Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

С кем подростки предпочитают обсуждать свои взрослые проблемы?

Недетское бремя

Сложные отношения с одноклассниками, недопонимание с родителями, несчастливая первая любовь, депрессия, расстройство пищевого поведения, боязнь одиночества и суицидальные мысли… Большинство подростков даже из благополучных семей непросто переживают период взросления. А поговорить по душам с самыми близкими людьми получается далеко не у каждого: взрослые часто недооценивают глубину эмоциональной пропасти, в которую шагнул тинейджер, и не воспринимают проблемы дочери или сына всерьез.

vlv-mag.com

В 2008 году в рамках проекта «Укрепление здоровья подростков» при поддержке Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) на базе 17-й городской детской клинической поликлиники Минска был открыт центр дружественного отношения к подросткам «Ювентус». Всего таких центров в столице девять, и ни один из них не пустует. Сюда приходят ребята, чтобы поделиться наболевшим с психологом, получить ответы на откровенные вопросы и просто пообщаться с ровесниками во время групповых занятий. Здесь школьники в возрасте от 10 до 18 лет, а также их родители могут анонимно и бесплатно проконсультироваться у врача-педиатра, психолога, врача-валеолога, врача акушера-гинеколога, получить рекомендации по выбору профессии и вопросам взаимоотношений, по профилактике стресса, ожирения, сахарного диабета и в целом по здоровому образу жизни. А еще — узнать достоверную информацию о различных инфекциях (в том числе пройти тест на ВИЧ), репродуктивном здоровье, вреде неправильного питания, сигарет, алкоголя и наркотиков, о компьютерной и игровой зависимости.

— Принцип нашей работы соответствует формату «4Д»: доступность, доброжелательность, добровольность, доверительность,
— рассказывает психолог ЦДП «Ювентус» Катерина Борщевская. — Плюс бесплатность и анонимность. Последнее для подростка особенно важно. Не нужно предъявлять паспорт, сообщать адрес проживания, дату рождения и даже настоящее имя. Напротив специалиста сидит человек, который нуждается в помощи. Сюда приходят ребята, которым важно, чтобы их выслушали, поняли и помогли советом. Здесь нет нотаций и директивного отношения. С каждым из наших посетителей мы общаемся на равных.

— О чем рассказывают подростки во время ваших бесед? На что жалуются?

— Чаще всего — на непонимание со стороны учителей, родителей. Рассказывают про первый опыт употребления алкоголя. Делятся своими страхами при подозрении на гинекологические и другие заболевания. Признаются, что испытывают сложности в общении или демонстрируют рискованное половое поведение. Конечно, многие представители «поколения онлайн» хотят решить все свои вопросы по телефону. Но все же при серьезных проблемах мы приглашаем ребят прийти на консультацию. Хотя это не основная форма работы «Ювентуса». Наши специалисты обсуждают с подростком то, что его беспокоит, и во время групповых занятий с элементами тренинга. Причем информация, полученная от несовершеннолетнего ребенка, не передается его родителям или опекунам (конечно, если это не угрожает жизни и здоровью детей), идет раздельное консультирование. Безусловно, бывают разные случаи. Помню, как мама чуть ли не насильно привела в наш центр свою дочь, но когда их пригласили в кабинет, девочка развернулась и просто выбежала из здания. Спустя какое-то время она уже сама пришла к нам и согласилась обсудить свои проблемы, но только при условии, что мамы не будет рядом.

Еще один пример. К нам обратилась 14-летняя девочка с тяжелейшей депрессией, расстройством пищевого поведения и пережитыми суицидальными попытками. Причина всего этого, как стало понятно из наших с ней бесед и ее признаний, — нелюбовь и невнимание родителей, сложнейшие отношения с матерью. Учитывая тяжесть ее состояния, я перенаправила ее к врачу-психотерапевту. И в течение двух лет мы командой, состоящей из нескольких специалистов, сражались за нашу пациентку. У нее были две госпитализации в РНПЦ психического здоровья, но, к счастью, нам удалось спасти ребенка, перестроить ее мышление и отпраздновать победу разума над слабостью. Сейчас она приходит на консультацию в центр уже не в качестве человека, нуждающегося в помощи, а скорее в профилактических целях. Признается, что хочет беседовать с психологом и узнавать про себя все больше нового и полезного.


Координатор ЦДП «Ювен­тус» врач-валеолог Инесса Палазник рассказывает, что в течение года несколько десятков подростков обращаются в центр по поводу употребления алкоголя и табака. На тренингах пишут записки: «Выпил водки за компанию, чего мне теперь ждать?», «Я стала раз в неделю покупать пиво, значит ли это, что я буду бесплодной?». Еще одна, увы, актуальная тема — употребление психоактивных веществ.

— Дети охотно признаются в том, что пробовали запрещенные препараты?

— Нет, это всплывает в беседе случайно, — говорит Инесса Палазник. — Такую информацию мы получаем в процессе анонимного анкетирования или же во время тренингов, когда подростки пишут анонимные записки с признанием, употребляли они что-либо или нет. Приходится констатировать факт: чаще всего употребление несовершеннолетними психоактивных веществ происходит с молчаливого согласия взрослых. Если вы или учителя, соседи, сотрудники милиции заметили что-то неладное, значит, необходимо еще больше внимания уделить сыну или дочери. А у нас чаще всего как: родители опасаются, что за малейший проступок ребенка поставят на учет в инспекции по делам несовершеннолетних и репутация семьи будет испорчена. В результате проблема «засекречивается», ее решение откладывается до последнего, когда у школьника уже появляется зависимость. Многие мамы и папы думают: мой ребенок из приличной семьи, с ним просто не может случиться подобного, ведь его не так воспитывали. И лучшее решение проблемы для таких родителей — вообще не заводить разговоров о наркотиках. Мол, не знаешь — не попробуешь. Но это миф! Между взрослыми и детьми не должно быть табуированных тем. Нужно беседовать с ребенком, объяснять последствия его поступков, приводить примеры и ни в коем случае не пытаться скрывать важную информацию о наркотиках и алкоголе.

В подтверждение своих слов Инесса Палазник приводит такой пример: на консультацию в «Ювентус» пришла девочка, которая выпивала с друзьями на улице водку и попалась на глаза милиции. Тинейджерка приняла внутрь сразу полстакана сорокаградусной, из-за чего потеряла сознание. Поразительно, но только в центре девочка смогла получить сведения о том, как водка влияет на женский организм и к каким приводит последствиям, как влияет на будущее потомство. Оказалось, что родители никогда не вели с ней разговоров на эту тему, потому что считали, что это лишнее, ведь в семье никто из взрослых не употреблял алкоголь.

— Не нужно стесняться беседовать с детьми, даже если вы сами никогда не сталкивались с такой напастью, как пьянство или наркомания, — предупреждает Инесса Палазник. — Если сын или дочь идут куда-то с компанией, объясните ребенку, что у людей, которых плохо знаешь, не стоит ничего брать — ни энергетический напиток на дискотеке, ни конфету. Психоактивные вещества могут иметь совершенно непредсказуемую форму и подмешиваться куда угодно.

На тренингах в центре ребят часто спрашивают, какую тему они хотели бы обсудить. Половое воспитание и интимные отношения — всегда на первом месте. Детям интересны не только анатомия и физиология, но и психология взаимоотношений мужчины и женщины. Они жаждут новых знаний, однако редко получают их от родителей: беседовать на откровенные темы во многих семьях не принято.

— Тем не менее бывают случаи, когда к нам приходят мамы дочерей-подростков и спрашивают, как правильно разговаривать с девочкой о сексе, — рассказывает Инесса Палазник. — Это очень грамотный подход: ведь для каждого возраста нужна определенная информация. У детей 14—15 лет слово «отношения», как правило, ассоциируется с поцелуями, влюбленностью, тогда как ребята от 16 и старше уже понимают это по-другому.


Врач-гинеколог ЦДП «Ювентус» Виктория Гурштынович обращает внимание на парадоксальную ситуацию: вопросы секса для современных тинейджеров отнюдь не являются чем-то стыдным и запретным, в интернете можно почерпнуть какие угодно сведения, однако на общем уровне образованности подростков в репродуктивной сфере это никак не сказывается. Возможно, причина в том, что вся информация разбалансирована: юноши и девушки знают много об удовлетворении партнера, но не в курсе, как защитить себя от заболеваний, передающихся половым путем, от внеплановой беременности. Итог — раннее начало половой жизни, ранние аборты.

— Однажды я была свидетельницей того, как в клинику поступила 15-летняя школьница для выполнения третьего аборта. А ко мне на консультацию обращалась 17-летняя девушка с 18-недельной беременностью, которая рыдала и требовала прервать ее: «Что мне остается, меня дома убьют!..» Когда я задала ей вопрос, почему она так поздно обратилась к врачу для проведения этой процедуры, школьница ответила, что просто не обращала внимания на задержку. Проблема в том, что девочки не обсуждают с мамами вопросы половой жизни, держат их на расстоянии, не посвящают в подробности отношений с любимым человеком. Потому что им стыдно, непривычно, страшно. Хотя первичную информацию о репродуктивном здоровье каждая девочка должна получать в семье. А у нас часто выходит так: доступ есть к интернету, но не к родителям.

— Беременность в школьном возрасте воспринимается как крушение всех надежд на будущее, — подытоживает Инесса Палазник. — Но всегда есть варианты, как выйти из данной ситуации с минимальными потерями. Для того чтобы девушка и ее родители приняли взвешенное решение, мы предоставляем всю информацию: куда обратиться будущей маме, где можно пройти обследование, чтобы сохранить жизнь малыша и, возможно, других детей, которые обязательно родятся, если девушка не согласится на первый аборт. Обязательно беседуем как с подростками, так и с их матерями и отцами. У нас был случай, когда родители беременной школьницы были категорически против того, чтобы она рожала. В то время как мать и отец юноши, от которого она забеременела, наоборот, хотели, чтобы малыш родился, обещали помогать внуку или внучке, поддерживать будущую маму. В итоге родителей девушки удалось переубедить: на свет появился здоровый мальчик, в котором обе бабушки и оба дедушки теперь души не чают.

К слову, подобная история не единственная: «Ювентус» помог сохранить десятки жизней малышей, от которых поначалу их юные родители хотели избавиться. Сегодня эти молодые мамы, уже с младенцами на руках, приходят и благодарят специалистов центра за своих детей. И, как утверждает Инесса Палазник, это уже не те плачущие девочки, которые стояли перед судьбоносным выбором, а настоящие взрослые мамы — ответственные, уверенные в себе.
Центр «Ювентус» работает как с подростками, так и с их родителями. Причем специалисты не обходятся одними телефонными или личными консультациями взрослых, а приходят на школьные родительские собрания, чтобы рассказать о принципах своей деятельности, о навыках распознавания алкогольного (наркотического) опьянения у подростков, о культуре взаимоотношений в семье.
konopelko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...