Средняя зарплата в госсекторе и в частных компаниях отличается всего на несколько рублей

Не приедет бизнес, бизнес не накормит

В борьбе с последствиями пандемии развитые страны лишний раз продемонстрировали: денег напечатать можно много. Поэтому ключевая конкуренция разворачивается в глобальном пространстве не столько за инвестиции, сколько за трудолюбивые и грамотные кадры. За них дерутся страны: если обладаешь нужной квалификацией, настороженно относящаяся к мигрантам Европа встретит с распростертыми объятиями. За человеческий капитал конкурируют бюджетный сектор, госкомпании и частный бизнес. А для победы все ухищрения хороши. Нынче активно пропагандируется миф, что экономический рост кроется в сокращении численности сотрудников госпредприятий и перетекании кадров в коммерческие структуры. И вырастут доходы граждан, и зацветет сектор услуг, наполняемый высокими зарплатами. А еще лучше призакрыть госкомпании. Только в этом случае велика вероятность, что доходы рядовых работников не увеличатся, а уменьшатся. 

Механическое и стремительное «обрезание» штата в госсекторе может не очень позитивно отразиться на зарплатах белорусов.

Кто-нибудь платил в парикмахерской, автосервисе, ателье цену выше прайса? У бизнеса та же логика: он платит людям исходя не из своих финансовых возможностей, а из необходимости. И всегда при входе на рынок оценивает стоимость рабочей силы. Конкретно под свой проект. И если цена водителя, каменщика или продавца на рынке, скажем, 1000 рублей, то платить больше противоречит всем законам предпринимательства и принципам управления издержками. Да, господа, люди — это один из факторов производства, ресурс, со своей ценой. Звучит несколько цинично и обезличенно, даже обидно по отношению к наемным работникам (к каковым и я отношусь), но в классических бизнес-планах мы проходим по статье расходов рядом с оборудованием, материалами и другими неодушевленными предметами. Бизнес есть бизнес. И он развивается по весьма негуманным правилам, хотя и делает человеческое лицо. 

Посмотрел на отчеты «дочек» одной транснациональной корпорации в Украине, России и Беларуси. Документы не секретные, есть в открытом доступе. Интересная деталь: средняя зарплата в этой компании ровненько коррелируется со средней зарплатой по трем странам. В России чуть повыше, чем в Беларуси, а в Украине — несколько пониже. Кадровая политика-то простая: при найме на работу HR-служба ориентируется на средние показатели по стране. Есть специальные консалтинговые компании, которые готовят и продают отчеты по средним ценам на стандартные специальности. На них и ориентируются. И ни копейкой больше. Иначе учредители обвинят в необоснованном транжирстве. Точка. Даже если вы классный специалист, работаете на крутую фирму под международным брендом, платить как немцу, англичанину или американцу на аналогичной должности в Беларуси не будут. Не надейтесь и не верьте мифам. 

По статистике, в госсекторе средние доходы работников от частных компаний отличаются буквально на пару рублей.

Кстати, по статистике в госсекторе средние доходы работников отличаются от доходов сотрудников частных компаний буквально на пару рублей. И теперь вопрос в студию: почему бизнес и эксперты от коммерции столь трепетно мечтают освободить госсектор от избыточной рабочей силы?! А нередко и вообще предлагают закрыть львиную долю наших гигантов?! Градус конкуренции на рынке труда упадет. Больше предложение — можно ниже зарплату предлагать, снижать издержки предпринимательства. 

С удивлением в одном белорусском промышленном райцентре услышал жалобу местного бизнес-сообщества: развиваться мешает фактор наличия крупных госпредприятий. Не хотят рабочие отдаваться в руки частника. И страдает он от отсутствия кадров. А почему не хотят? Зарплата-то вроде бы повыше, это правда. Но условия труда пожестче. И конкуренция госсектора бизнес, мягко говоря, раздражает. 

И не только в Беларуси. Поэтому во многих странах, особенно развитых, планка минимальной оплаты труда поставлена достаточно высоко. В Париже, если не ошибаюсь, — на уровне 2000 евро. В Беларуси рынок труда фактически регулируется через рыночные механизмы. Государство ставит своим компаниям задачи по оплате труда. А частникам приходится с этим мириться и конкурировать. Прямое регулирование вроде бы проще и понятнее. Но может спровоцировать безработицу. Да и гибкостью не обладает. А если говорить о перетекании кадров в эффективный и высокооплачиваемый частный сектор, то и сегодня с этим нет никаких проблем. И если бы в госкомпаниях все было так плохо, а в частных — замечательно, наши гиганты уже с пустыми цехами бы стояли. Все ушли бы в коммерцию. ПВТ предлагает айтишникам высокие зарплаты, и сегодня для компаний в других отраслях нанять такого специалиста — проблема. Причем она касается всех предприятий независимо от формы собственности. Поэтому механическое и стремительное «обрезание» штатов в госсекторе может не очень позитивно отразиться на зарплатах белорусов. А следом эту динамику почувствуют розничная торговля, сфера услуг, производители и поставщики потребительских товаров… И закрутилась спираль, называющаяся экономическим кризисом. Есть опасность в такой истории реформирования. Некоторые страны на схожие грабли уже наступали. 

volchkov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: ЧУЙКО Павел Викторович , Виталий ПИВОВАРЧИК