Сельская газета

Не тот лес, который круглый, а тот, что высокой добавленной стоимостью

Заместитель председателя «Беллесбумпрома» Геннадий Диковицкий о глубокой переработке леса, его экспорте и ценных породах древесины

СЕГОДНЯ в лесхозах достаточно высокопроизводительной техники, в том числе форвардеров и харвестеров отечественного производства, чтобы быстро заготавливать древесину. Это, конечно, хорошо, но еще лучше и намного более выгоднее добавить ей по максимуму стоимости и извлечь максимум прибыли. Извлекаем. Например, за январь—сентябрь объем производства только мебельной продукции составил 696,3 миллиона рублей. Треть этой суммы приходится на предприятия концерна «Беллесбумпром», который вообще большую часть продукции отгружает на экспорт.

О дальнейших перспективах развития лесной переработки — в беседе корреспондента «СГ» с заместителем председателя концерна Геннадием ДИКОВИЦКИМ.

— Геннадий Николаевич, на прошедших недавно годовых торгах на Белорусской универсальной товарной бирже объем продаж древесины в натуральном выражении увеличился почти на четверть, рост в денежном порядке 15 процентов. Таким образом, нынешние торги стали крупнейшими в истории биржи. С чем это связано?

— Да, действительно так, и мы считаем, что это очень хорошая тенденция – имеющееся в стране древесное сырье будет переработано отечественными предприятиями. Они произведут продукцию с высокой добавленной стоимостью и реализуют ее на выгодных условиях как на внутреннем рынке, так и за рубежом.

Как вы знаете, государством с 2018 года установлен запрет без исключений на экспорт необработанной древесины, так называемого круглого леса. Соответственно, объем продажи этого сырья на внутреннем рынке вырастет. Мы ожидаем прирост порядка двух миллионов кубометров.

Для того чтобы расширить возможности переработчиков по закупке сырья на биржевых торгах, снижен порог допуска по объемам. В 2017-м к годовым торгам допускали предприятия, которые перерабатывали не менее 10 тысяч кубометров лесоматериалов для оцилиндровки, на 2018-й этот порог всего тысяча. Разукрупнены лоты выставленной на продажу древесины, в одном разрешено покупать по 15—20 тысяч кубометров, тогда как ранее минимум составлял 48 тысяч кубов. Таким образом, в торгах может участвовать большее количество покупателей.

— Предприятия покупают сырье по одинаковой цене или она разнится?

— Концерн не устанавливает цен на сырье, они складываются на биржевых торгах за счет свободной конкуренции. С применением метода понижения начальной цены выставляется лишь часть сортаментов, таких как фанерное бревно, балансы и сырье технологическое. Это позволяет предприятиям, использующим указанное сырье по прямому назначению – производство фанеры, древесно-стружечных плит, целлюлозы, — максимально загрузить свои мощности.

— Какие меры принимаются для увеличения глубины переработки древесины и какой суммарный ее объем на ключевых предприятиях?

— Добавленная стоимость должна образовываться здесь, у местных производителей. Именно поэтому созданы дополнительные перерабатывающие мощности, в том числе с иностранным капиталом, как в системе концерна, так и зарубежными частными компаниями. Это современные высокотехнологичные заводы, которые выпускают широкий ассортимент востребованной древесной продукции. Суммарный объем переработки древесины этих производств в 2016 году 9,3 миллиона кубометров, в прошлом эта цифра уже приблизилась к 10,8 миллиона.

Помимо крупных переработчиков, в стране много мелких предприятий, которые также наращивают свои объемы. В прошлом году внутри страны всего переработано более 11,2 миллиона кубометров. Это очень хорошая тенденция. Еще один важнейший положительный момент – рост экспорта. По предприятиям концерна за 11 месяцев прошлого года рост поставок на зарубежные рынки составил 142,4 процента к аналогичному периоду 2016-го. Экспортировано продукции деревообработки на 384,3 миллиона долларов, тогда как годом ранее было выручено 269,8 миллиона.

— Удается ли местным производителям зарабатывать на древесине? Насколько выгодно экспортировать готовые изделия, а не полуфабрикаты? Ведь в первом случае нужно тратить больше времени, вкладывать инвестиции, осваивать новые технологии.

— Простая математика для примера. На производство одного кубометра ДСП нужно 1,65 кубометра древесины. Такое ее количество в сыром виде продается за 49,5 условной единицы. А выручка за кубометр плиты — 170 условных единиц. Для тонны хвойной сульфатной целлюлозы нужно 5,5 плотного кубометра древесины — сосновых балансов. В сыром виде такой их объем стоит 220 долларов. При переработке их в тонну целлюлозы получаем тысячу долларов. Такой объем добавленной стоимости не только экономика предприятия, это еще налоговые платежи, хорошо оплачиваемые рабочие места.

При производстве ДСП рентабельность складывается на уровне 30—36 процентов, целлюлозы — от 20 процентов и выше. На ее уровень влияет многое, но основа, конечно, это сырье и энергоресурсы. Как правило, эти позиции наиболее затратные в производстве.

— А сколько можно заработать на ценных породах древесины, если перерабатывать их не в доску, а в мебель, и как лицензирование их экспорта повлияло на работу мебельных фабрик?

— Если дуб переработать не в доску, а в мебель, на кубометре мы получим до нескольких тысяч долларов прибыли. Лицензирование экспорта лесоматериалов обработанных твердолиственных пород с таможенной территории Евразийского экономического союза вызвано образовавшимся дефицитом такой древесины. Объемы ее заготовки в стране невелики. Например, из всех имеющихся в лесах ресурсов дуба можно в год получить лишь 50 тысяч кубов пиловочника для переработки, в то время как годовая потребность только ЗАО «Молодечномебель» в нем составляет 15—20 тысяч кубометров. А это далеко не единственная в Беларуси фабрика, специализирующаяся на производстве мебели из массива дуба.

Поэтому вывоз за рубеж сырья дуба в виде черновой мебельной заготовки был, конечно, неправильным. Предприятия, которым требовался этот продукт, были вынуждены искать его на зарубежных рынках. Теперь главным критерием для получения лицензии определена глубина переработки. Заявители, которые ее обеспечивают, без проблем получают от концерна «Беллесбумпром» согласование. Черновую мебельную заготовку в основном начали закупать белорусские предприятия по ценам, выгодным для обеих сторон.

— Аналогичные меры приняты и по лицензированию экспорта макулатуры. Что это дало нашим переработчикам?

— Ограничительные меры по ее вывозу применяются с мая 2016 года и позволили улучшить обеспеченность макулатурным сырьем целлюлозно-бумажных предприятий. В частности, по предприятиям концерна «Беллесбумпром» загрузка производственных мощностей увеличилась с 50 процентов до 70. Это позволило за январь—ноябрь дополнительно выпустить продукции почти на 30 миллионов рублей. Так что принятые меры показали свою эффективность.

— Геннадий Николаевич, сделайте прогноз, какова будет потребность внутреннего рынка в древесине в этом году? Она увеличится или, наоборот, упадет и достаточно ли перерабатывающего ресурса?

— Потребность в древесине на внутреннем рынке будет расти. В 2018 году все модернизированные перерабатывающие предприятия выйдут на полную загрузку мощностей. Только предприятиям концерна потребуется около 5,3 миллиона кубометров деловой древесины. При этом дефицита сырья, по оценкам специалистов, не будет, поскольку в стране в 2018-м и последующих годах будет заготавливаться более 14 миллионов кубометров деловой древесины.

Исключение здесь может составить лишь фанерное сырье. Производителям фанеры потребуется 1,1 миллиона кубометров фанерного бревна. При этом всеми лесофондодержателями в этом году планируется заготовить не более 985 тысяч кубометров. Поэтому, возможно, какую-то часть придется импортировать. Скорее всего, из Российской Федерации.

— Спасибо за интервью.

kovalev@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сафонов Анатолий
Самое интересное то, что будучи акционером бумажной фабрики "Спартак" я так и ни разу не узнал, что такое дивиденды...
Александр,54,Бобруйск
Только цифры и больше ничего,только сухие цифры---предприятиям потребуется 5,3 млн.кубометров древесины,а заготовлено будет более 14-и млн.,из которых ещё 1,1 млн. кубометров на фанеру,в остатке ещё около 7-и млн.кубометров!7 Так а куда эти 7 млн. пойдут,как не на экспорт!? Есть ещё свои потребители,назовите же!?
Сафонов Анатолий
Самое интересное то, что будучи акционером бумажной фабрики "Спартак" я так и ни разу не узнал, что такое дивиденды...
алекс, 69, ес
...их оставалось только двое на безымянной высоте..(Алекс из Бобруйска и Толик Сафонов)
как много их друзей леспрома ..лежать осталось в тишине..
..у незнакомого поселка.. на безымянной высоте !
7 кубов понимаш!берите выше сподары! В Европе  делового леса уже нема! И судя по всему не скоро предвидится.
Кошмарик, 50, Минск
Такой прекрасный пи-ар. Молодцы. Вот всем бы госорганам таких пиарщиков, как у Беллесбумпрома. Вот, например, товарищ с пафосом говорит о "чтобы расширить возможности переработчиков по закупке сырья на биржевых торгах, снижен порог допуска по объемам". Типа это они сделали. Но молчит о том, что именно концерн поставил такие пороги, чтобы ипэшники не могли у него древесину отобрать. Ведь лесхозам выгоднее отдать лес коммерсанту и получить по предоплате деньги, а не продавать за бесценок концерну и по пять лет выбивать долги. Аргументы о выгодах глубокой переработки вообще классные. Типа, на одной плите ДСП выгода 100 долларов, на тонне целлюлозы - 800! Але, гражданин, почему тогда рентабельность у вас всего 20-30 процентов? Ах, затраты... Так может стране выгоднее за твердую валюту бревна в развитые страны отгружать. Там дефицит сейчас и влет все уходит по сладким валютным ценам. Кстати, о валюте. Вот интересно, эти 400 млн долларов экспортных поставок Беллесбумпрома, это реально перечисленные в Беларусь баксы или цифры на накладных по отгрузке диллерам? А то, что-то мне не дают покоя воспоминания о победных реляциях о "разгрузке" складов Атланта, Горизонта, МТЗ и МАЗа...  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?