Народная газета

Не злой рок

Самая громкая премьера июня “Лето” Кирилла Серебренникова возвращает зрителя в атмосферу 1980-х

На минский показ фильма “Лето” известного театрального и кинорежиссера Кирилла Серебренникова, находящегося сейчас под домашним арестом, я шел со скепсисом. Несмотря на то что картина участвовала в основном конкурсе Каннского кинофестиваля и даже получила приз за лучший саундтрек. Слишком дороги сердцу имена Виктора Цоя, Майка Науменко и других музыкантов из Ленинградского рок-клуба. Кто-то из них вырвался после долгих лет “подполья” на стадионы, а кто-то так и остался в андеграунде, не выхваченный лучом славы.

Вокруг советского рока много трагических судеб и, кажется, совсем нет поводов создавать гламурную слащавую ретрокартинку, каким виделся фильм по трейлеру. Да еще мнение Бориса Гребенщикова наделало много шума — о картине по сценарию супругов Михаила и Лили Идовых он высказался крайне негативно. Мол, рассказано о буднях рокеров без должного пиетета, поверхностно, легкомысленно. Как будто после выступления на Тбилисском рок-фестивале в марте 1980 года Гребенщиков не был исключен из комсомола и его не уволили с работы, лишив должности младшего научного сотрудника НИИ социологии в Ленинграде. Об этом, дескать, снять бы. И стоило хотя бы в книгу матери поэта и музыканта Людмилы Харитоновны Гребенщиковой “Мой сын БГ” заглянуть — там опубликованы многие документы и свидетельства того времени. А так, по мнению Бориса Борисовича, на экране — одни пьянки да гулянки. И инструкторы от комсомола совсем уж простаки — и как такие могли стать олигархами в нулевые?

Да, “Лето” — совсем не драма. Скорее, мюзикл с рваным ритмом, не совсем четкой структурой, что вполне объяснимо: режиссер был арестован на съемках и монтажом картины занимался под домашним арестом. Какая уж тут может быть структурированность. Не до жиру. Тем не менее в картине есть прекрасно выстроенные песенные номера, напоминающие о “Танцующей в темноте” Ларса фон Триера, когда в концертную площадку вдруг превращается обыкновенная электричка или салон троллейбуса. Общее визуальное решение картины, ее концептуальные виньетки напоминают об “Ассе” и “Черной розе...” Сергея Соловьева, “Игле” Рашида Нугманова. Как кто-то написал в сети: ждали провокаций, а получилась тонкая история. Акварелька. С интересными актерскими работами. Как деликатно и точно, с эффектной кошачьей пластикой сыграл того же Гребенщикова Никита Ефремов. Обижаться не на что. Как держит спину и ни разу не выпадает из экранного характера лидер группы “Звери” Роман Билык, сыгравший Майка Науменко. Еще одна победа фильма — снявшийся в роли Цоя немецкий актер корейского происхождения Тео Ю (его озвучил Денис Клявер, экс-участник распавшегося дуэта “Чай вдвоем”). И Ирина Старшенбаум в роли жены Науменко Натальи — чудо как хороша!

Возможно, несовершенны диалоги, не аутентична речь, воспроизводимая автором сценария Михаилом Идовым и его женой. Все-таки большую часть жизни Идов прожил в США и Риге. Мне не хватило в этой истории именно ленинградского духа. В таком виде она могла разворачиваться где угодно — в Москве, Риге или Тель-Авиве... У режиссера здесь “надмирный” взгляд и подача, не привязанная к конкретным местам, мостам и поребрикам.

Вставные номера с участием приглашенных звезд, по большому счету, не раздражают. Есть в фильме Александр Баширов (как будто переместился в “Лето” его персонаж из “Черной розы...” — эксцентричный пациент дурдома Толик), звезда “Романса о влюбленных” и “Сибириады” Елена Коренева (но ее выход — явная отсылка к “Я шагаю по Москве”), Лия Ахеджакова, чье сотрудничество с Серебренниковым началось еще на картине “Изображая жертву” и спектакле “Фигаро. История одного дня”. Режиссеру нужны были такие актеры-маячки, актеры-талисманы, опознавательные знаки.

В общем и целом рассказ деликатен. Кроме песен “Кино” и “Зоопарка”, звучат еще хиты Дэвида Боуи, Игги Попа, Лу Рида, группы Talking Heads. Главная интрига — изменила ли жена Науменко супругу с Виктором Цоем — исчерпывающе раскрывается в финале.

Логичным продолжением истории “Лета” будет постепенное обретение статуса культового фильма, а также несколько вполне заслуженных наград российского профессионального сообщества (пока проявляющего солидарность с режиссером только на словах) — “Ника” или “Золотой орел”. За выдающиеся актерские работы, талантливую камеру оператора последних картин Никиты Михалкова Влада Опельянца, смело смикшированную музыку и жизнеутверждающее художественное решение. В конечном итоге за тот подробно и с любовью воссозданный мир, который давно канул в Лету.

pepel@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...