Минск
+6 oC
USD: 2.2
EUR: 2.38

Какими критериями в Германии определяется качество молока

Не важно, какого «цвета» молоко...

После посещения в земле Бранденбург этой лаборатории белорусские аграрии поняли: у белого золота здесь только одна проба


Вечером, когда мы ужинали в ресторане берлинского отеля «Леонардо», меня окликнула Татьяна Белян, директор добрушского ОАО «Завидовское». Было заметно, что компания ее коллег за столиком что-то активно обсуждала. Татьяна Викторовна показала на смартфон: 

— Вот видите — мы в Германии, далеко от нашего района, а я сижу в центре Берлина и наблюдаю за вечерней дойкой в своем хозяйстве…

— Ну и как надои?

— Где-то 17 килограммов от коровы. Молодцы, планку держат, и мне спокойно…

Участники европейского семинара из Могилевской области во главе с заместителем начальника управления сельского хозяйства и продовольствия Кировского райисполкома Иваном Грищенко (пятый справа).

Когда назавтра группа участников семинара «Европейские стандарты в сельском хозяйстве» приехала в Союз по контролю качества молока и кормов земли Бранденбург, я заметил, что спокойствие директора сменилось на откровенное любопытство. И не только у нее — почти у каждого, кто занимается производством драйвера экономической стабильности АПК — белого золота, как еще называют у нас молоко. Случилось это в лаборатории, где немецкие коллеги очень подробно и квалифицированно объясняли нам, какими критериями у них определяется качество молока…


В лаборатории по контролю качества молока и кормов земли Бранденбург.


Репутация здесь — не пустые слова. В Европе вообще, а у немцев особенно. У немецкого сельхозпроизводителя она зависит от того, что он производит. И ни от чего больше. Сколько бы раз поставщик молока ни приезжал на завод, какие бы подарки и схемы ни сулил, кто бы из здешнего руководства ни числился в его одноклассниках и даже родственниках, на молоке этого не написано. Оно или проходит по предъявляемым требованиям, или нет. Исследуемое молоко вообще анонимное, на колбе стоит только номер. Все. Хотя нет — не все. Главное. Когда, в редких случаях, показатели проверки в лаборатории выходят за пределы допустимых, тогда тайное становится явным и хозяин брака это запомнит надолго. И его запомнят. Скажем, если предприятие предложило на исследование молоко с повышенным содержанием микробов. 100 тысяч — это Рубикон! Выше на единицу, стало быть, вся партия продукции утилизируется, с производителя потом снимают проценты, за очистку танков тоже платит он. На исправление антисанитарии, а это самый что ни на есть человеческий фактор, дается неделя. Все это время хозяин сам решает, куда девать надоенное молоко, — ни одно заведение его ни за что не примет. А через семь дней — снова в лабораторию на анализ: насколько исправлена ситуация. По соматике — та же картина. Если в молоке свыше 400 тысяч соматических клеток, оно выливается и репутация снова нуждается в восстановлении.

О работе Союза по контролю качества молока и кормов земли Бранденбург рассказывает белорусским аграриям доктор Хёффнер.

Доктор Хёффнер, заместитель директора Союза по контролю качества молока и кормов земли Бранденбург, поведал еще много интересного и поучительного. В чем-то мы находили схожесть с нашими подходами, в чем-то они сильно отличались. Из абсолютно непохожего любопытно вот что. Поголовье молочных коров (в отдельных землях и во всей Германии) за последние 30 лет целенаправленно сократилось, при этом продуктивность оставшихся значительно выросла. Скажем, если в 1995 году средний удой от коровы у бранденбургских животноводов был на уровне 4,3 тысячи килограммов, то в 2019-м — 9,7 тысячи. По стране у них сейчас 8907 килограммов. Самые отстающие производители молока — в Баварии: 8045. Комментируя слайды на эту тему и цифры, доктор Хёф­фнер спросил: «А как с этим у вас?» Ответ был сдержанным: «У нас, наоборот, требуют увеличения поголовья…»

Но вернемся к проверке качества молока. В каждой федеральной земле Германии есть такие союз и лаборатория. И везде они одинаково работают: независимо, нейтрально и самостоятельно. В Союз по контролю качества молока и кормов земли Бранденбург входят и производители этого продукта, и молочные заводы. Его лаборатория аккредитована с 1994-го, но каждый год необходимо подтверждать аккредитацию. Есть и международный сертификат. Еще один очень показательный факт, которым, кстати, особенно бравировали немецкие коллеги: они не получают прибыли…

Вся информация по итогам проверки поступает на предприятие или фермеру. Если соматика, белок и жир превышают норму, сообщают сразу по оперативным каналам. Обо всем остальном — по заранее оговоренным каналам. Инспекторы лаборатории для проверки могут выехать на место, при этом никто никому не сообщает, когда это произойдет. О том, что каждое молочное животное чипировано и в его паспорте есть отметки по итогам проверки, если исследовалась продукция конкретной коровы, я уже не говорю — такое и у нас уже не в диковинку.


Мы прошли в лаборатории всю цепочку проверки молока: действительно, процесс анонимен и прозрачен. И выполняется с присущей немцам педантичностью. Примерно так же здесь, только в других, разумеется, помещениях, исследуются пробы почвы, воды и кормов для животноводства. А четыре года назад стали проверять все, что перерабатывается на биогазовых установках. И выдавать рекомендации, какие компоненты оставить, какие убрать, чтобы продлить срок работы установки.

Да, по мнению участников европейского семинара, организованного Белорусским крестьянским советом, такие критерии качества добавили бы объективности в оценке работы и наших производителей молока. С одной оговоркой: исключительно нейтральная лаборатория — предел мечтаний честных и высокотехнологичных специалистов. Все ли у нас такие?..

И в заключение — о волнении, которое испытали многие причастные к производству молока участники семинара. Среди прочих вопросов к доктору Хёф­фнеру позвучал и такой, как сразу оказалось главный:

— Какая квалификация качества молока применяется у вас?

Ответ для многих после экскурсии и часового общения был очевиден. Он был таков:

— У нас одно качество — в норме должны быть все названные показатели. Ни первого сорта, ни экстры — только сам факт, принято молоко или нет. Если принято, его возьмут в любой стране Евросоюза, а цена будет зависеть уже от рынка.

Как там в китайской пословице? Не важно, какого цвета кошка, важно, чтобы она ловила мышей.

mikhovich@sb.by

Фото автора и Алексея СКАКУНА.

Минск — Варшава — Дольск — Познань — Берлин — Минск.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...