Не придет бульбе «капец», если грамотно заложен копец

ВОЗЛЕ картофелехранилища экспериментальной базы «Любанская» из-под снега виднеются раскрытые бурты: земля, солома... Где же клубни? — Под крышей, — поясняет агроном хозяйства Таисия Пекарь. — Осенью, во время уборки, не успевали всю картошку завозить в хранилище, поэтому в срочном порядке клубни менее ценных сортов разгружали прямо на землю, укрывали соломой, присыпали землей. А потом из райсельхозпрода поступило указание — хранить картофель в буртах нельзя. Пришлось до заморозков перевезти его в помещение: примерно процентов 40 урожая.

Любанские картофелеводы извлекают уроки из прошлогодней уборки. И планируют почти вдвое поднять рентабельность культуры.

ВОЗЛЕ картофелехранилища экспериментальной базы «Любанская» из-под снега виднеются раскрытые бурты: земля, солома... Где же клубни? — Под крышей, — поясняет агроном хозяйства Таисия Пекарь. — Осенью, во время уборки, не успевали всю картошку завозить в хранилище, поэтому в срочном порядке клубни менее ценных сортов разгружали прямо на землю, укрывали соломой, присыпали землей. А потом из райсельхозпрода поступило указание — хранить картофель в буртах нельзя. Пришлось до заморозков перевезти его в помещение: примерно процентов 40 урожая.

Смотрим на термометр в помещении — 2 градуса тепла: то, что нужно для хранения и семян, и продовольственных клубней. Читаем на этикетках сорта — «архидея», «зарница», «талисман», «дельфин»... Ни одного «чужестранца», все наши, белорусские. Здесь зимуют супер-супер элита, супер элита, элита и лишь небольшая часть первой репродукции. Все они из Белорусского научно-исследовательского института картофелеводства. Потенциальная возможность сортов велика — более 300 центнеров с гектара.

— Но мы не выращиваем клубни на продовольственные цели, а занимаемся размножением семян, — замечает Таисия Пекарь. — Поэтому высаживаем их гуще и получаем урожаи ниже, чем на обычных участках (где-то 170—180 центнеров с гектара). Зато имеем больший выход семян и можем больше продать их хозяйствам Минской области.

Хранилище начали строить в 1991 году, когда распадался Советский Союз. Стройка как таковая не состоялась, кроме «коробки», ничего не вышло, денег на электронику для регулирования температуры и влажности в помещении, как и других атрибутов для типовых хранилищ, не хватило. Чтобы за зиму не пропали семена, установлены теплогенераторы. Включили — работают исправно.

— Дела поправляем, — замечает начальник отдела организации производства райсельхозпрода Николай Достанко. — В этом году до начала уборки полностью приведем в порядок картофелехранилище в экспериментальной базе. Установим компьютерный режим и температуры сохранности клубней, и их влажности. Как следует утеплим здание. В районе нет необходимости создавать в других хозяйствах современные типовые картофелехранилища. Придется размещать на зиму урожай в приспособленных помещениях. Они везде есть, но их надо как следует подготовить к новому сезону. Этот вопрос уже детально проработан и в райсельхозпроде, и в райисполкоме.

До нынешнего года картофелем на Любанщине занимались все 17 хозяйств: высаживали по 30—50 гектаров, некоторые — по 70—100. Такая разбросанность не гарантировала высоких урожаев (прошлой осенью получили на круг лишь 130 центнеров клубней), а главное — не позволяла надежно сохранять выращенное. Вынуждены были засыпать картофель на зиму в бурты. Стоит ли говорить, сколько картофеля после этого пропадало? Не случайно глава государства во время одной из поездок на Минщину обратил внимание руководителей и специалистов хозяйств всей республики на большие потери нашего национального продукта и потребовал отказаться от негодной практики хранения картофеля в буртах. Понятное дело, не везде есть добротные помещения для этой цели. В таком случае, говорил Президент, нужно приспособить для хранения пустующие здания.

На Любанщине прислушались. Во многих хозяйствах даже вскрыли уже заложенные на зиму бурты и перевезли картофель в утепленные приспособленные помещения. По словам Николая Достанко, лишь 17 процентов клубней не нашли места под крышей и зимуют сейчас в поле.

 

— Не боитесь, что часть урожая до весны пропадет? — интересуюсь у Николая Александровича.

— Поедем в любое хозяйство и вы убедитесь, что картофель там хорошо хранится, — гарантирует полную сохранность клубней ответственный работник райсельхозпрода.

По дороге в ОАО «БВО», куда наугад предложил поехать, Николай Достанко рассказал, что прошлой осенью как никогда строго подошли к хранению урожая.

— В управлении провели совещание с руководителями хозяйств по вопросам зимовки картофеля, — рассказывает Николай Александрович. — Рекомендовали везде под расписку закрепить ответственных из числа бригадиров и агрономов за сохранность клубней, предупредили о персональной ответственности каждого за порчу урожая. И сейчас этот вопрос держим на контроле.

В районе решили более серьезно относиться к возделыванию этой культуры. Вместо 17 хозяйств выращивать ее нынче будет лишь 8 — по 100—170 гектаров. Площадь расширится с 940 гектаров до 1200. Соответственно запланирован и более высокий валовой сбор — 25 тысяч тонн клубней, в два с лишним раза больше, чем в прошлом году. Рентабельность «второго хлеба» любанцы хотят поднять нынче до 91 процента против прошлогодних почти 50.

— Это наша, исконно белорусская культура, — заметил главный агроном ОАО «БВО» Георгий Скалаба, когда мы подъехали к буртам, где хранится картофель. — Не можем равнодушно к нему относиться!

Ответственный за хранение картофеля бригадир Владимир Мартинович снял куртку и, засучив рукава рубашки, полез в солому доставать клубни. «Сантиметров 60 будет», — заметил он. — Достав пять картофелин, с удовольствием произнес: «Все в порядке, там сухо и холодно. Перегрева нет!»

Я бы сказал, здесь не бурты на 40—50 тонн, а деревенские копцы (их 32) — по 3—3,5 тонны. Именно такие на Витебщине, откуда я родом, делают мои земляки, и всегда остаются с бульбой, ничего у них никогда не пропадает: главное — заложить картофель по-хозяйски.

А вот семена в «БВО» хранятся в приспособленном помещении. Стены бывшего склада, как и положено, с улицы обвалованы землей до самых окон, двери уплотнены соломой и целлофаном, заменена крыша. Внутри здания на пол уложена солома, вдоль стен — соломенные тюки и на верху клубней — тоже солома. В общем, благодать для семян, лучшего хранения в местных условиях и не придумаешь. На случай сильных морозов с осени установили в помещении теплогенераторы. На термометре — 1 градус тепла.

— Современный типовой склад для картофеля нам не нужен, — говорит Георгий Скалаба. — Слишком дорогое удовольствие. Да и картофеля мы выращиваем не так уж много — 50—60 гектаров. В прошлом году он дал нам 124 процента рентабельности. Нынче рассчитываем на большее. Деньги в кассе никогда лишними не бывают.

Так же настроены в районе руководители и специалисты других хозяйств. О типовых хранилищах с автоматическим режимом микроклимата они не мечтают (слишком малы у них картофельные поля для этого), а вот приготовить к следующему заготовительному сезону приспособленные помещения не на скорую руку, а как следует, по-хозяйски, — им под силу.

Александр ГРАДЮШКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости