Не попадите в сети! Из подворотни в постель перебирается ВИЧ-инфекция в Солигорске и становится еще опаснее.

Пункт обмена шприцев в последнее время Виктор посещает чаще других. Нет, вожделенная для некоторых игла парня уже не интересует: у него хватило ума и силы воли после нескольких уколов отказаться от наркоты. Хотя и их оказалось достаточно для того, чтобы заработать страшный диагноз — ВИЧ-инфицированный. Шприц самых близких друзей оказался ненадежным.
Неожиданный диагноз вначале оглушил парня. В 20 лет — словно прокаженный. Но со временем Виктор успокоился. Молодость взяла свое, да и знакомые медики успокаивали: ВИЧ-инфекция — еще не приговор, со временем найдется противоядие и для этой чумы наших дней.
 И вдруг Виктор влюбился. Да так круто, что речь все чаще заходит о свадьбе. Тут парень и вспомнил о психологе из пункта обмена шприцев, который вел душевные, искренние беседы с попавшими в беду и, похоже, не одного отвадил от дурманящих, смертельно опасных инъекций.
— Как признаться девушке, что у меня ВИЧ-инфекция? — спросил Виктор врача.
Психолог дал полезные советы. Но парень никак не может произнести любимой важные для обоих слова, опять приходит к врачу, что-то уточняет, переспрашивает. Понять Виктора нетрудно — решается судьба семьи, его личная.
— Активная работа медиков, воспитателей, работников правоохранительных органов позволила в 2,7 раза снизить заражение ВИЧ-инфекцией при совместных инъекциях наркотиков, — поясняет заведующая отделением по эпиднадзору за внутрибольничными инфекциями Солигорского центра гигиены и эпидемиологии Валентина Пасюк. — Но если в 2001 году половым путем заражались только 5 процентов ВИЧ-инфицированных, то нынче — уже 43 процента. Как результат, за это же время почти втрое возросло количество инфицированных женщин. А половой путь заражения особенно опасен: используя нестерильный шприц, человек сознательно идет на риск, а большинство вступающих в интимную связь о нем даже не догадываются. Наверное, не случайно за последние три года количество ВИЧ-инфицированных в возрасте до 19 лет сократилось в пять раз, а в среде 30-летних и старше увеличилось в 2,8 раза. Среди несчастных немало способных, даже талантливых людей, окончивших школу с медалями, занимавших места на разных олимпиадах, конкурсах, попала в их ряды даже тринадцатилетняя девчушка. И каждый год, к сожалению, этот черный список пополняется.
ВИЧ-инфекция давно гуляет по планете. И когда легкомысленные студенты наградили ею Светлогорск, в его ровеснике, Солигорске, приняли повышенные меры безопасности. Но уберечься от страшной беды не смогли. В 2000 году в городе было зафиксировано 19 ВИЧ-инфицированных, в следующем их насчитали уже 101, потом 145, в прошлом году страшное известие получили еще 109 человек. Нынче в Солигорске, по официальным данным, проживает более 400 ВИЧ-инфицированных, 56 из них выявлены в этом году.
Каковы их жизненные перспективы? Определить это не может никто. Женщина, ставшая на учет с ВИЧ-инфекцией в 1986 году, рассматривается местными медиками как счастливый долгожитель. Три человека умерли непосредственно от СПИДа, десятки ушли с ним на зону и вряд ли вернутся обратно: жизнь таких больных исчисляется не десятилетиями, а годами, и то при интенсивном лечении. Два десятка больных женщин родили. Получат ли детишки страшное наследие от своих легкомысленных матерей, покажет время. Семь женщин бросили своих ребятишек в роддоме — пусть за их кайф расплачиваются другие!
Могла ли эта напасть миновать шахтерский город, спрашиваю у специалиста.
— Вряд ли, — говорит Валентина Васильевна. — Как осы слетаются на мед, так и наркоторговцы устремляются в молодые, богатые города. Почти в каждом дворе компактного Солигорска кучкуются подростки. С шахтерскими деньгами в кармане и желанием чем-то выделиться среди сверстников. А у торговцев смертью есть своя, если хотите, система разведки, они знают, кого, как нужно обработать. И если слабохарактерный молодой человек попал в их сети, то вряд ли уже из них выпутается.
 В нынешнем году Представительство ООН в Беларуси и Министерство здравоохранения провели в Солигорске семинар на тему “Медицинские и социально-психологические аспекты социально значимых заболеваний, инфекций, передающихся половым путем, наркомании и СПИДа”. На нем подтвердились выводы солигорских медиков: ВИЧ-инфекция перестала быть прерогативой наркоманов, она все чаще передается половым путем, переходит в наш повседневный быт, а потому становится еще более опасной. Особенно если учесть нашу слабость к спиртному (в Солигорском психоневрологическом диспансере состоит на учете более чем 1800 хронических алкоголиков) и связанную с ней неразборчивость в сексуальных партнерах. В то же время с удовлетворением отмечалось, что в шахтерском городе хорошая программа профилактики ВИЧ-инфекции, осуществляемая чуткими, неравнодушными людьми, потому-то темпы ее прироста в десять раз ниже, чем, например, в Светлогорске. А в 2002 году, по оценке разработчиков программы ООН по ВИЧ/СПИДу, Солигорск вышел в число семи городов мира, где лучше всего ведется профилактика среди наркопотребителей. Причем организуется работа не формально, не отчета ради.
— Вначале перед учащимися школ, училищ мы выступали с традиционными лекциями, — рассказывает Валентина Пасюк. — Но из бесед после подобных мероприятий вынесли убеждение: подростки если и слушали, то особо не вникали в сказанное из-за трибуны, эффективность нравоучительных лекций была низкой. Потому мы начали проводить вечера вопросов и ответов, всевозможные игры, в ходе которых ребята выступают в роли наркоманов, бомжей, работников милиции, родителей, учителей... Они вовлекаются в решение разных ситуаций, психологически как бы пребывают на месте людей, попавших в беду. В этом году в школах, других молодежных коллективах проведено 17 “открытых микрофонов” с участием врачей, работников молодежных организаций, правоохранительных органов. Интерес к подобным акциям огромный: в СШ N 3, например, ученики задали около сотни вопросов! В том, что прирост ВИЧ-инфицированных в возрастной группе 15—19 лет ощутимо снизился, думаю, есть заслуга и людей, ведущих такую работу.
В прошлом году пункт обмена шприцев посетили 411 человек, на 6 меньше, чем в предыдущем. Сократилось число преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, как и количество судебных процессов по делам тех, кто их продавал, хранил, перевозил. Но это еще не основание для радости. Наркоманы, торговцы сладкой смертью во многих случаях просто стали более осторожными, налаживают строгую конспирацию. Во всяком случае, работники отдела нравов и борьбы с незаконным оборотом наркотиков не считают, что достигли коренного перелома на нелегком фронте.
— Мы знаем основной источник поступления наркотиков — слуцкие цыгане, но торгаши травкой имеют такие огромные барыши, работают так хитро, изощренно, что с наскока, голыми руками их не возьмешь, — говорит начальник отдела Андрей Соколовский. — А потому, чтобы борьба за души молодых людей была более эффективной, государство должно выделять больше средств.
Такие же пожелания высказывают и медицинские работники, имеющие непосредственное отношение к острейшей проблеме. На базе неврологического диспансера в городе создан центр реабилитации наркоманов, подобное учреждение в частном порядке создается в деревне Кривичи. Но принимаемых мер сегодня явно недостаточно. Может, есть смысл объединить усилия и создать межрайонный центр реабилитации с более мощной технической базой и высококвалифицированным медперсоналом? Ведь на Слутчине уже установлено около сорока случаев ВИЧ-инфекции, не редкость они и в Стародорожском, Любанском районах.
Подобные реабилитационные центры под эгидой государства действуют в Польше, других европейских странах. Раскошеливаться прагматический Запад вынуждает не только чувство сострадания: по оценке Международной организации труда, минимум 26 миллионов ВИЧ-инфицированных, или три четверти всех больных, — люди активного трудоспособного возраста. В Беларуси более 6200 официально зарегистрированных ВИЧ-инфицированных, из них почти 80 процентов — молодые люди 15—29 лет. Вот и получается, что проблема, кроме медицинского, приобретает и экономическое звучание. Известно, что скупой платит дважды. А в данной ситуации цена высока, как никакая иная, — человеческие судьбы, жизни.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter