Не только кулик свое болото хвалит...

В середине 1966 года я предложила для «Сельской газеты» новую рубрику. Назвала ее «Открытая книга природы». И вела ее 27 лет! Здесь печатались и серьезные материалы по экологии, и зарисовки о любителях природы, и заметки о происшествиях, а также интересные снимки... Конечно же, у меня сложился собирательный образ человека, по-рыцарски защищающего тот уголок земли, где он давно живет. Об одном таком рыцаре и певце природы я поведала читателям нашей газеты 30 лет назад. Перескажу и нынешним. Пусть на дворе другой век и другое тысячелетие с его сумасшедшими темпами, но есть и вечные ценности. И среди них — наш общий природный дом.

Общественная защита проектов мелиорации с учетом «за» и «против» сельчан не помешает и сегодня.

В середине 1966 года я предложила для «Сельской газеты» новую рубрику. Назвала ее «Открытая книга природы». И вела ее 27 лет! Здесь печатались и серьезные материалы по экологии, и зарисовки о любителях природы, и заметки о происшествиях, а также интересные снимки... Конечно же, у меня сложился собирательный образ человека, по-рыцарски защищающего тот уголок земли, где он давно живет. Об одном таком рыцаре и певце природы я поведала читателям нашей газеты 30 лет назад. Перескажу и нынешним. Пусть на дворе другой век и другое тысячелетие с его сумасшедшими темпами, но есть и вечные ценности. И среди них — наш общий природный дом.

...Как-то довелось писать об удивительном человеке — леснике Федоре Дигалеве из Быховского района.

Долгая у него была трудовая жизнь. Даже на 74-м году не мог расстаться с лесом.

...Началось наше знакомство с ним вот как. В редакцию «Сельской газеты» Дигалев, помнится, прислал целый трактат о мелиораторах. Я ответила — и получила от Дигалева второе послание: «В наших местах мелиорация ничего хорошего не дала — у нас особых болот и топей не было. Ну, стоял рядом с лесом кустарник — ольха, крушина, смородина, малина — богатство для пчел. «Погоняли» канавы, заложили дренаж — не только на низких местах, а и на возвышенных. И так землю осушили, что ужас. Лес сохнет. На бывших моховых болотах не стало птиц. До единого куста сняли — негде связать веник. А я помню, как все это давало влагу рекам, такие теплые воспарения были!»

И продолжил: «У нас детям негде было искупаться. А так как я являюсь общественным инспектором по охране природы, я с большим трудом организовал технику и сделал рядом с лесом водоем. Пусть небольшой, но все купаются, и взрослые, и дети ловят карасей. Это единственное у нас место, где можно народу отдохнуть. Красиво тут: с одной стороны березовая роща, с другой — сосновый лес. Приезжал кинорежиссер, фотографировал лес, меня, аиста, цаплю. Сделали на телевидении документальный фильм, его уже три раза показывали. Водоем я содержу в культурном состоянии».

...А вот уже картинка нашей с ним встречи. Надев на случай дождя кирзовые сапоги, Федор Афанасьевич Дигалев ведет меня показать свой водоемчик. Чтоб похвалиться и погордиться.

Пруд огорожен. На его берегах кудрявятся молодые деревца. У дальней кромки, где подступает стена леса, видны сиреневые цветы кипрея. Пруд не был пустынным в предвечерний час: здесь рыбачили двое парней — шефы с бобруйского завода. Рядом на траве лежало «серебро» улова. Вдруг на удочку попала... лягушка.

— Осторожно сними ее с крючка! — стал командовать парню лесник. — Осторожно — и в воду! Их на свете мало осталось.

Парень в точности выполнил «распоряжения».

— Ну вот, смотрите, — сказал лесник, опустив ладони на жердочку ограды, — на месте водоема было когда-то природное болотце. Еще и сейчас там, в середине, бьет родничок. Не мешало бы подкачать свежей. Но как и откуда? Рядом, видите, подготовлено «ложе» для пруда-спутника. Углубить бы да заполнить водой — опять проблемы большие. Мне одному их не осилить. Ни техники, ни помощников...

— Ай, что там за водоем! — скептически заметил тогда главный инженер здешней ПМК мелиорации. — Обыкновенная копань... Мелиорация гораздо лучшие делает!

Да кто же в этом сомневается? Около тысячи водоемов построили мелиораторы к 1980 году в нашей республике. Есть очень большие, волны ходят, как на море. Инженерной культурой, красотой — всем взяли. Но ведь этот уголок обойден вниманием. Воду, что когда-то мелиораторы откачали у реки Мокрянки при осушении ее поймы, они до сих пор не вернули. И лесник Дигалев об этом «должке» помнит. Он все надеялся, что малая речка свое получит при осуществлении нового мелиоративного проекта. Сделают, думал, на Мокрянке плотину и пруд, собирающий по весне талые воды, и вздохнет свободней речушка. Между прочим, не абы какая — приток Днепра. Но мелиораторы этих надежд дигалевских не оправдали.

«Ничего в природе не тронь!» — этот лозунг в наш век не подходит. Мелиоративные работы будут продолжаться.

Но разве в сплаве специальных наставлений лишним был бы «голос» нашего лесника-ветерана, других истинных любителей природы?

Во время той давней командировки в Быховский район я особо обсуждала с преобразователями вопрос о необходимости устраивать общественную защиту проектов мелиорации прямо в тех хозяйствах, где они будут осуществляться. С учетом «за» и «против» многих сельчан, которые живут в этой природе, пользуются ее благами. И которым не все равно, что будет с окружающим миром...

«Да, — подытожила я тогда важную тему, — мелиорация для хозяйств бесплатна. Вроде подарка от государства? Так за подарок  не взыскивают?.. Нет, это — особый, золотой вклад государства! И с точки зрения экономики — улучшить землю-кормилицу и с точки зрения социальной — отыскать новые резервы общественной активности».

И на ближайшие годы есть в Беларуси программа по мелиорации. Учитываются, конечно, особенности нынешней экономики. Послужит эта программа и приросту урожая, и обустройству территорий для создания агрогородков, и открытию привлекательных туристических маршрутов.

А знаете ли вы, что десятка полтора болот, осушенных когда-то, решено... повторно заболотить в Беларуси.

Если перестарался человек с их осушкой — ошибки свои признавай!

Если нужны эти болота ради пейзажей и экологии — восстанови их!

Такого еще не было в мировой практике.

Белорусский опыт по восстановлению отдельных болот, уверена, будет поучительным и для других стран, где тоже перестарались.

Архивариус Ленина ШУМАН, журналист-ветеран «Белорусской нивы»

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?