Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

«Перегрузка 5 единиц, скорость — 800 километров в час»: наш корреспондент провел один день с летчиками-истребителями

Небо как предчувствие

Ми­Г-29 гулко проносятся над головой, так близко, что можно рассмотреть алые звезды на крыльях. Исполосовали, словно малюют мелом, чистыми реактивными следами холодное полотно неба. Так творят летчики-­истребители: виражи захватывают дух, все внимание приковано к их фигурным экзерсисам в бескрайней высоте. Накануне Дня Военно-­воздушных сил корреспондент «Р» посетил 61-ю истребительную авиабазу в Барановичах и наблюдал, как оттачивают свое филигранное мастерство летчики истребительной авиации. 


Есть только МиГ

На стоянке по стойке смирно выстроились горбатыми носами в линию строгие, в бледно-сером камуфляже МиГ-29. Им не терпится вырваться в небо — сегодня плановые учебно-тренировочные полеты. Ждать стальным птицам осталось недолго. Летчики уже на горизонте — шагают в комбинезонах по фигуре, наверх надеты противоперегрузочные костюмы, которые во время энергичного маневрирования препятствуют оттоку крови, в руках у них белоснежные, с тонированными визорами шлемы и кожаные перчатки.

Перед вылетом каждый летчик, помимо техников, лично осматривает основные узлы своего самолета: воздухозаборники, чтобы внутри не было посторонних предметов, проверяет герметичность топливных и гидравлических систем, пневматику колес, давление в гидросистеме, точки подвески, форсажную камеру, укладку тормозного парашюта. Перед полетами батальоны материального обеспечения чистят полосы, цепью проходят по рулежным дорожкам, а в зоне центральной заправки топливом еще и по прилегающей территории.

Летчики круглосуточно несут боевое дежурство. 

Пилот садится в кабину: становится ногами на кресло, устраивается поудобнее. Техник убирает из-под пилота коврик на кресле. Летчик электрорегулировками подстраивает под себя кресло и зеркала заднего вида. Да, в самолете они тоже есть. Умные системы — это хорошо, но и старое доброе зеркало тоже не помешает. Подвигал летчик ручкой управления самолетом в стороны — зашевелились элероны, вверх-вниз — отозвались стабилизаторы, нажал на педаль ручки управления двигателем — повернулся руль направления в хвосте. 

Фонарь, стеклянная крыша кабины, опущен. Пилот пристегивает кислородную маску. Чистый кислород помогает переносить перегрузки на крутых виражах. А перегрузки бывают немалые. Самолет выдерживает девять «же». При выполнении сложного пилотажа и учебных воздушных боев пилота хорошенько вдавливает в кресло, четыре-пять «же» при таких маневрах — рабочие перегрузки. МиГ-29 развивает скорость до 2400 километров в час и может набрать высоту до 18 километров. Правда, преодолевать скорость звука в мирное время летчики могут только на высоте больше одиннадцати километров, чтобы коровы в полях не теряли сознание, а в ближайших домах не вылетали стекла.

Перед вылетом каждый летчик, помимо техников, лично осматривает основные узлы своего самолета. В том числе проверяет укладку тормозного парашюта. 

Загудели двигатели. Так неистово работают, что нагреваются до 700 градусов. Создают мощную реактивную струю позади себя. Ее утихомиривают отбойники газовой струи. Провожая самолет во время выруливания, техник проводит по крылу рукой. Во времена поршневых двигателей так проверяли вибрации, традиция осталась. Вообще, летчики — народ суеверный, много у них примет. Например, никогда не фотографируются перед вылетом, а еще в их лексиконе слово «последний» под запретом, говорят только «крайний», 13-го числа и в день рождения не летают. 

Взлетно-посадочная полоса — три километра, МиГ-29 хватит с лихвой. Длина его разбега — 850 метров. Истребители с ревом набирают высоту. Летчики первого класса взлетают в паре — кончики крыльев буквально в метре друг от друга. Воздушной волной треплются пугала вдоль полосы — птицы здесь незваные гости. МиГ-29 острыми жалами стремительно впиваются в синюю вечность неба, скоро облака скрывают их из вида. 



Виртуальная дуэль

Перед полетами летчики отрабатывают свои действия на комплексном тренажере, который произвели на свет местный 558-й авиаремонтный завод и ОКБ «Русская авионика». Тренажер моделирует полет, окружающее пространство — в него загружена точная карта Беларуси. В макете кабины — штатные пульты, табло и индикаторы, имитаторы пилотажно-навигационных приборов и приборов контроля систем с реальным внешним видом и индикацией. Система визуализации закабинного пространства — пять проекторов выводят картинку на большие экраны. 

На пульте инструктор-оператор задает параметры: день или ночь, погодные условия. Противника в виртуальном воздушном бою отыгрывает другой летчик с джойстика. Большой объем быстро меняющейся информации обрабатывают целых девять компьютеров. Оператор может также спонтанно напакостить — смоделировать отказ двигателя или навигации. 

При потере ориентации в пространстве и отказе навигационной системы летчик руководствуется лишь показаниями скорости и высоты. На малой высоте на раздумья — доли секунды, скорее всего, летчик получит команду на катапультирование. Дернет ярко-красные ручки катапультирования под креслом — сброс фонаря, на пиропатронах выстрелит кресло.

Правда, при всей своей технологичности тренажер не передает реальные перегрузки. Одно дело — летать на земле, другое — в небе.

МиГ-29 развивает скорость до 2400 километров в час и может набрать высоту до 18 километров. 

Первоклассные летчики

Летчики круглосуточно несут боевое дежурство. Медики проверяют давление пилотов, справляются об их самочувствии. Минимальные жалобы на здоровье, недомогание — дежурство идет без тебя. Конечно, ничто не проходит бесследно — частые перегрузки с годами сказываются на здоровье: болит спина, садится зрение. 

На ночное дежурство заступают летчики первого класса. Круче их только летчик-снайпер. Такой на авиабазе один — ее командир полковник Юрий Пыжик. 20 октября 2010 года он в спарке с молодым летчиком выполнял полет на Су‑27УБМ. Во время отработки воздушного боя самолет накренился в левую сторону и начал падать. Командир экипажа доложил руководителю полетов о неуправляемости самолета. В эфире прозвучала команда на катапультирование экипажа. Однако Юрий Пыжик предпринял аварийную посадку на аэродром. К счастью, ему это удалось. За образцовое выполнение служебных обязанностей Юрий Пыжик награжден орденом «За личное мужество». 

Игра в кошки-мышки

Летчики первого класса сегодня летают «без сценария»: самостоятельный поиск и воздушный бой. Между собой они такие кошки-мышки называют дог-файтинг: двое на одного. На земле договариваются заранее — без фанатизма. Иногда преследователи посвящают цель в свои планы — под угол атаки будут зажимать построением ракушкой, винтом, крюком, крабом. В этот момент стараются поразить цель из пушки — удерживают ее в границах «усов» прицельной дорожки в проекции на стекле или наводят имитаторы ракет. Предтеча уверенной импровизации в воздухе — филигранное освоение фигур высшего пилотажа. Во время преследования закладывать самолет в виражи нужно по верной траектории, чтобы самому не подставиться.

Предтеча уверенной импровизации в воздухе — филигранное освоение фигур высшего пилотажа.
Летчики выполняют посадку истребителей вручную. Первый тайм отлетали — через полчаса воздушного боя МиГ-29 возвращаются на аэродром перевести дух. Инженерно-технический состав, словно на пит-стопе, обступил самолет со всех сторон. Заливают в баки три с половиной тонны реактивного топлива, заправляют азотом системы торможения. Поливают водой колеса, так охлаждают их. Диски обжигающе горячие. Техники уточняют: 

— Если пять секунд рукой можно за них держаться, значит, температура нормальная. 

Диски сделаны из высокопрочного сплава стали и магния, тормозные колодки металлокерамические. Даже если не сработает тормозной парашют — они остановят самолет. МиГ-29 выпускает тормозной парашют на скорости не более трехсот километров в час, иначе тот просто отстегнется. Система безопасности, если парашют вдруг раскроется в воздухе, не будет мешать. Парашюта хватает на 100—150 применений, после чего он ремонтируется: подшиваются стропы, заменяется ткань. Что, в принципе, наступит довольно скоро. Летных дней по два-три в неделю. По пять полетов в день. На покрышки также большая нагрузка, в них есть контрольные точки, если сотрутся — пора на шиномонтаж, тут же, на полосе, при помощи гидроподъемников. Хватает покрышек в среднем на три десятка посадок. 

Разбор полетов

Расшифровка параметров полетов выгружается в систему обработки информации «Двина-М». Старший летчик авиазвена капитан Вадим Леоновец показывает свою тестерограмму:

— Сегодня сделал вираж на полном форсаже, переворот, петлю, полупетлю, полуперевороты, косую петлю. Красная линия — моя скорость, во время фигур высшего пилотажа пошли ее пики, черная линия — перегрузки, максимальная сегодня — 5 единиц: сделал переворот и пошел на петлю Нестерова. Скорость была 800 километров в час. Каждая фигура высшего пилотажа выполняется с определенной скоростью, высотой, перегрузкой. Грубо нарушаешь эти требования — заканчиваешь упражнение и возвращаешься на землю. Тестерограмма и определяет эффективность пилота. С плохими результатами не допустят к полетам, накинут дополнительных занятий с инструктором. После отпуска первый полет также с инструктором — показываешь ему, что не забыл за время отдыха, как летать. 

Свой профессиональный праздник Вадим Леоновец и другие летчики-истребители встретят вдали от дома — на полигоне Ашулук в Астраханской области. Чистого мирного неба этим ребятам, равного числа взлетов и посадок!

ikras@sb.by 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей СТОЛЯРОВ
3.71
Загрузка...