Нефть в обмен на независимость

Французская нефтяная компания Total подписала контракт на разработку нефти в иракском Курдистане. Одна из крупнейших европейских нефтегазовых корпораций приобрела долю в потенциально богатых углеводородами блоках Харир и Сафен. Таким образом, французская компания стала третьей из мировых энергетических гигантов, согласившихся работать в Курдистане - и не побоявшихся навлечь на себя гнев иракского правительства, которое видит в этих контрактах поползновения к сепаратизму.

Французы получат доступ к месторождениям в Курдистане в обход Багдада

Французская нефтяная компания Total подписала контракт на разработку нефти в иракском Курдистане. Одна из крупнейших европейских нефтегазовых корпораций приобрела долю в потенциально богатых углеводородами блоках Харир и Сафен. Таким образом, французская компания стала третьей из мировых энергетических гигантов, согласившихся работать в Курдистане - и не побоявшихся навлечь на себя гнев иракского правительства, которое видит в этих контрактах поползновения к сепаратизму.

Курдистан издавна являлся самой "трудной" частью Ирака - в первую очередь из-за того, что населяющие ее курды с точки зрения языка и культуры чрезвычайно далеки от жителей большей части страны - арабов. Во времена Саддама Хусейна национальное движение курдов подавлялось всеми возможными способами. Однако и после установления в Ираке демократии (пока опиравшейся в основном на американские штыки) ситуация кардинально не поменялась. Скорее, получилось наоборот: курды, заимевшие собственные вооруженные формирования, стали куда более автономными от центрального правительства. Ну а в одной из самых богатых нефтью стран мира всегда найдется что делить.

 Из общего объема доказанных запасов Ирака (143 миллиарда баррелей) Курдистан располагает примерно 45 миллиардами. Согласно существующим правилам, курдское региональное правительство имеет право получать свою часть средств от продажи нефти, добываемой на ее территории. Но все сделки по предоставлению прав на месторождения должны проводиться строго через центральное правительство. Соответственно, и часть выручки также будет оставаться у Багдада.

 Учитывая стремление курдов к самостоятельности, такая ситуация их категорически не устраивала. Поэтому сразу после свержения прежнего режима они начали заключать контракты независимо от Багдада. За несколько лет около 40 иностранных компаний согласились договариваться с курдами напрямую. Однако во всех этих случаях речь шла о небольших фирмах, которые готовы работать в условиях серьезных рисков, в том числе и политических. Тем не менее, свою нефть Курдистан начал добывать и продавать, к вящему неудовольствию центрального правительства.

 Подвешенное положение не могло сохраняться долго, и весной 2012 года грянул скандал. Курдистан большую часть нефти вывозил через основную территорию Ирака, а затем делил доходы с Багдадом. Но в апреле экспорт был прекращен по инициативе курдов, которые заявили, что правительство задолжало им денег - и весьма приличных, более полумиллиарда долларов. В Багдаде признали наличие задолженности, но объяснили это техническими причинами. В это трудно поверить с учетом того, что курды заявляли о неуплате на протяжении нескольких месяцев.

 Первый звонок, свидетельствующий об обострении конфликта, прозвучал, впрочем, еще раньше. Осенью с Курдистаном напрямую решил договориться не просто крупный, а крупнейший игрок мирового нефтяного рынка - американская Exxon Mobil. Естественно, Багдад сразу же пригрозил лишить Exxon всех контрактов в остальном Ираке. Это давление испугало другого партнера, проводившего с курдами переговоры, - англо-голландскую Shell. Но сами американцы оказались непреклонны.

В середине лета примеру Exxon Mobil последовал их крупнейший американский конкурент Chevron, купивший себе право на участие в двух проектах близ города Эрбиль. Реакция Багдада последовала незамедлительно - корпорация была внесена в "черный список" фирм, с которыми Ирак не собирается сотрудничать. Но, похоже, поезд уже ушел. 31 июля о покупке доли в проектах Харир и Сафен в Курдистане заявила французская Total SA.

 Почему иностранцы готовы потерять существенно большие запасы центрального и южного Ирака ради позиций в северном, даже с поправкой на очевидные политические риски? В первую очередь, это связано с тем, что условия работы в арабской части Ирака далеки от идеальных. Правительство там забирает у нефтяных компаний куда большую часть прибыли и оказывает давление по малейшим поводам. В Курдистане работать выгодней - чем больше ты добываешь, тем больше получаешь средств.

 В мае нежелание иностранцев работать с Багдадом получило неожиданное подтверждение по итогам очередной волны аукционов. Из 12 нефтяных блоков было распределено всего лишь четыре - остальные были проигнорованы участниками рынка. В условиях сверхвысоких цен на нефть, когда нефтяники, по идее, должны охотиться за каждым месторождением, это явный симптом недовольства иракским правительством со стороны бизнеса.

 Кроме того, общее состояние инфраструктуры в Курдистане выше. В городах этой части Ирака иностранцы находят более качественные отели, более удобные аэропорты, лучше отремонтированные дороги и, что важнее всего, существенно меньшую террористическую угрозу. В итоге более богатая ресурсами арабская часть остается "вне игры", а Курдистан собирается подсчитывать прибыль.

 Таким образом, в Ираке складывается необычная и во многом беспрецедентная ситуация: иностранные компании своими руками фактически обеспечивают независимость Курдистана, о которой местные жители так долго мечтали. Если им удастся наладить добычу и экспорт нефти в обход Багдада, то курды просто перестанут нуждаться в центральном правительстве. Население в Курдистане сравнительно невелико, и богатства, вырученные от продажи природных ресурсов, может предоставить ему такой же высокий уровень жизни, как, например, в Кувейте или ОАЭ.

 Единственное серьезное препятствие к реализации этого плана сводится к вопросу о том, как обеспечить экспорт нефти. Сейчас из Ирака за рубеж ведет крупный нефтепровод Киркук-Джейхан. Но, во-первых, он морально и физически устарел, а во-вторых, проходит через территорию Турции. Что меньше всего нужно Анкаре, так это создание и усиление независимого курдского государства у нее под боком. По этой же причине не получится обеспечить там строительство и новых трубопроводов. В общем, в этой сфере курдам есть над чем поломать голову.

 Что касается потерь Ирака, то, помимо угрозы упустить Курдистан, возникает еще и непростая ситуация с компаниями, которые сегодня работают на рынке страны. После выдворения Exxon Mobil и Chevron в Ираке в качестве основных игроков останутся российский "Лукойл", британско-голландская Shell, британская BP и китайская PetroChina. Из-за снизившейся конкуренции они смогут разговаривать с Багдадом в куда более жестком ключе и даже на каком-то этапе прибегнуть к политике выкручивания рук, так как Ирак сейчас куда более заинтересован в иностранных корпорациях, чем они в нем. Следовательно, превращение страны во вторую Саудовскую Аравию, что неоднократно обещали иракские руководители, окажется сорвано.

Lenta.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?