Не пришли ко двору

Из каждого вуза до места распределения не доезжают 4—5 выпускников

Найти хорошую высокооплачиваемую работу сегодня не так просто. Особенно если в качестве главных аргументов на занятие вакантного места — недавно полученный диплом, молодость и трудовая книжка без единой записи. Но молодым специалистам, получившим образование за счет бюджета, в этом смысле везет — первое рабочее место им гарантировано. Хотя не для всех оно в радость. Почему некоторые из вчерашних студентов игнорируют это право и что им грозит за неисполнение своих обязанностей, узнавала корреспондент «Р».

Некоторым диплом нужен для галочки

Работа в лес не убежит

Диплом инженера, а заодно с ним и статус молодого специалиста, Олег получил еще в 2015 году. Но в сельскохозяйственном предприятии, куда должен был отправиться по распределению, его никто не видел. Парень не только не добрался до своего первого рабочего места, но даже никого об этом не уведомил. Позже объяснил, что нашел лучше оплачиваемую работу. Правда, за то, что не явился на первое рабочее место, теперь он должен вернуть в бюджет более 16 тысяч рублей. Именно столько на его обучение затратило государство.


Мария окончила Минский колледж электроники и также проигнорировала обязательную отработку. Правда, предварительно взяв перераспределение. Поэтому учебу оплачивать ей не пришлось.

Елена после окончания педагогического университета не захотела ехать трудиться в отдаленную деревню, а потому добровольно вернула долг 10 тысяч за полученные знания.

Причины, по которым молодые люди не попали на свои первые рабочие места разные, но итог один – государство не получило специалиста, на которого очень рассчитывало. А сколько таких Маш, Олегов и Елен каждый год выходит из стен учебных заведений.

В ведущие вузы страны абитуриенты идут охотно

Наша страна — единственная на постсоветском пространстве, где первое рабочее место молодым специалистам гарантировано. В других государствах практика обязательного распределения в стране умерла вместе с СССР. У нас же лет двадцать назад такую практику вернули в законодательство и сделали нормой.

Работает система просто: госпредприятие или учреждение делает заявки в родное министерство. Эти заявки, как заказ на молодых специалистов, идут в вузы по профилю. А в вузах работают госкомиссии по распределению. Адреса места работы студенты-бюджетники узнают на последнем курсе ближе к дате выпуска. Из предложенного комиссией перечня будущий инженер, учитель, юрист выбирает то, что ему подходит. С каждым выпускником собеседование проводят индивидуально. Начинают, само собой, с тех, кто заканчивает вуз или ссуз с красным дипломом. А вот выпускникам из конца списка по успеваемости достается уже то, что осталось.

Окончательное распределение проходит в июне перед получением диплома. Если студент подсуетился и сам себя трудоустроил, комиссия против такого варианта не возражает. Нередко бывает и так, что на перспективного студента «кладут глаз» на предприятии или в учреждении во время производственной практики или подработки. А потом делают на него персональный запрос.

Неугомонная пятерка

Отправляюсь в БГАТУ. Знаю, что там примерно 60% набора в вуз – по целевым договорам. Плюс – здесь подготавливают специалистов по непрерывной интегрированной системе профессионального образования. Так, треть студентов дневной формы обучения — выпускники аграрных колледжей, то есть тех, кто пришел учиться осознанно. Поэтому и остается на своих рабочих местах девять из десяти таких специалистов. Тем более странно узнавать, что так называемые «целевики» время от времени тоже не прибывают на свою первую работу.

— До своего первого рабочего места не доезжает примерно по пять человек за год, а стены университета покидает почти 500 специалистов, — подтверждает мои догадки начальник отдела кадров университета Анатолий Бакун. — И это не вина вуза. Такие выпускники всегда были, есть и будут. Человек сам выстраивает свою жизнь, вступая порой в противоречие с существующим законодательством. Мы же принимаем самые активные меры по возвращению средств, затраченных на обучение специалиста.



Так, по выпускникам 2015 года суд принял пять решений о возврате средств, 2016-го — одно. Сейчас специалисты готовят документы еще на два иска. Выпускник этого года уже написал заявление о добровольном возмещении средств, затраченных на учебу, еще с одного деньги будут взыскивать в судебном порядке. Мы говорим о тех, кто получал образование за бюджетные средства.

В долгу у государства
А вот долги за обучение возвращают иногда через суд

Сейчас выпускники университета должны бюджету более 200 тысяч рублей. Такую сумму обязаны отдать более сорока человек. Почему так долго выплачивают? Да очень просто. Среди выпускников-«бегунков» лишь единицы решились добровольно погасить всю сумму единовременно. В основном должники предпочитают отдавать долг по принципу «в месяц – по чайной ложке». После решения суда с должниками работает отдел принудительного исполнения. Поэтому задолженность погашается частями и обычно очень небольшими.

По каким причинам вчерашние выпускники решают покинуть свои первые рабочие места? Да по многим. Кто-то создает семьи и меняет место жительства, кто-то — находит более оплачиваемую работу, иногда за границей, кто-то перебирается поближе к родителям либо продолжает обучение. Парней иногда после университета призывают в армию, а после службы в ней молодые специалисты— бюджетники рабочие места покидают. Закон позволяет молодому специалисту, который обучался за счет бюджета, а не за счет организации, получить справку о самостоятельном трудоустройстве. И почти все поголовно пользуются этим правом. У так называемого «целевика» такого права нет.

Что касается выдачи диплома с правом на самостоятельное трудоустройство, то его в БГАТУ выдают только тогда, когда не могут обеспечить рабочими местами. Но такого здесь не бывает.

Большой побег

Звоню в Белорусский национальный технический университет (БНТУ). Узнаю, что и здесь несознательных выпускников немного – те же человек пять в год из трех тысяч. И спуску им здесь тоже не дают. Находят даже за границей. По крайней мере, в этом меня уверяет первый проректор Георгий Вершина. Вернуть за обучение нужно сумму немалую — от 12 до 15 тысяч рублей. Возмещают затраты на образование, как и в других учебных заведениях, добровольно в течение полугода либо через суд. По статистике, среди «бегунков» больше всего тех, кто отлынивает от распределения в районные центры и деревни. Десятки получают так называемый «свободный диплом». Самые распространенные варианты, по которым можно перераспределиться — срочная служба в армии, декретный отпуск и отсутствие свободных мест для распределения.

Спрашиваю себя, что молодым специалистам вообще нужно? Рабочие места после окончания учебы за бюджетные средства им гарантированы. Большинство нанимателей, как ни крути, обеспечивают комфортные условия и проживания, и работы. Разумеется, каждый по-своему понимает достойность и комфортность условий. Одному нужны хоромы с двумя спальнями, другой не станет воротить нос от комнаты в благоустроенном общежитии. Так что всем не угодишь. Да и должен же человек понимать, что вложенные в него средства нужно отрабатывать. Тем более что молодому специалисту везде рады.

В организации Минской области, например, в последние два года приходило более 6 тыс. молодых специалистов. И после обязательной отработки на рабочих местах их оставалось около 70 %. Сколько придет в этом году из-за двойного выпуска, сказать сложно. Ведь дипломы по некоторым специальностям одновременно получили те, кто учился пять лет и кто «отстрелялся» за четыре. Сохраняли молодые квалифицированные кадры в прошлые годы с помощью предоставления общежития или служебного жилья, оплаты аренды квартиры или комнаты, предоставления кредитов на строительство собственного дома. В Молодечненском, Слуцком и Столбцовском районах жилищные вопросы решались активнее всего. Еще организации выплачивают единовременную матпомощь работникам, призванным на службу в армию и возвратившимся после окончания срока службы на прежнее место работы. В сельском хозяйстве доплачивают одну тарифную ставку первого разряда в течение первых двух лет. Добавка к окладу есть и у медиков. За работу в сельской местности их оклад повышается на 50 %, у специалистов участковой службы — на 40 %.

А вот в Гомельской области секрет привлечения молодых кадров — профориентационная работа. Это значит, что председатели райисполкомов приглашают студентов гомельских вузов в свои районы. Там будущие выпускники знакомятся с условиями труда на предприятиях, осматривают потенциальное жилье. Так, например, в свое время работали в Хойникском районе. Результат – восемь из десяти специалистов продолжают работать. Так же, как и Мозырском, Ветковском, Брагинском, Жлобинском, Калинковичском, Лельчицком и Речицком районах, а еще в Гомеле. Всего в прошлом году в область прибыло более 3000 молодых специалистов, приводит цифры заместитель начальника главного управления организационно-кадровой работы Гомельского облисполкома Тамара Лукьяненко. И уточняет: молодые кадры на произвол судьбы не брошены, с ними, помимо нанимателей, работают и специалисты отделов организационно-кадровой работы.

Главное — уговорить

Чем привлекают молодежь на местах? Для начала стараются им создать достойные жилищные условия. Понятно, что у каждого свое понятие комфорта. Однако жилье обследуют даже председатели сельских Советов. Специалисты облисполкома отслеживают размер и своевременную выплату зарплаты. На местах за молодым специалистом закрепляют так называемого наставника, опытного человека. Тамара Лукьяненко объясняет:

— Мы уже выезжали в некоторые районы, изучали, как обустраиваются молодые специалисты. Каждый год в сентябре или октябре проходят встречи с руководством райисполкомов.

Если в хозяйстве нет условий, работника могут перевести на другое место или перераспределить. Чаще всего уезжают не местные. Там, где созданы хорошие условия, специалисты остаются даже после обязательной отработки. А еще в каждом районе Гомельщины создан банк данных с фамилиями нынешних студентов. Чтобы знать, кто из молодых специалистов может вернуться домой. А они, по мнению специалистов, должны возвращаться. Хотя бы для того, чтобы не быть в долгу у государства.

А ЯК НА САМОЙ СПРАВЕ?

Месцы трэба ведаць

Мінулы навучальны год прынёс па некаторых спецыяльнасцях удвая больш выпускнікоў. Ці хапiла працоўных месцаў не толькі для тых, хто вучыўся за бюджэтныя сродкі, але і за ўласныя?

Рабочых месцаў, і не толькі для маладых спецыялістаў, досыць. Гэта відаць з праведзенага спецыялістамі Мінпрацы і сацабароны аналізу попыту і прапановы па прафесіях, запатрабаваных на рынку працы. Баланс вакансій спецыялісты аналізуюць двойчы ў год. Дэталёвы аналіз структуры бес­пра­цоўных, а таксама наяўных ва­кан­сій дазваляе спрагназаваць развіццё сітуацыі на рынку працы.

Такім чынам, сёння наш рынак працы мае вострую патрэбу ў медыках і настаўніках. Прычым і ў горадзе, і ў вёсцы. Так, у пачатку чэрвеня ўстановы аховы здароўя мелі патрэбу ў 2400 урачах-спецыялістах. Фельчарам даступна больш за трыста вакансій, правізарам — больш за сто. Попыт на медыцынскіх сясцёр у гарадах у 80 разоў перавышаў прапанову. Ёсць попыт і на педагагічных работнікаў. У гарадскіх дзіцячых садках, напрыклад, на 164 вакансіі выхавальніка дашкольнай адукацыі ўмоўна прэтэндавалі 44 беспрацоўныя.

Хто яшчэ без праблем знойдзе для сябе працу? У гарадах — інжынеры, ветурачы, бібліятэкары, бетоншчыкі, машыністы экскаватара, кухары, цырульнікі і швачкі. Спіс гэты вельмі шырокі. У вёсцы больш за ўсё маюць патрэбу ў заатэхніках, брыгадзірах, жывёлаводах, трактарыстах, бухгалтарах і кіраўніках фізічнага выхавання.

Больш таго. Сёння ў краіне патрэбныя будаўнікі – такая тэндэнцыя намецілася ў апошні час. Статыстыка паказвае: вакансій муляраў, тынкоў­шчыкаў, маляроў і па некаторых іншых будаўнічых спецыяльнасцях больш, чым беспрацоўных.

А вось каму складана знайсці працу ў гарадах, дык гэта спецыялістам з дыпломамі эканаміста, юрыста, сакратара, тэхніка-праграміста, тава­ра­знаўца. У празмернасці — паштальёны, прадаўцы-кансультанты, кладаўшчыкі, электрамантажнікі па электраабсталяванні, сілавым і асвятляльным сеткам. Найменш запатрабаваныя на вёсцы прафесіі дарожнага працоўнага, машыніста кацельні, цесляра, паштальёна, слесараў механазборачных работ і па рамонце аўтамабіляў, швачкі, ахоўніка, памочніка выхавальніка і сацработніка.

Дарэчы, напружанасць на рынку працы краіны, па словах спе­цыялістаў, складала 0,7 беспра­цоўных на адну вакансію. Гэта неблагі вынік.

misnik@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости