Сельская газета

Не себе - людям

Высшей наградой для председателя остается людская память

Сергей Лемещенко сделал колхоз очень богатым, а сам жил скромно и ни от кого не скрывал свою зарплату
Не только на Минщине – во всей Беларуси помнят Сергея Дмитриевича ЛЕМЕЩЕНКО. Он — из председательского корпуса 60–90-х годов прошлого столетия. Участник войны, Герой Социалистического Труда, орденоносец и великий по тем временам реформатор колхозного движения. Когда в свою авторскую рубрику я стала собирать материал о председателе слуцкого колхоза имени Кирова, оказалось: его не так и много. А человек-то знаменитый, заслуженный. Впрочем, нет лучше архивов, чем человеческая память — наследников, земляков, сослуживцев, односельчан.

Итак, каким – их глазами — был легендарный председатель Сергей Лемещенко? Что он сделал на Случчине и какую память о себе оставил?

Малая родина Сергея Дмитриевича — деревня Ручаевка Лоевского района. Датой рождения во всех источниках принято считать 29 декабря 1910-го, но на надгробном памятнике в деревне Огородники Слуцкого района указан 1907 год. Ситуацию прояснил сын Валерий Сергеевич, поделившись и другими воспоминаниями о легендарном отце.

– Не знаю почему, но отец решил «подмолодиться» на три года после войны, хотя в партбилете настоящая дата рождения была вписана. Он младший в семье из десяти детей. О себе мало что рассказывал. Вот даже я не знаю, как папа оказался после окончания Брагинского зоотехникума в 1935 году в Слуцком районе. Жил с мамой какое-то время в деревне, пока не построили дом в городе. С 1938 по 1941 год работал заместителем начальника отдела животноводства Слуцкого райземотдела. Принимал участие в Великой Отечественной войне, Победу встретил в Восточной Силезии. Вернулся домой, работал начальником отдела животноводства, главным зоотехником Слуцкой МТС.

В 1957 году ему присвоили звание заслуженного зоотехника БССР, а в 1959-м избрали председателем колхоза имени Кирова. Отца мы, трое детей, практически не видели, он все время находился на работе. Воспитывала нас мама Лидия Филипповна, она же и научила меня забивать гвозди и пилить дрова. Папа даже на школьные родительские собрания не приходил, но если серьезно согрешили в чем-то, то получали от него хороший нагоняй. Характер у отца жесткий, требовательный. После смерти мамы в 1992 году у него произошло падение сердечного ритма. Перенес сложную операцию, прожив после нее еще несколько лет. Умер 1 ноября 1998 года. Нет в живых и моего старшего брата Игоря. Сестра Таисия живет в Минске, я в Солигорске. У Таисии остались некоторые ордена отца.

Наград у Сергея Дмитриевича было много: орден Октябрьской Революции, три ордена Трудового Красного Знамени, медали и грамоты Верховного Совета БССР и СССР. Но Звезду Героя Социалистического Труда и орден Ленина, полученные в 1966 году, постигла та же участь, что и награды его друга Сергея Семеновича Полещука, о котором мы недавно писали.

Один и тот же человек, представившись журналистом и войдя в доверие к пожилому человеку и его внучке, сидевший даже за семейным столом, их украл. Комментировать это сложно, не хватает слов. Остается верить, что людская память — высшая награда, и сохранится она до тех пор, пока будут живы те, кому посчастливилось жить и работать рядом с Сергеем Дмитриевичем.

Лидия Егоровна Якимович, проработавшая 20 лет в колхозе имени Кирова главным зоотехником, вспоминает:

— Познакомилась с Сергеем Дмитриевичем в 1970 году, когда пришла в колхоз на практику. Сюда же вернулась и после окончания вуза. Лемещенко ушел на пенсию в апреле 1991-го. И знаете, потом всю жизнь сравнивала работу при нем и при его преемниках. Много сменилось руководителей, но такого умения руководить, подбирать кадры, отношения к людям и многих других качеств я больше ни у кого не видела. Требовательный, строгий, но очень человечный. На то время в хозяйстве работало около 800 человек. В одном только животноводстве более двухсот. К каждому находил подход. Очень уважал людей, особенно простых работников — доярок, полеводов, механизаторов… Трепетно относился к животноводам. Может, потому, что сам был заслуженным зоотехником БССР. Со специалистов спрашивал строго. Не скрою, и мне приходилось плакать.

Вот вам пример его отношения к работе. На мотоцикле я должна была объезжать пастбища. Казалось бы, все просмотрела внимательно, знаю, что, где и как. Да нет! Сергей Дмитриевич потом сажал меня в машину, проверяя мою работу вместе со мной. И кое-где находил на пастбищах осот. Или на ферме недостаток, приведет работника и лично покажет. Для председателя было все важно. Иногда повышал голос, но успокаивался быстро.

Уборка льна в колхозе имени Кирова

Правда, никогда не признавался открыто, что не прав, даже если такое случалось. Просто молчал, не извинялся. Это было особенностью его характера. Читал много литературы по различным сельхозотраслям, вникая во все нововведения. Специалисты на правление шли, как на экзамен. Хозяйство было очень сильное. Держали более 5 тысяч голов КРС, 1600 дойного стада, работала свиноводческая ферма. От коровы получали более 4 тонн молока, лидировали в районе по надоям и привесам. Урожайность картофеля составляла 350—400 центнеров с гектара. Большое внимание уделялось благоустройству.

Многие не понимали, почему председатель вкладывает большие средства и силы в строительство Дворца культуры в Козловичах, а не в новый сельхозобъект. Но такой уж был человек, видимо. Заботился не только о производстве, но и о быте колхозников. Возвели спортивный комплекс с бассейном, школу, детсад и другие объекты. Фотографий его осталось немного. Было большой проблемой сфотографировать Сергея Дмитриевича даже журналистам.

И еще хочу добавить, что, несмотря на свою должность, жил он более чем скромно. Если в колхоз приезжала иностранная делегация, показывал дома колхозников. Сам жил в Слуцке. Не забуду, как мы приезжали к нему домой, когда он уже ушел с должности и очень болел. Помню, что на стенах изнутри была побелка с добавлением колора, которая пачкала пальцы. Чистенько везде, аккуратно, но даже по нашим колхозным меркам бедно. Свои деньги он мог дать механизаторам, работавшим в поле сверхурочно, чтобы те пообедали, или покупал им что-нибудь. Сам же ничего не нажил. Дружил с Кузьмой Ивановичем Шаплыко, председателем колхоза «Рассвет» Любанского района. Наши хозяйства даже соревновались.

Евгений Сергеевич Живоглод в колхозе имени Кирова работал главным инженером:

— В хозяйство пришел в 1968 году. Сначала Лемещенко назначил меня заведующим мастерскими, сразу дал жилье и хорошую зарплату. Был он настоящим экспериментатором. Бросался на все новое, думая о том, как повысить эффективность производства. В колхозе создал два самостоятельных отделения — цеха. В каждом были своя земля, техника, работники и специалисты. Устраивал между нами соревнования. Так продолжалось 5 лет, но из-за определенных трудностей и нюансов эксперимент свернули. Дальше решили использовать новый способ обработки полей, так называемый ипатьевский метод. Всю колхозную технику и людей направляли на одно поле, готовили, засевали и перебрасывали на другое. Но и он не прижился.

С председателем проработал без малого 30 лет. Всякое было, и споры, и разногласия. Но он ценил хороших специалистов, никого не выгонял. Приезжал на работу очень рано, обходил пешком всю деревню и смотрел как хозяин, что нужно сделать. Большое внимание уделял строительству, хозспособом работала большая колхозная бригада. Фермы, склады, мастерские… И Центральная улица, и многие другие в Козловичах появились благодаря ему. А каштаны, посаженные при нем, цветут до сих пор. Помню, как он привез саженцы, отдельно создав питомник на тот случай, если что-то не приживется.

Неугомонный и уникальный человек. Интересная история была связана со строительством Дворца культуры на 500 мест. Сергей Дмитриевич лично поехал закупать югославские кресла в зрительный зал, но ему даже здание такого размера строить не разрешали. Тогда он поехал в Москву к Мазурову и добился разрешения.

Бывший главный экономист колхоза Галина Александровна Пикельник приехала с мужем в Козловичи в 1964 году:

— Лемещенко был моим руководителем 27 лет, пока не ушел на пенсию. Мой супруг Александр Дементьевич работал его заместителем. Могу уверенно назвать председателя инженером человеческих душ. Создал такой коллектив специалистов, что все работали на энтузиазме. За все время никого не наказал. Пробовал человека в разных видах деятельности: не получается на одной работе, перебросит на другую.

Больше, чем специалистов, ценил простых людей. Считал, что зарплата механизатора и доярки должна быть выше, чем у специалиста. Не ускользала от него ни одна цифра, я составляла очень подробные отчеты для его выступлений на планерках и собраниях колхозников. В открытую озвучивал, кто и сколько получает, даже свою зарплату называл перед колхозниками. Разве сейчас есть такое? Работая с бумагами и зачитавшись периодикой, засиживался в кабинете до 10—11 часов вечера. В хозяйстве было две председательские машины. На «Волге» он ездил на совещания в Минск, а обычную машину использовал только в хозяйстве. Бережно и экономно подходил к технике. Никогда не спишет трактор, пока не выжмет из него все что можно. Ремонтировать будут сто раз, заставит механизатора лучше обращаться с ним.

Хозяйство было очень богатым, но Сергей Дмитриевич не положил себе в карман колхозной копейки. Да, ездил в санатории, за границу, но путевки ему выделяли как участнику войны и Герою Соцтруда. Достигнув пенсионного возраста, отказался от пенсии, получал только зарплату. В его доме в Слуцке не было парового отопления, печь стояла. Не хотел, чтобы люди думали, будто он пользуется чем-то колхозным. Отопление провели, когда он ушел из колхоза и серьезно болел, да и то за свой счет. Спросите у любого человека, работавшего при нем, никто и никогда не скажет о Сергее Дмитриевиче ничего плохого, и забыть его нельзя.

Агрогородок Козловичи, ставший центром ОАО «Козловичи-Агро», которым руководит Сергей Пенязь, с момента ухода Сергея Лемещенко не потерял своей привлекательности. Не сдает позиции и само сельхозпредприятие. А в школьном краеведческом музее легендарному председателю Лемещенко отведено почетное место.

chasovitina@sb.by

Фото из архива школьного музея

Версия для печати
Надежда
Тогда все были такими председателями.  Компартия строго следила за чистотой своих рядов. Было чем пугать. Лишение партбилета- конец всей  карьере.  В середине 70 х произошла смена руководителей , у которых жить  богато и весело  стало нормой жизни. Ну а современные  начальники вообще страх потеряли.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости