Не просто живем, а развиваемся!

Президент посетил реконструированную Минскую ТЭЦ–3

Президент посетил реконструированную Минскую ТЭЦ–3


Ежедневно на лентах зарубежных агентств появляются новости о замораживании крупных инвестиционных проектов. Кризис больно ударил по банковской системе, кредитные потоки пересохли. Вкладывать собственные деньги в развитие производства владельцы частных компаний остерегаются. Нынче спокойнее предпочесть «синицу» личного благополучия...


А как у нас? Темп инвестиций в основной капитал остается высоким. Это, конечно, не повод для прямолинейных аналогий и выводов. Но тенденция прослеживается четко: в условиях мирового кризиса белорусская «регулируемая» экономика (в отличие от стран, где доминирует частная собственность) продолжает ускоренно модернизироваться. Все намеченные ранее крупные инвестиционные проекты выполняются. Напомню: на днях Президент посетил введенный в эксплуатацию Краснослободский рудник солигорского «Беларуськалия». Вчера он ознакомился с результатами еще одного капиталоемкого проекта — реконструкции Минской ТЭЦ–3, которая снабжает электроэнергией и теплом МАЗ, МТЗ, Минский моторный завод и десятки других крупных предприятий.


Переоснащение теплоэлектроцентрали, построенной в 50–е годы, обошлось в сумму, сопоставимую со стоимостью строительства Национальной библиотеки. «Но разница в том, что реконструкция ТЭЦ проводилась за собственные средства предприятия», — сделал акцент министр энергетики Александр Озерец.


Кстати, за счет собственных средств «Беларуськалия» разрабатывался и Краснослободский рудник. И в этом — много материала для размышлений серьезных экономистов. Кто бы сейчас смог гарантировать, что наши предприятия промышленности и энергетики продолжали бы направлять заработанную прибыль на развитие, будь они в частных руках? И это касается любой отрасли. Взять, например, производство цемента. Намеченные проекты по увеличению мощностей трех цементных заводов, как рассказал мне первый вице–премьер Владимир Семашко, оцениваются в 1,2 — 1,3 миллиарда долларов. Огромная по нынешним меркам сумма. Однако Владимир Ильич заверил: «Все, что намечено, будет выполнено. К 2011 году мы должны выйти на производство 9 — 9,5 миллиона тонн цемента в год. Это актуальная цель, учитывая планы по удвоению объемов строительства жилья».


Обращает на себя внимание и такая тенденция: даже в нынешних сложных условиях нашим предприятиям благодаря участию государства удается привлекать солидные кредиты. То есть процесс модернизации осуществляется не за счет налогоплательщиков, а за собственные и заемные средства. Владимир Семашко рассказал мне, что на модернизацию Минской ТЭЦ–2 и строительство парогазового энергоблока на Минской ТЭЦ–5 (работа над этими крупными инвестиционными проектами также идет строго по графику) удалось привлечь кредиты китайских банков. Речь о сотнях миллионов евро. Как будут возвращаться иностранные займы? Первый вице–премьер объяснил на примере Минской ТЭЦ–3: «На станциях, введенных в эксплуатацию в 60 — 70–х годах прошлого века, удельный расход топлива на выработку электроэнергии составлял до 370 граммов на 1 киловатт–час. А на Минской ТЭЦ–3 за счет применения современной парогазовой технологии этот показатель снизился до 168 граммов. Экономия в сжигании топлива — вот ресурс для погашения кредитов».


Кстати, вполне возможно, что модернизированные станции будут продавать электроэнергию не только на внутреннем рынке, но и зарабатывать на экспорте. По мнению Александра Озерца, решение о закрытии в этом году Игналинской АЭС в Литве делает актуальным экспорт белорусской электроэнергии в страны Балтии...


Президент внимательно ознакомился с работой реконструированной ТЭЦ–3. Выслушал мнение персонала. Было видно: специалистам приятно работать на новом оборудовании. «Это просто фантастика по сравнению с тем, что мы имели раньше, — не скрывает эмоций начальник смены цеха парогазовой установки Игорь Левин. — Здесь все автоматизировано. Действует аж 164 автоматические системы защиты».


Обратившись к представителям Правительства, Александр Лукашенко призвал, модернизируя любой объект, устанавливать сразу самое современное и надежное оборудование, избегая «промежуточных» этапов.


Министр энергетики поспешил заверить, что Минская ТЭЦ–3 в этом отношении — хороший пример. По словам Александра Озерца, технологические процессы, показатели эффективности использования топлива, себестоимость энергии — все на мировом уровне. Эта информация побудила Президента задать следующий резонный вопрос: «А почему не лучше мирового уровня? Ведь у нас же ниже, чем в Европе, стоимость газа, зарплаты. Почему же тогда, расходуя одинаковое количество топлива, мы не имеем более низкой себестоимости энергии?»


Ясного объяснения, почему себестоимость одного киловатт–часа на Минской ТЭЦ–3 составляет 3,9 цента, а не ниже, не последовало. Президент поручил представителям Администрации внимательно проанализировать этот вопрос.


Проблема снижения себестоимости очень актуальна. И не только для энергетической отрасли. Условия таковы, что все производители сегодня должны заботиться и о возврате собственных средств, и об интересах своих потребителей (электроэнергия, например, ложится в себестоимость производства МАЗов и тракторов). Необходимый для окупаемости инвестиций процент прибыли можно обеспечить и при более низких ценах. Но для этого нужно пропорционально снижать издержки. Сегодня это одна из важнейших задач.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?