Не пей, козленочком станешь

Ученые НАН удивляют: родниковая вода не такая уж и чистая

Прохладная, кристально чистая, сладкая. Мы привыкли думать, что родниковая вода — самая чистая и полезная. Чуть ли не лекарство от всех болезней. Ко многим родникам, особенно освященным, стоит очередь паломников. Но так ли уж полезна эта вода, поинтересовалась журналист «Р» у заведующего сектором мониторинга и кадастра животного мира НПЦ НАН по биоресурсам доктора биологических наук Владимира БАЙЧОРОВА.

С лица воды не пить


— На территории нашей страны — сотни родников. Разных по происхождению, типу, величине. Самый большой из них — Голубая криница в Славгородском районе. Чем они ценны? Конечно, это вода для питья. Но в первую очередь с точки зрения сохранения биоразнообразия. Там обитают организмы, которые не встретишь в другом водоеме, — так называемые кренобионты. У нас они живут в родниках, а в Центральной Европе, например Скандинавии, — в горных водоемах. Им нужны особые температурные условия, которые может дать только родник, ведь здесь весь год одинаковая температура — от 6 до 8 °С. Зимой это теплая вода, летом — холодная. Кстати, эти живые организмы, многие из которых пережили ледниковую эпоху — рачки бокоплавы, ручейники, — находятся под охраной в некоторых странах, например в Чехии. Есть в родниках особые водоросли, образования сродни тем, что есть в горячих источниках Забайкалья.

Фосфор, азот, железо, кадмий


Роднику Большой Болцикский посчастливилось получить статус гидрологического памятника природы республиканского значения в 2015-м.


— Правда, что эта вода самая чистая? Ведь зачастую нашу родниковую по полезности сравнивают со знаменитой из Ессентуков.


— К сожалению, это пустые слова. Чтобы говорить о таком сравнении, даже оценки гидрохимического состава воды мало. Нужно сравнивать соотношение концентраций, уровень давления и температур. Все эти условия создают лечебный эффект. А мы не то что этих данных — мы о многих наших родниках вообще ничего не знаем. Изучена, может быть, десятая их часть. Что и говорить, если в числе обследованных родников Могилевщины значится всего один. Очевидно же, что их там намного больше. Что касается ценных объектов, до этого момента достоверно известно лишь то, что у нас был один сероводородный родник, на котором до 1939 года работала грязелечебница. Сейчас этот родник объявлен памятником природы.

Во всем мире есть такое понятие, как предельно допустимые концентрации вредных химических веществ. Этот показатель есть для питьевой воды. У нас в стране есть он и для рыбопромысловых водоемов. В основном наши родники, конечно, которые нам удалось обследовать (а их около 300), укладываются в нормы. Основные превышения, а это 2—3 случая из десяти, касаются фосфора и азота. Но встречаются в этой воде железо и, что особенно плохо, кадмий, который, будучи тяжелым металлом, имеет свойство накапливаться в организме и вызывать отравление. То есть в некоторых случаях речь идет не то что о полезной или неполезной, а о ядовитой воде! Потому что иногда мы имеем случаи превышения по кадмию в разы.

Есть у нас проблемы и с освященными криничками. Например, в населенном пункте Сарья Верхнедвинского района — целый комплекс родников. Так вот оказалось, что один из них, который был освящен, — самый грязный. А ведь для людей родник — априори чистое место, не говоря уже о роднике с таким высоким статусом.

Родник в бетонных кандалах


— Родники зачастую оборудуют бочками, кранами, заковывают их в бетон. Насколько это безопасно?

— К счастью, гидростроительство на родниках не носит централизованный характер. Это бочка, ванночка с краником, кружка, обложенная камушками территория и так далее. Эстетично? Не слишком. Долговечно? Скорее, нет. Более того, горе-архитекторы не всегда учитывают главный принцип — не навреди и то, что на самом выходе родника ничего строить нельзя. А вот на его русле на некотором расстоянии — пожалуйста. Даже если в такой постройке нет большой эстетики, нет в ней и вреда. Хотя ведь мало кто вредит со знанием дела — все по незнанию. Иногда прямо на родники водружают колодезные кольца в надежде, что он поднимется и забьет. Но ведь не всегда так бывает. Наоборот, если давления не хватает, родник уходит, высыхает.

Редко, но есть случаи, когда на месте родника строят каптаж — специальное водозаборное устройство с трубами и насосами. Такая ситуация была в Сарье — местная булочная решила снабдить себя родниковой водой…

В основном наши обследованные родники укладываются в нормы. Но есть нарушения.

— Но ведь это очевидное вредительство. Неужели нет каких-то общих правил такой застройки?

— Увы. Как и сложно обязать человека относиться к роднику бережно. Пока что есть два способа защитить родник — придать ему статус памятника природы местного или республиканского значения или ценного биотопа. Но ведь сделать это массово невозможно. Кроме того, есть вопросы наложения статусов: может ли, скажем, родник национального парка, который и без того имеет охранный статус, носить звание памятника природы?

Понятно, что бездействовать нельзя. В этом году в рамках сотрудничества Академии наук и Минприроды планируется разработка стратегии по инвентаризации, изучению, охране и использованию родников. Речь идет о том, чтобы, как, например, в Швеции, придать родникам особый охранный статус. Кроме того, если у кого-то есть желание обустроить родник, ввести обязательную процедуру согласования такого проекта. Также обязательно нужно, чтобы наши санслужбы обследовали все питьевые родники. Только тогда ситуация изменится.

Не все в этом направлении у нас плохо. Есть примеры, когда у родника есть хозяин. В их числе родниковый комплекс святого Иоанна Крестителя в Глубокском районе. А есть изумительно красивые комплексы, как в деревне Черное под Речицей. Просто произведения искусства, где, увы, родника не осталось. Так, стоит колонка с ручкой. А вода закована в бетон.

veraart14@mail.ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?