Неистовый прагматизм партнера

Возобладавший в последние годы российский «прагматизм» в отношении к партнерам ничего общего со стратегическим рыночным бизнес–партнерством не имеет... Мнения: оглядываясь на июнь

Возобладавший в последние годы российский «прагматизм» в отношении к партнерам ничего общего со стратегическим рыночным бизнес–партнерством не имеет. Все последние решения Москвы: Таможенный союз с сохранением пошлин на нефть и нефтепродукты, «равнодоходные цены на газ» с двойным тарифом для Беларуси, более жесткие, чем в ЕС, требования к нашей мясо–молочной продукции — есть типичные примеры greedy solutions (так англичане характеризуют жадные решения): сегодня и много, а завтра — будь что будет. Настоящее бизнес–партнерство, не говоря уж о государственном партнерстве или союзничестве, должно иметь долгосрочную перспективу. В любом учебнике экономики написано: решения, основанные на стратегической выгоде, в десятки раз превосходят решения, ориентированные на текущую оптимизацию прибыли.


И это особенно очевидно на примере последнего газового конфликта. Спор из–за 30 млн. долларов и того, кто должен раньше заплатить — «Газпром» «Белтрансгазу» или наоборот, уменьшил за считанные дни конфликта рыночную стоимость российского гиганта почти на 5 млрд. долларов. Убежден, что если бы этот мелкий для двух хозяйствующих субъектов долг урегулировали без телекамер, а публично объявили, скажем, о создании совместной комиссии по долгосрочному партнерству (а проекты могли быть разными — от газохранилищ до участия в приватизации и модернизации «ГродноАзота»), то акции «Газпрома», наоборот, резко пошли бы вверх. Кстати, вместе с «Газпромом» и российскими поставщиками апатитов мы могли бы действительно создать мирового уровня корпорацию по производству сложных (азотно–фосфорно–калийных) удобрений. Тем более что примеры успешных проектов «Газпрома» в Беларуси имеются: белорусская часть современной трубы Ямал — Европа стоила монополисту (из–за предоставленных льгот) менее полутора миллиардов долларов, брестские, но газпромовского завода газовые плиты и колонки знают миллионы граждан СНГ, Белгазпромбанк входит в десятку крупнейших белорусских банков...


Второй пример недальновидного партнерства — пошлины для Беларуси на нефть. Перенос взимания нефтяных пошлин с белорусской на европейско–украинскую границу не только сохранил бы европейские рынки и загрузил Полоцкий и Мозырский НПЗ (последний, кстати, почти наполовину принадлежит российскому бизнесу), но и позволил бы перейти к давно намечаемой совместной модернизации наших предприятий по производству химволокон, полиэтилена и прочей нефтехимии. Очевидно, что выгоднее в Европу поставлять не сырую нефть, а продукты ее переработки и спорить не из–за вывозных пошлин (этот анахронизм рыночной экономики рано или поздно исчезнет), а делить совместно заработанную прибыль.


В России много говорят о сырьевой зависимости, но продолжают наперегонки строить трубы БТС, «Северный поток» и «Южный поток» и т.д., чтобы поскорее и побольше вывезти природных ресурсов. Белорусам и россиянам гораздо приятнее было бы с экранов телевизоров услышать предложения, например, о стратегическом проекте России, Казахстана, Беларуси по созданию нефтехимического кластера. Переработка казахстанской и российской нефти в Беларуси не только сцементировала бы Таможенный союз, но и дала мощный толчок для модернизации смежных отраслей. Это был бы задел для будущего экономического пространства. Убежден, что в этом случае и интересующие российский бизнес приватизационные процессы в Беларуси пошли бы быстрее.


Это же касается экспорта белорусской продукции в Россию — наша доля в российском импорте менее 4% — разве они могут составить конкуренцию российскому бизнесу? А пока Москва устраивает «партнерские разборки», пока нам грозят, что без российского газа все белорусские заводы остановятся, — рынки завоевывают настоящие конкуренты из Китая и Европы.


Сегодня, 1 июля, могла появиться единая таможенная территория от Бреста до Владивостока со свободным перемещением не только российских автомобилей, но и нефти, независимо от того, казахстанская она или российская. О многомиллиардных выгодах подобного стратегического партнерства полгода назад много говорили. Увы, жадный прагматизм текущего момента пока только унифицировал большинство тарифов по внешнему периметру, сохранив барьеры внутри. Такой полутаможенный союз Беларуси ничего не добавит к уже существующим договоренностям.


В последнее время стали раздаваться такие голоса: нынешний газовый конфликт привел к психологической черте — далее либо стратегическое партнерство и совместная модернизация экономик России, Беларуси и Казахстана, либо Минск должен будет последовать примеру соседей — Литвы, Латвии — и строить уже не восточное, а стратегическое партнерство с ЕС. Вопрос, конечно, дискуссионный. Но в любом случае убежден: мы сохраним дружеские отношения с Россией и останемся связующим звеном между Евросоюзом и Россией. Оптимизм для этого внушает опрос московского сайта gidepark.ru: «На чьей вы стороне: белорусского народа или российского правительства?» Результат на 29 июня в 12.00 был зафиксирован такой: 78% россиян на стороне белорусского народа и только 11% поддержали свое правительство...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?