Нефти поля

Репортаж о недавно открытом Южно-Шатилковском месторождении в Светлогорском районе

Корреспондент «СГ» одной из первых побывала на только что открытом Южно-Шатилковском месторождении в Светлогорском районе
Корреспондент «СГ» одной из первых побывала на только что открытом Южно-Шатилковском месторождении в Светлогорском районе

 
В ПРОШЛОМ году больше всего нефти добыли в Саудовской Аравии, где имеется крупнейшее месторождение в мире — Гавар. Беларусь в списке нефтедобывающих стран тоже числится — из недр земли полезное ископаемое извлекаем с 1964 года. Сегодня у нас разведано уже около 80 месторождений, исследуются и новые. Одно из них открыли несколько дней назад недалеко от агрогородка Боровики Светлогорского района. Впрочем, по байнету поползли слухи, что все это вымысел. Чтобы развеять все домыслы, накануне Дня работников нефтяной, газовой и топливной промышленности, который отмечается завтра, корреспондент «СГ» отправилась на Гомельщину. Заодно узнала, возле каких деревень в нашей стране может оказаться и наш, белорусский, Гавар…

 
Главный геолог Александр СУСЛЕНКО и старший мастер участка освоения, опробования, испытания скважин Петр НЕЛЕП показывают только что добытую нефть

В НЕСКОЛЬКИХ километрах от Боровиков прямо в поле замечаю строительный городок и высокую вышку. Это и есть так называемое Южно-Шатилковское месторождение. Открыла новые залежи единственная в нашей стране нефтеразведочная экспедиция глубокого бурения — мозырская. 

Что сейчас происходит на месторождении? Обыватель с ходу и не поймет. Внутри обнесенного песком периметра установлена высокая конструкция, которая напоминает столб электропередачи. Внизу – платформа. На ней – с десяток железных труб. Их по очереди берут бурильщики, соединяют вместе в одну прочную «линию» и отправляют в глубь земли. Главный геолог Александр Сусленко, с которым встречаюсь прямо на месте «открытия», разъясняет:

— Сейчас у нас так называемый третий этап — испытание скважины. Вообще же поиск месторождения начинается с сейсмических работ: зондирования земли, определения слоев, которые там есть, построения структурных карт. Потом собирается научно-технический совет, который определяет, в каком слое может находиться нефть. И лишь после утверждения проектно-сметной документации начинаем поисковое бурение. От сейсмики до бурения иной раз может пройти пять лет.

Помощник мастера Евгений МАКАРЕВИЧ сверяет параметры бурения

— Но у нас это уже позади, — включается в разговор старший мастер участка освоения, опробования, испытания скважин Петр Нелеп. — На бурение скважины уходит 6—8 месяцев, а затем, если находится нефть, как на Южно-Шатилковском, бурильная установка убирается, ставится менее габаритный станок и происходит испытание скважины. 

ГЛАВНОЕ при проведении таких работ — помочь нефти прорваться наверх. Все же находится она весьма неблизко. На этом месторождении — на глубине почти 2 тысячи 900 метров! Кстати, не всегда проделанная работа оказывается успешной — в среднем нефть находят в одной из четырех пробуренных скважин. Южно-Шатилковская — счастливая. Александр Сусленко говорит, что бывали годы, когда удачными оказывались все:

— Удовольствие сделать скважину не из дешевых — около полутора миллионов долларов. И при этом все равно расчеты не всегда приводят к успеху. 

За один круг из недр земли добывается 15—20 литров нефти

Стоит ли в таком случае овчинка выделки? Выгода государства очевидна — один вложенный в нефтедобычу рубль еще совсем недавно давал около 10 рублей прибыли. Сейчас из-за падения стоимости за один баррель соотношение немного уменьшилось. Но все равно прибыльно. Для нужд страны требуется порядка 8—10 миллионов тонн нефти в год. Пятую часть от этого добывают наши нефтяники — около 1,6 миллиона тонн, на которых экономятся миллионы долларов.

БУРЕНИЕ скважин — процесс нелегкий, так что работают здесь крепкие ребята. Как заметил главный геолог: хлюпики сюда не приходят. Еще бы — попробуй подними железную балку или выстой у бурильной установки по 12 часов семь дней в неделю, а именно столько длится вахта. Девушке вроде меня это не под силу. А машинист буровой установки Вадим Фомин с работой справляется:

— Сейчас помогаю чистить резьбы труб, чтобы они легко закручивались. Их отправляем в глубь земли для увеличения давления. По ним сразу пускается вода, а затем постепенно наверх выходит и нефть. Работа хоть и монотонная, но медлить нельзя, так что об усталости даже не думаем.

Первая южно-шатилковская нефть уже наверху. Ведро с ней оказывается в моих руках. Удивительно, но цвет черного золота вовсе… не черный, а темно-зеленый. Петр Нелеп рассказывает, что когда ее только подняли наверх, она и была с бирюзовым отливом:

— Нефть бывает  и с синевой, и темно-коричневой, и вот такой зеленой. Так что это скорее не черное, а разноцветное золото.

ПОСМОТРЕЛА, как идет процесс самого бурения. У деревни Василевичи Жлобинского района, что в часе езды от Боровиков, делают новую скважину на Новоберезинском месторождении. Здесь уже точно знают: нефть есть, около года ее откачивают неподалеку. Решили установить еще одну «качалку», но пока слово за бурильщиками. Помощник мастера буровой Евгений Макаревич рассказывает, что скважину доделают до конца сентября: «Сейчас идет бурение на глубине полторы тысячи метров — до нефти еще метров пятьсот».

Процесс этот — непрерывный. Гул стоит приличный. Передвижной гигант «Уралмаш 3Д», который возвышается над лесом, работает как заведенный — автоматический ключ буровой отворачивает и заворачивает трубы, а ведущая труба вращает всю железную колонну. Так рождается новая скважина.

Все данные о состоянии бурения передаются с датчиков на компьютер. Евгений Макаревич показывает основной компьютер в одном из рабочих вагончиков: «Сюда поступают сведения о давлении, оборотах ротора, нагрузке, скорости и других параметрах бурения. Если вдруг что-то пошло не так, можно оперативно среагировать. Эти же данные могут по интернету в режиме онлайн посмотреть в Гомеле, например, где работает служба контроля бурения». 

КОНЕЧНЫЙ этап — добыча нефти. За него отвечают специалисты «Белоруснефти», которые и устанавливают так называемые качалки. Такая уже работает в поле недалеко от Василевичей. Начальник Мозырской нефтеразведочной экспедиции глубокого бурения Александр Дикан мне объясняет, что за один качок, в зависимости от объема насоса, из недр земли добывается 15—20 литров нефти. 

«Разноцветного золота» во всех разведанных скважинах при тех темпах добычи, которые ведутся сейчас, нашей стране хватит на 30 лет. Конечно, постоянно ведется работа по открытию и новых месторождений. Самый перспективный регион для этого — Гомельщина, так называемый Припятский прогиб. Вот и сейчас готовится площадка для бурения скважины недалеко от деревни Доброгоща Жлобинского района. Может, и она окажется счастливой…

СПРАВКА «СГ»

Буровая установка «Уралмаш 3Д»

Промышленная добыча углеводородов в нашей стране ведется с 1965 года. В основном сосредоточена на Гомельщине — в районе Припятского прогиба. За почти 50 лет разработки добыто свыше 128 миллионов тонн нефти и 14 миллиардов кубов попутного нефтяного газа. Основной объем получен из наиболее крупных месторождений — Речицкого (первого в нашей стране), Осташковичского, Вишанского, Тишковского, Южно-Осташковичского.

Больше всего нефти в республике добыли в 1975 году — почти 8 миллионов тонн. 

borisovez@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Наталья БОРИСОВЕЦ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?