Не в сказку попали

Яркая эксцентрика и буффонада - отличительные черты премьеры "Дракон" в Современном художественном театре

Тонкую штучку предложил в своем Современном художественном театре его руководитель, неутомимый лицедей и подвижник театрального дела Владимир Ушаков. Взял да и поставил пьесу Евгения Шварца «Дракон», обозначив ее жанр как «не сказка». В роли Ланцелота зрителям предъявлен роскошный медийный фавн, солист группы DaVinci, телеведущий и путешественник Денис Дудинский. Пройдя свой жизненный путь до половины, проехав мир от Перу до Эфиопии, Денис, стало быть, решил подумать о душе. Как еще объяснить его тягу к Мельпомене? И участвует он в эксперименте добросовестно, усердно. Но нет ничего сложнее в театре и кино, чем играть положительного героя. В любом случае театральный дебют — это красиво. Компанию Дудинскому составили Анастасия Ушакова, Виталий Новиков, Павел Чернов, Сергей Толстиков и Юрий Зинченко.



Актеры в «Драконе» явно получают удовольствие от своего хулиганства, Ушаков увлеченно жонглирует приемами «актуальной режиссуры». В каких–то особо размашистых сценах с воинственной хореографией и громкой музыкой веет ранним Виктюком. Мы вжимаемся в кресло: жизнь проносится перед глазами. Поединок состоится в любую погоду!

Главный сюрприз «Дракона» в том, что разговорчивое чудище, не любившее цыган, играет женщина, прекрасная актриса СХТ Виолетта Сарвирова. Тут же возникают неизбежные коннотации: что режиссер имеет в виду? Дьявол разговаривает с нами через женщину? Сарвирова хороша и обольстительна в этой роли. Если заводят сегодня пресыщенные горожане поросят, енотов и удавов у себя в квартире, то и такой дракоша мог бы жить на балконе. Эти гендерные игры, конечно, не новы. В недавних «Трех сестрах» Константина Богомолова в МХТ барона Тузенбаха играет Дарья Мороз. Важно, чтобы было что–то еще, кроме модного приема. Внутреннее наполнение, а оно тут есть. Кстати, можно вспомнить, что именно в спектакле «Дракон» Богомолова Олег Табаков, с которым Владимира Ушакова связывали хорошие партнерские отношения, сыграл свою последнюю роль — Бургомистра.

Звезды Нового драматического театра — Сергей Толстиков и Павел Чернов щедро украшают спектакль своей витальной органикой. Толстиков предстает в роли кота Машеньки. «Да, я кот, но люди иногда так невнимательны, — сетует в спектакле бедный Машенька. — Хозяева мои до сих пор удивляются, что я еще ни разу не окотился. Говорят: что же это ты, Машенька? Милые люди, бедные люди!» Павел Чернов хлестко и азартно играет представителя золотой молодежи — сына Бургомистра Генриха.

В мозолистых режиссерских руках Владимира Ушакова «Дракон» превратился в памфлет. Тут много черного юмора и гротеска. Временами это чистый фарс, и в такие мгновения мудрая интонация Евгения Шварца оказывается заглушенной яркими попсовыми приемами. Они в современном спектакле, конечно, тоже должны быть. К тексту артисты отнеслись не без вольностей, но дух и буква Шварца, по большому счету, все–таки сохранены. Зал в какие‑то моменты просто падает от хохота. Есть и серьезные трагикомические сцены, подлинный лиризм. Заметно, например, что Виталий Новиков вложил в свою роль Бургомистра много личного житейского опыта.

Ощущение праздника и четко выраженной режиссерской идеи в этом премьерном «Драконе» есть. Буффонада, актерское шутовство, иногда переходящее в откровенное паясничанье, роднит его со средневековым площадным театром. Паяцам и лицедеям можно все, они же как дети. Сквозь мимику артистов СХТ просвечивают лукавые улыбки скоморохов, участников ярмарочных балаганов и батлеечных представлений давно минувших дней.

Добрый зритель в 9–м ряду.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...