Не верили и другим запрещали

За день до войны солдаты Гитлера приходили в приграничный сельский клуб на танцы

За день до войны солдаты Гитлера, переодевшись в гражданское, приходили в приграничный сельский клуб на танцы


В АВГУСТЕ 1939 года между СССР и Германией был подписан договор о ненападении сроком на 10 лет. Он известен как пакт Молотова — Риббентропа. Историки утверждают, что Сталин и его ближайшее окружение восприняли это событие как величайший успех своей внешней политики. Поэтому Сталин до конца надеялся, что Гитлер не начнет войну летом 1941-го. И это была его большая ошибка, стоившая огромных страданий советскому народу.



Но есть и другое мнение: Сталин, дескать, был дальновидным политиком и руководителем. Он понимал, что военное столкновение с Германией неизбежно, но старался подольше оттянуть этот момент, поскольку считал, что страна к войне еще не готова. 

За день до начала войны состоялось совещание, на котором обсуждались намерения Германии напасть на Советский Союз. Выслушав приглашенных на совещание военных, настаивающих на немедленном издании директивы о приведении войск всех пограничных округов в полную боевую готовность, Сталин возразил: «Такую директиву давать преждевременно. Может быть, вопрос еще уладится мирным путем. Войска пограничных округов не должны поддаваться ни на какие провокации, дабы не вызвать осложнений». 

Острой и негативной была реакция Сталина на некоторые агентурные донесения. На сообщение военного атташе во Франции Суслопарова о том, что нападение запланировано на 22 июня, вождь заявил: эта информация является английской провокацией. И предложил выяснить, кто ее автор, и наказать его. Немало и других подобных примеров. Одна из резолюций Лаврентия Берии гласит: «Секретных сотрудников «Ястреба», «Верного», «Кармен» за систематическую дезинформацию стереть в лагерную пыль… Остальных строго предупредить».

Берия в записке Сталину от 21 июня 1941 года писал: «Я вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который все еще бомбит меня «дезой» о будто бы готовящейся Гитлером войне с Советским Союзом. Он заявил, что война начнется завтра».

О реакции руководства страны на сообщения военной разведки свидетельствует и заявление ТАСС от 14 июня 1941 года. В нем говорилось: «Распространяемые зарубежные негативные слухи о приближающемся нападении Германии на Советский Союз не имеют никаких оснований, так как и Советский Союз, и Германия непреклонно соблюдают советско-германский пакт о ненападении. По мнению русских кругов, слух о плане Берлина разорвать договор и начать войну с СССР лишены всякой почвы…»

В условиях, когда Германия и Советский Союз стянули к границе многочисленные войска, мир висел на волоске. Сталин опасался, что боевые действия могут начаться в результате нелепой случайности или провокации. Этим, вероятно, и объясняются его возражения «не поддаваться на провокации». 

ЧТОБЫ запутать обстановку, немецкое правительство развернуло целую кампанию по дезинформации, которую возглавил сам министр пропаганды Геббельс. Она, кроме соответствующей идеологической обработки, предполагала регулярные разведывательные полеты над СССР. Только с 27 января 1939 года по 10 июня 1941 воздушная граница нашей страны нарушалась немецкими самолетами более трехсот раз. Незадолго до нападения под предлогом поиска могил немецких солдат, погибших в годы Первой мировой войны, на советской территории действовали 60 разведывательных и диверсионных групп вермахта. Им ставилась задача разведки военных и государственных объектов, дислокации и боевого состава воинских частей, мест проживания командиров РККА. С началом военных действий в их обязанность входило уничтожение командиров, совершение диверсий, нарушение связи, создание паники среди гражданского населения. 

Для ведения воздушной разведки немецкое командование пользовалось «Конвенцией о порядке урегулирования инцидентов и конфликтов на государственной границе между Советским Союзом и Германией». Согласно ей, в случае нарушения границы назначалось расследование. Если установлено, что перелет границы считается неумышленным (потеря ориентировки, поломка, некоторые другие случаи), то летчик возвращался на родину. Этим сполна пользовались немцы. Руководство погранвойск докладывало, что конвенция делает Красную Армию пассивным наблюдателем, но их заявления остались без внимания. 

Весной 1941 года, когда сообщений о концентрации немецких войск в Польше стало особенно много, Сталин обратился лично к Гитлеру, сообщив ему, что нас это удивляет и создается впечатление, что Германия собирается воевать против СССР. В ответ Гитлер прислал Сталину письмо, в котором писал, что намерен строго соблюдать заключенный пакт, в чем ручается «своей честью главы государства».

ЖИТЕЛИ многих белорусских приграничных населенных пунктов привыкли к постоянным полетам немецких самолетов над их головами и считали это обычным явлением.

Свислочанке Любови Майер в начале войны было 8 лет. Жила она тогда в деревне Кватеры ныне Берестовицкого района. Женщина вспоминает:

— 22 июня дядя взял меня на рыбалку. Вышли рано утром. В небе показались самолеты. Дядя сказал, что это немецкие. Но мысли о войне не было. Их самолеты летали здесь довольно часто, иногда даже сбрасывали листовки. В тот раз я тоже видела, как от самолетов отделились и полетели вниз какие-то предметы, похожие на карандаши. Хотела бежать и взять их, но дядя придержал: далеко, дескать. И вдруг неожиданно послышались взрывы. Тогда мы и поняли, что это за «карандаши». Фашисты бомбили рядом располагавшийся аэродром. Ни один советский самолет не поднялся тогда в небо. От аэродрома к деревне бежали рабочие, строившие его. И мы тоже спрятались в каком-то сарае. Когда бомбежка закончилась, мы вылезли из укрытий. Многие строители тогда погибли, а из жителей деревни парня одного убили и девочку в крайнем от аэродрома доме. Переждали ночь в соседней деревне, думали, опять немцы бомбить будут. Но не бомбили. Да и что там было уже бомбить! Мы вернулись в деревню и долго прятались в погребах.

Мой знакомый, бывший председатель одного из сельхозпредприятий Гродненского района, рассказал, что накануне войны немецкие солдаты часто переправлялись через реку и приходили на танцы в местный клуб. Правда, не в военной, а в гражданской одежде. Многие догадывались, откуда они пришли, но не трогали их. Во-первых, был приказ не провоцировать Германию. Во-вторых, нам настойчиво вдалбливали, что Германия не враг нам, а союзник и друг. 

НАКАНУНЕ войны в Гродно и его окрестностях располагалась 3-я общевойсковая армия генерал-лейтенанта Василия Кузнецова. Он имел высшее военное образование, боевой опыт и считался квалифицированным военным. Но, к сожалению, генерал не проявил своих лучших командирских качеств как в мирное время, так и в первые дни войны. Кузнецов сам не верил в то, что Германия нападет на Советский Союз, и не допускал этой мысли у своих подчиненных. Когда же 21 июня командир одного из полков вывел свое подразделение с места расположения и развернул его вдоль границы, командарм сделал ему выговор, сказав, что тот неправильно понимает нынешнюю ситуацию. Дескать, никакой войны не будет. Он также запретил солдатам выдавать каски, и только после того, как командир полка убедил Кузнецова, что завтра будет строевой смотр, командарм смилостивился. По сути, полк оказался единственным подразделением, встретившим немцев огнем. 

Другой пример. 19 июня начальник штаба танковой дивизии подполковник Каланчук обратился с просьбой к начальнику штаба армии Кондратьеву пополнить боекомплект танков хотя бы на 50 процентов. Но получил категорический отказ. Начштаба заявил, что с такими вопросами вообще запрещено обращаться. Как видно, зачастую боеспособность армии подрывалась самими командирами из-за боязни принимать самостоятельные решения после прошедшей накануне в армии чистки. 

В БЕСЕДЕ с Черчиллем в августе 1942 года, когда речь зашла о внезапности нападения Германии на Советский Союз, Сталин пояснил: «Мне не нужно было никаких предупреждений. Я знал, что война скоро начнется, но я думал, что мне удастся выиграть месяцев шесть или около этого, а там зима. Открывать боевые действия, глядя на зиму, Гитлер не станет». Вот почему было запрещено поддаваться на провокации, проводимые немцами на границе, развертывать войска Красной Армии в приграничной полосе, вести борьбу с нарушителями воздушного пространства.

gennadijj-gil@rambler.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?