Беларусь Сегодня

Минск
+15 oC
USD: 2.06
EUR: 2.31

Неличное дело историка Павлова

К этой теме - война и дети - журналисты, да и все мы никогда не были и не будем равнодушны: изначально несовместимы юная жизнь и смерть, бесчеловечность.
К этой теме - война и дети - журналисты, да и все мы никогда не были и не будем равнодушны: изначально несовместимы юная жизнь и смерть, бесчеловечность... И всякий раз обращаясь к ней, теме этой, думаешь, как много меж людьми переплетено, связано и как много высвечивается во взрослом человеке, когда он рядом с детьми, попавшими в беду.

Лично мне довелось соприкоснуться с трагедией детей войны в конце 80-х. Тогда мы с режиссером Эдуардом Гайдуком работали над документальным фильмом "Спасибо, люди". Лента рассказывала о том, как в 1941 - 1944 годах наши соотечественники, простые люди, рискуя своими жизнями, жизнями своих детей, родных и близких, спасали от гибели детишек из международного интернационального лагеря при санатории "Новоельня" бывшей Барановичской области. Чехов и словаков, китайцев и корейцев, австрийцев и немцев, болгар и итальянцев, румын, детишек других национальностей. Тех, кто оказался в оккупации на территории Белоруссии, вдали от родного дома, от родителей. (Родители же их за свои коммунистические и антифашистские убеждения вынуждены были оставить родину, жили в Советском Союзе и тогда, в войну, ничем не могли помочь своим детишкам.) А вообще в начале оккупации из Минска и в основном из восточных областей республики было эвакуировано более 16.400 детей (110 детдомов из 190), десятки пионерлагерей, детсадов, спецшкол...

Как потом сложились судьбы многих эвакуированных, где кто живет, кем стал? Мне, например, это стало ведомо, в частности, во время работы над фильмом. Но больше всего о них я знаю из неопубликованной, набранной на компьютере (существующей всего в нескольких экземплярах) книги историка и исследователя темы "Война и дети" Владимира Павлова. Называется она "Дзецi лiхалецця". И один экземпляр отредактированной мной книги вот уже несколько лет лежит без движения у меня на письменном столе.

Впервые Владимир Павлов соприкоснулся с темой "Война и дети" еще в студенчестве, почти три десятилетия тому назад. Тогда он, практикант Минского пединститута, случайно встретился в Браславе с бывшей медсестрой, воспитательницей, нянечкой, мамой (все эти определения абсолютно точны, такой и была эта женщина для детишек Браславского дома грудного ребенка) Анастасией Антоновной Жуковой. Узнал, что, когда немцы вошли в Браслав, эта женщина вместе с нянечкой Марией Василевской и поваром Раисой Лебедевой осталась с детишками.

Рассказы очевидцев, воспоминания самой А.А.Жуковой о былом потрясли студента Володю Павлова. С тех пор эта тема навсегда вошла в его жизнь.

Раньше, когда кандидат исторических наук Владимир Платонович Павлов (защищался совершенно по иной тематике) преподавал в том же институте, который окончил, поиск вести было легче: помогали студенты, да и учебное заведение. Сейчас же (так сложилось, вот уже несколько лет Владимир Платонович на другой работе) все поездки по стране и за ее пределы в поисках бывших спасенных и спасателей осуществляет за свой счет.

Нет надобности рассказывать в газете о личных трудностях Павлова: разве только о том, что книгу, подготовленную для "Бiблiятэкi часопiса "Маладосць", так и не издал - из-за отсутствия финансов перестала существовать сама "Бiблiятэка часопiса". Но не могу не рассказать о следующем, ставшем известном мне из той же рукописи: когда под ударами нашей армии гитлеровцы собирались покинуть Браслав, к Жуковой пришел солдат в немецкой форме и предупредил, чтобы прятала ребятишек, иначе их могут или вывезти в Германию, или уничтожить.

Солдат по национальности был поляком. Но для нее, ставшей за годы войны матерью чужим детишкам, солдат тот прежде всего был человеком, сумевшим сохранить в жесточайших условиях своего существования человечность. И когда во время первой встречи с Анастасией Антоновной Володя Павлов спросил о том, каких национальностей были спасенные ею мальчики и девочки, она ответила: "Хiба ж думала я тады, хто якой нацыянальнасцi? Гэта ж дзецi!"

Коль так вышло, что заострил я внимание на акценте о национальностях, то возвратимся к новоельненскому интерлагерю (в книге ему посвящена большая глава, отдельные фрагменты в разные годы печатались в журнале "Маладосць", где я тогда работал, сейчас собирается публиковать журнал "Полымя").

Так вот, в новоельненском детском лагере война застала приехавших туда накануне из Москвы и других городов России (перечисляю только некоторых) 11-летнюю итальянку Полет Глюкозио, словаков - брата и сестру Юлия и Валю Гере, чешек - сестер Власту и Миру Реняк, 11-летнего болгарина Ионку Чингелова, китайца Ван Ли, австрийцев - брата и сестру Карла и Люцио Мюнихрейтер, Грету Штадлер и Фердинанда Траутмана, немку Ирму Эверс, румына Володю Буйкан-Макарова, югославку Розу Авербах и т.д. и т.д. (многие дети по известным причинам носили русские фамилии).

Нужно сказать, что в первые дни войны власти пытались спасти детей и из этого лагеря. Уже на второй день из Минска в Новоельню вышел автобус, но был перевернут взрывной волной. Над детишками нависла смертельная угроза. Кто постарше, самостоятельно двинулся на восток (одни погибли, другим все же удалось выйти к своим). А малыши, оставшиеся здесь?

Это страшные, горестные страницы книги. И многие из них могли бы стать трагическими, если бы на помощь детишкам разных народов не пришли местные жители. Книга подробно рассказывает об этом.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости и статьи