Не свое – не жалко

Государственная забота о доступности жилья порой оборачивается проблемой содержания казенных квадратных метров

В НАШЕМ обиходе появилось новое слово — социальщики. Так в просторечье называют семьи, получающие бесплатное жилье, именуемое социальным. За последние годы государство много сделало для поддержки малообеспеченных и незащищенных граждан — молодежи, вышедшей из детдомовских стен, одиноких матерей, инвалидов, тех, кто много лет ютился в бараках. В каждом районе для этой категории построены квартиры и целые дома. 



МАСШТАБЫ строительства видны невооруженным взглядом. Как и то, во что превращается льготная жилплощадь буквально через год-два. Казалось бы, государство, помогающее людям, оказавшимся в тяжелой ситуации, вправе рассчитывать и на ответное бережное отношение к предоставленным местам проживания, но, увы, некоторые новостройки, сданные под ключ совсем недавно, уже необходимо приводить в порядок.

Оставим на совести тех, кто использует новое слово с негативным оттенком, но отношение к бесплатному благу действительно становится проблемой. На Брестчине даже придумали необычный способ борьбы с ней: вместе с вручением ключей новоселам арендного и социального жилья приводят примеры разрисованных подъездов, загаженных тамбуров, лестничных площадок и прочего вандализма. В назидание, что так делать нельзя. 

В Минской области самый большой жилой фонд социального пользования в Слуцке — 198 квартир. Первый дом (36 квартир) для малообеспеченных и отселенных из ветхого жилья граждан сдан в эксплуатацию в конце 2006 года и находится на улице Солигорской. Позже такое жилье появилось на Чехова, Зеленой, Борисовца. 

На Солигорской построен второй корпус — в нескольких минутах ходьбы от первого. Работники коммунальной службы постоянно наведываются туда, ведут профилактические беседы. Между тем только что вновь вкрученные лампочки исчезают с лестничных площадок за те несколько минут перехода от одного дома к другому. Проверено. Недавно кто-то из пневматического ружья расстрелял домофон в одном из подъездов. Жильцы в один голос оправдываются: не наши. Граффити на стенах, разбитые плафоны и оконные стекла, неубранные окурки и мусор… В этом винят посетителей винно-водочного отдела ближайшего магазина. Уличить самих проживающих очень трудно, как правило, никто ничего не видит и не слышит. Но уж за грязь в отдельных квартирах пенять некого. Как говорят работники ЖЭСа, «чистые там только бутылки». Но за это не выселяют.

Другое дело — просроченная задолженность по коммунальным платежам. Есть случаи, что не платят по три года. Два корпуса по Солигорской должны 49 миллионов рублей, дом по улице Зеленой — 26 миллионов, а жильцы сданного в конце прошлого года дома по улице Борисовца уже просрочили жировки на 22 миллиона рублей. На самых злостных юристы ЖКХ готовят документы на исполнение через суд. Несмотря на статус, который дал право на вселение в социальное жилье, должника могут и выселить с предоставлением помещения с худшими потребительскими качествами. Буквально в феврале одна из семей распрощалась с родными стенами.

В августе прошлого года в квартире, где живет многодетная семья, случился пожар. Тогда сотрудники МЧС обвинили филиал «Энергосбыта» за отключение электроэнергии из-за долга: мол, свеча, которую зажигали по вечерам, и стала причиной несчастного случая. Возможно, энергетики поспешили с мерами, но как-то воздействовать на неплательщиков надо? Квартира теперь пустует, жить в ней невозможно. Кто должен компенсировать нанесенный урон, определит суд. Но Жилищный кодекс трактует однозначно: собственники и наниматели должны обеспечивать сохранность жилых помещений и производить текущий ремонт.

Хоть это и не характерный случай, но лет так через десять «убитого» жилья станет больше и на бюджет лягут и затраты по приведению его в надлежащее состояние. 

В Солигорске три социальных дома. Заместитель генерального директора городского унитарного предприятия «ЖКХ «Комплекс» Михаил Куделко называет еще одну причину ненадлежащего состояния этого фонда. Оказывается, от двадцати до тридцати процентов квартир хозяева сдают в аренду. До вандализма в подъездах не доходит, но процентов десять жильцов постоянно устраивают пьянки и дебоши, нарушают правила пользования жилыми помещениями. Коммунальщики регулярно высылают предписания и предупреждения, специалисты ходят разбираться по протоколам из милиции. В месяц фиксируется 10—15 случаев нарушений, из них 3—4 — в домах социального пользования. Суд штрафует нарушителей порядка, другой вопрос, как потом с них взыскивать штрафы. 

На селе — пустующие многоквартирные дома, построенные тридцать-сорок лет назад, в аварийном состоянии, которые сейчас некому и не за что восстанавливать. В агрогородке Хотляны Узденского района, где недавно довелось побывать в командировке, такой дом стоит прямо на въезде. Без окон и дверей. Когда возводился свиноводческий комплекс «Белая Русь», в нем жили строители. После часть комнат отдали местному колхозу, а другая пустовала. Колхозную собственность довели до безобразного состояния, со временем хозяйству инфраструктура и вовсе оказалась не по силам, людей выселили, отопление и окна демонтировали и сложили на складе до лучших времен. Думали, столярка пригодится. Но желающих на далеко не старое здание так и не нашлось. 

В восьмидесятых, к слову, построили целый «город-спутник» деревни Хотляны. Администрация нынешнего агрокомплекса Слуцкого КХП все квартиры многоэтажной застройки продала своим работникам, осталась неприватизированной одна и два дома. Коттеджи, построенные в 2011—2014 годах, стараются тоже переоформить на жильцов. Хорошо, что 97-й Указ Президента позволяет это сделать. Льготный банковский кредит можно будет гасить 40 лет, остальную стоимость дома по договору купли-продажи с предприятием владелец будет выплачивать равными долями в течение 20 лет. Для небогатых сельских тружеников, считай, тоже социальное жилье. Но в личной собственности. 

В Могилевской области госконтроль год назад насчитал более тысячи жилых помещений, которые годами не меняют свой статус: их и не сносят, и не ремонтируют. А люди ждут в очередях. 

И еще один момент: уже давно назрела необходимость в избирательном подходе к предоставлению социального жилья. Ведь получивший его бесплатно неблагополучный, имеющий проблемы с законом гражданин вполне способен превратить квартиру в блатхату или наркопритон. 

СОЦИАЛЬЩИКИ есть и в богатых странах, а проблема крыши над головой для неимущих существует с древнейших времен. И надо признать, с тех пор человечество не так уж сильно продвинулось в данном вопросе. Только в XX веке на фоне стремительного роста населения право каждого на пригодный для жизни приют было зафиксировано в большинстве Конституций. 

Хорошо известен американский эксперимент по строительству в конце пятидесятых годов в городе Сент-Луис, штат Миссури, тридцати трех одиннадцатиэтажных домов в одном квартале с названием «Прюит-Игоу» — с рекреационными зелеными территориями вокруг, с небольшими, но уютными и хорошо оборудованными квартирами, с просторными площадями общего пользования. Туда переселили бедняков из трущоб. И скоро выяснилось, что в современном мире многие бедные вовсе не жертвы обстоятельств, а люди, которые не хотят работать, равно как и соблюдать нормы права и приличия. Среди более успешных людей они вольно или невольно подстраиваются под ход жизни вокруг, а в окружении подобных моментально превращаются в маргиналов. А комплекс превратился в криминальное государство, где насилие стало доблестью. Уже на пятый год его существования лишь 15 процентов жильцов вносили ту минимальную арендную плату, которая была необходима для предстоящего ремонта, вывоза мусора, поставок электричества и воды. Еще через пять лет количество платящих сократилось до двух процентов. 

Поэтому Прюит-Игоу приказал долго жить. Тридцать три одиннадцатиэтажки были взорваны, не просуществовав и двадцати лет. 

Сейчас в США нуждающимся выделяют жилье в тех местах, где они не оторваны от благополучной жизни и должны ей соответствовать. Малейшее нарушение общественного покоя, уклонение от оплаты коммунальных услуг или иные противоправные действия влекут выселение. Возводя очередную квартиру для малоимущих, параллельно закладывают в бюджет и средства на ее содержание, не очень-то надеясь на добропорядочность или платежеспособность жильцов. 

В России также существует проблема по договорам соцнайма. Вопрос, кто должен делать ремонт в муниципальной квартире, интересует как владельцев, так и снимающих у них квартиры. По закону, если жилье не приватизировано, то ремонтирует помещение владелец юридический — то есть муниципалитет. Но закон накладывает на владельца ответственность по соблюдению порядка и жилого состояния данного ему жилья. В случае отказа одной из сторон от обязательств назначается техническая экспертиза, и на основании ее заключения выносится решение, кому раскошелиться. 

Новые подходы в жилищном строительстве требуют и у нас нового опыта в эксплуатации жилья.

klimovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?