Минск
+5 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Тайны жизни Владимира Мулявина раскроет новый документальный фильм

Неизвестный Мулявин

Новый документальный фильм о Песняре – глазами его создателя

Завтра исполнится 77 лет со дня рождения создателя легендарного ансамбля «Песняры», одного из величайших музыкантов нашей страны Владимира Мулявина. Немало снято фильмов, которые рассказали о его жизни от и до… Или все-таки нет? Недавно нашлись уникальные семейные видеоархивы, раскрывающие новые тайны биографии артиста. Они-то и легли в основу еще одного документального кино — «Песняр. Сердцем и думами», которое создано по заказу Министерства культуры и скоро выйдет на экраны. Его автор Владимир ОРЛОВ уверен: таким Мулявина не показывал еще никто. Почему? На этот и другие вопросы эксклюзивно для «СГ» ответил создатель ленты. 

Режиссер Владимир ОРЛОВ

— Владимир Александрович, в вашей фильмографии, как мы знаем, не одна документальная работа о «Песнярах» и Владимире Мулявине. Чем вас так привлекает эта тема?

— Вообще-то, «Песняров» и Мулявина снимали много и многие помимо меня. Но в большинстве случаев речь идет о концертных фильмах. Я же всегда пытался создать что-то художественное и постановочное. Мне нравится делать кино о том, в чем я лично участвовал. Уверен: только будучи свидетелем каких-либо событий, возможно что-либо передать зрителю. В данном случае это так, потому что я знал Мулявина с 1968 года, а еще много раз пересекался с его ансамблем на съемочных площадках.

— Где и при каких обстоятельствах познакомились с ним? Заметил, что по всему вашему кабинету развешаны совместные фотографии с Владимиром Георгиевичем. Вы, наверное, были друзьями?


— Когда из жизни уходит знаменитый человек, будь то Высоцкий, Быков, Короткевич и Мулявин, сразу появляются люди, которые называют себя его друзьями. При этом каждый из них считает необходимым публично рассказать, каким именно был артист в обычной жизни. Друзьями мы никогда не были: я лишь раз сидел с ним за одним столом у него дома, тогда Володя жил с первой женой Лидой Кармальской. Мы не делились сокровенным, но во время совместной работы всегда обсуждали будущее. Хоть и знаменитость, уникальный талант, но был искренним, доброжелательным и светлым человеком. Именно таким я его запомнил.

А познакомились мы при обстоятельствах весьма экстравагантных. Шел 1968 год, я был в кино уже 12 лет. И вот в богемной среде Минска как гром среди ясного неба новость: в столице появились двое артистов (их имена я называть не буду) из состава эстрадной бригады Лиды Кармальской, которые расхаживали по кабинетам ЦК и выпрашивали себе квартиры, имели привычку даже выступать там. Вскоре эти чудаки позвонили мне, предложили сделать фильм об их коллективе и пригласили на концерт в филармонию. Я еще тогда изумился: кто ж проводит выступления в три часа дня в воскресенье? Тем не менее пришел, а в зале ни души. Ко мне подошел их директор и объяснил: «Концерт перенесли в райцентр, мы прямо сейчас выезжаем. Вы с нами?» Конечно, я согласился. Зашел в автобус (как сейчас помню, это была почти аварийная «Кубань»), а там на плечиках, подвешенных на верхних поручнях, повсюду костюмы, в салоне — музыкальные инструменты. Народу было много, поэтому я сел в хвосте, рядом с красивой девушкой. Ею была Лида Кармальская.

Как только выехали за город, начался ливень. И — представьте себе — из дырявой крыши в салон автобуса полилась вода. Я был в шоке, когда все, на кого падали капли, достали черные зонтики и как ни в чем не бывало поехали дальше! К счастью, меня и мою спутницу не зацепило. Она стала угощать меня содержимым своей «ссобойки», а в какой-то момент попросила передать еду слегка лысоватому парню, сидящему спереди. Им оказался Володя. Мы разговорились. Он рассказал, что эта эстрадная бригада подыгрывает ему и Лиде. Она тогда еще выступала в уже исчезнувшем стиле художественного свиста.

— Но тогда же вы никакого фильма не сняли. Кино о Мулявине вышло немного позже...


— Спустя два года после знакомства, когда они — тогда еще «Лявоны» — в октябре 1970-го сумели завоевать сердца московского жюри на четвертом Всесоюзном конкурсе артистов эстрады и взять второе место вместе с Львом Лещенко. Тогда это был фурор, и я решил: «Надо срочно подавать заявку в Москву на создание фильма». Написал ее. И буквально через две недели мне позвонили: «Начинайте снимать сейчас». Вы представьте: обычно бумаги на кино рассматривали больше года, просили досылать кучу смет и подробных отчетов. А тут прошло всего две недели — и никаких вопросов! Фантастика! 

Уже в ноябре я и мои коллеги придумали концепцию фильма, в основе которого была бы традиционная «Батлейка». По аналогии в ленте все композиции «Песняров» разделились на три яруса: сначала — песни о любви, затем — о быте, в финале — шуточные. Уже через месяц в павильоне «Беларусьфильма» вовсю шли съемки, а в январе 1971-го картину «Песняры» впервые показали на телеэкранах.

Дома у дочери Марины МУЛЯВИНОЙ и внука Вани. Кадр из фильма «Песняр. Сердцем и думами»

— Какие еще совместные проекты у вас были?

— После этого мы с Володей какое-то время ничего не снимали. Творческое затишье продлилось до 1987-го. Тот год был одновременно и продуктивным, и не совсем. Мне удалось выпустить фильм «А также цирк», чуть позже телеспектакль «Комедиант» по мотивам произведений Винцента Дунина-Марцинкевича. Но остался и нереализованный проект — «Гусляр». Это историческая кинолента, в которой я хотел показать противостояние художника и князя, творца и владыки. Разумеется, с участием Мулявина и «Песняров». Съемки должны были проходить в Новогрудке. Мы успели даже подготовить площадку, написать сценарий и пригласить артистов, но потом позвонили сверху — и пришлось процесс остановить. Мол, как это так, в 70-летие Советов белорусы снимают очередной фильм о противостоянии власти, пусть и средневековой. В общем, не сложилось.

В 90-х решил снять о «Песнярах» трилогию. Первые два фильма — «Песняры». Белорусское чудо» и «Песняры». Прерванный полет» — вышли, а заключительная часть «Разменянные песняры» — нет. Уже в то время чувствовалось напряжение в ансамбле, ощущался кризис между его участниками, поэтому мы решили отложить выпуск.

— А почему спустя 15 лет после того, как Владимира Георгиевича не стало, вы вернулись к его персоне?

— Как-то вечером пересматривал свои фильмы с Мулявиным и понял: в каждой работе много грусти. Но в жизни ведь Володя был светлым и жизнерадостным человеком. И мне очень захотелось через кино показать его именно таким. А приблизительно в это же время обнаружились аудиозаписи разговоров Мулявина и семейные видеоархивы. Но это скорее повод, не причина.

Признаюсь, в фильме мне очень хотелось добиться искренности и погружения в историю жизни Мулявина. Я все-таки неплохо знал его, поэтому решили, что так получится намного лучше, чем просто рассказ о фактах биографии. Весь фильм — попытка выяснить, каким же все-таки был Володя. Ведь у всех он ассоциируется с широкой улыбкой и легкостью. Но было и по-другому. Вот вы, к примеру, знали, что в последние годы Мулявин обратился к вере, пытался с помощью религии найти ответы на вопросы, которые не давали ему покоя. Когда артист был в Жировичском монастыре, он остановился около иконы Божьей Матери и сказал (цитирую дословно): «Мы очень много получили в молодости счастья, радости, и мы не могли воспользоваться ею. И Бог уже давно спрашивает меня: «Почему вы не могли воспользоваться? Я же вам дал столько много. Поэтому немножко я вас накажу». Что тогда он имел в виду? Мы попытались найти ответы. Постарались рассказать, каким он был с близкими, раздобыли кадры, которые погружают зрителя в атмосферу Володиного дома. Получился и очень интересный разговор с членами семьи Мулявина. Во время просмотра фильма можно ощутить всю энергию этого человека.

— Владимир Александрович, спасибо за интересный разговор!

avramenko@sb.by

Фото предоставлено мастерской Владимира БОКУНА
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...