от их мечей и копий был слышан за километры от поля боя…

Второй час бились белорусские хоругви с отборными частями маршала Валленрода, а Ягайло все бездействовал. Взбешенный этим, Витовт прискакал в ставку польского короля и застал того… стоящим на коленях и читающим молитвы. Раздосадованный поведением двоюродного брата Витовт вернулся к своим хоругвям и принял достаточно отчаянное и в тоже время смелое решение: дал приказ отступить правому краю войска. Замысел был прост. Предполагалось разломать стройный «железный кулак» тевтонцев и заставить их растянуть свои силы…

…Прозвучала команда, и татарская конница начала ложное отступление. Оценка этого маневра и по сей день вызывает споры. Однако все домыслы опровергаются недавно найденной перепиской тевтонов. В письмах, посланных уже после Грюнвальдской битвы, рыцари-крестоносцы жалуются на то, что недопустимо вестись на такие приемы, как ложное отступление, использованное в «Великой битве»...

…Когда татарская конница начала свой маневр, вся тяжесть сражения легла на три смоленских полка. Им пришлось держать удар сразу шести тяжелых хоругвей Валенрода. К сожалению, большинство отважных белорусских воинов погибло в этой неравной схватке, но им удалось сделать главное — сдержать натиск тевтонов.

Наконец, началось и наступление первой линии польского войска. Против нее сразу же выступили хоругви Лихтенштейна. Завязался упорный и жестокий бой. Польским воинам удалось прорвать линию крестоносцев, но в это время в правый фланг войска Ягайлы и отчасти в тыл нанесли удар крестоносцы, неудачно преследовавшие легкую татарскую конницу. Тевтонский рыцарь Леопольд фон Кекритц даже прорвался к польскому королю! Ягайло ранил Кекритца, а королевский секретарь Збигнев Олешницкий добил его.

Неожиданно в стане польского войска упал большой королевский штандарт с белым орлом. Правда, он тут же был подхвачен, но тевтоны восприняли произошедшее как божий знак и начали петь хвалебные псалмы святой Деве Марии…

Переломный момент

Ягайло двинул вперед вторую линию своих войск, которая под прикрытием смоленских полков только что отбила нападение хоругвей Валенрода. И в это же время раздался крик: «Литва возвращается!» Действительно, белорусские хоругви и татарская конница вновь шли на крестоносцев. Этот удар и решил исход боя. Тевтоны оказались заперты в двух огромных котлах. И они уже больше заботились не о нападении, а о том, как самим спастись. Все чаще стали раздаваться возгласы о пощаде. Шесть тевтонских «знамен» в панике бежало с поля боя. Великому магистру также предложили бежать, но он ответил: «Не дай бог мне покинуть это поле, где лежит столько знатных рыцарей, не дай бог».

В захваченном тевтонском обозе нашли уйму кандалов и веревочных петель, бочек с вином… Чтобы избежать пьянства, Ягайло приказал разбить эти бочки, и красное вино потекло по лугам, смешиваясь с пролитой кровью.

Почти 30 километров белорусские и польские воины преследовали бегущих тевтонов. И напрасно немецкие рыцари срывали с себя латы, погоня все равно настигала их…

На следующий после битвы день на поле нашли тела великого магистра и главных тевтонских сановников: великого комтура, великого маршала, великого казначея, великого шатного… Согласно хранящимся в Ватикане документам, под Грюнвальдом погибло свыше 18 тысяч крестоносцев. Такого поражения рыцарский мир Европы еще не знал!

Результат победы

Битва под Грюнвальдом не только положила конец практике крестовых походов и привела к упадку и дальнейшему исчезновению Тевтонского ордена, но и остановила более чем на 500 лет немецкую агрессию на славянские земли.

Подготовил Сергей ЧИЧИЛОВ, «БН»

Прошла сквозь годы доблесть предков

Сегодня возле небольшой польской деревеньки Грюнвальд можно услышать звон мечей и копий, глухие удары щитов, выстрелы орудий и ржание коней... И это неудивительно. Потому как в рамках торжеств, посвященных 600-летию Грюнвальдской битвы, здесь проходит реконструкция самого известного сражения средневековья. Поучаствовать в рыцарских боях в Польшу съехались около 1300 современных рыцарей из более чем 10 стран Европы. Среди участников представлены также и 194 белорусских рыцаря.
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?