Неизвестная командировка профессора Адамова

ИМЯ профессора ботаники Владимира Владимировича АДАМОВА в первой половине прошлого века было хорошо известно в БССР. Основатель Великолетчанского ботанического сада, автор ряда научных работ… Загляните в энциклопедии — обязательно найдете немало фактов из биографии этого неутомимого работника на ниве науки! Но вот чего нет в самых авторитетных источниках, так это сведений, которые мне удалось обнаружить в областном архиве, в фонде «Финансовый отчет Витебской советской партийной школы».

Что и зачем в 1924 году передавал ботаник садовнику партшколы Кулешу?

ИМЯ профессора ботаники Владимира Владимировича АДАМОВА в первой половине прошлого века было хорошо известно в БССР. Основатель Великолетчанского ботанического сада, автор ряда научных работ… Загляните в энциклопедии — обязательно найдете немало фактов из биографии этого неутомимого работника на ниве науки! Но вот чего нет в самых авторитетных источниках, так это сведений, которые мне удалось обнаружить в областном архиве, в фонде «Финансовый отчет Витебской советской партийной школы».

Малоизвестные документы свидетельствуют: профессор Адамов в конце сентября 1924 года выбрался в не совсем обычную командировку по сельской глубинке. Цель ее — «Доставка растений для оранжереи Витебской совпартшколы». Примечателен уже сам путь, который пришлось преодолеть ученому. Сначала — по железной дороге, от Витебска до станций Шумилино и Сиротино, далее — на повозке, от Шумилино до Лесковичей, в чьих окрестностях Адамов посетил еще два хутора.

Затем ученый-искатель направился в Бешенковичи. Там, оговоримся сразу, его ждала фактически неудача: местное начальство проинформировало ученого, что «оранжерея в местечке Бешенковичи была ликвидирована в 1920—1924 годах». А посему Адамову выдали для совпартшколы только «три экземпляра грунтовых кустарников, которые оказалось возможным выкопать из местного питомника». 

Думаете, это обескуражило профессора? Ничуть! Он продолжил свой путь, отправившись в Бочейково, в бывшее имение Цехановецких, где до революции имелась великолепная оранжерея. В документе от 3 октября 1924 года говорится о том, что «садовод совхоза «Бочейково» К. Панкевич выдал Адамову для оранжереи партшколы гортензии и другие растения».

Очевидно, местный Бочейковский парк настолько поразил профессора, что позднее он снова туда вернулся! Детально изучил парк, написал даже о нем статью для сборника «Витебщина».

…Но в октябре 1924-го собирателю партийной оранжереи было недосуг задерживаться на одном месте. И Адамов направляется из Бочейково в Иванск, это уже недалеко от Чашников, в тамошнюю сельскохозяйственную производственную коммуну «Красный борец». Что же удалось раздобыть ученому в Иванске? Только три крупных оранжерейных растения — в том числе агаву, фиговое дерево…

Пожалуй, самая главная удача ждала Адамова в Фатыни, у знатного по тем временам садовода-самоучки Язэпа Мороза. Кстати, у него была даже собственная печать, которой и скреплен документ от 4 октября 1924 года. В нем говорится о передаче партшколе «одной большой юкки, двух больших миритов, а также одного эвонимуса, трех тиополей, одного — боле, двух диких черешен».

…Из Фатыни на лошадях, которые, возможно, бесплатно предоставил Мороз, Адамов едет через Сокорово в Уллу. Посещает там парк и сад в деревне Низголово. От Уллы добирается до железнодорожной станции Ловша и оттуда — в Витебск. Как видим, пытливый искатель-профессор посещал старые помещичьи усадьбы, хорошо зная историю родного края, живших там панских фамилий. Документы свидетельствуют — многие сады, оранжереи, переданные на тот момент в руки сельскохозяйственных коммун, совхозов были отнюдь не в лучшем состоянии. А усадьба кулака Мороза — процветала. Как бы то ни было, а ученый успешно справился с целью своей необычной командировки! Благодаря усилиям Адамова, его подвижничеству, энтузиазму были собраны уникальная коллекция Великолетчанского сада и оранжерея Витебской партшколы.

…Напоследок скажем про еще один уникальный документ — акт передачи различных оранжерейных и фруктовых растений от профессора ботаники Адамова садовнику партшколы Кулешу, датированный уже 21 октября 1924 года. Список растений приведен сначала на латинице, а затем — на русском языке. Приведем только некоторые названия: бамбук японский, мюленбекия плоская стебельная, бегония боливийская… Всего в списке — более ста названий!

Николай ЗУЕВ, краевед

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?