Не отрываться от почвы

Сначала исторический экскурс.
Сначала исторический экскурс. 3 июля 1945 года толочинцы отгрузили 30 тонн раннего картофеля городу Ленинграду - это был первый послевоенный колхозный урожай. Летом 1999 года СКП Перамога не нашел сбыта картофелю и из 20-тонного бурта сгноил половину.

25 октября 1944 года газета Чырвоны хлебароб писала, что многолюдное собрание состоялось в колхозе Перамога. Колхозники единодушно решили внести в фонд помощи Красной Армии 700 пудов хлеба и 900 пудов картофеля. Сразу же снарядили 10 подвод... Сегодня долгов и кредитов у СКП Перамога - под 300 миллионов: даже если продать весь скот, денег рассчитаться не хватит.

За время оккупации немцы разрушили и сожгли 1.136 жилых домов. За 4 послевоенных года было построено 1.312 домов. В сентябре 1948 года не было на Толочинщине ни одной семьи, которая жила бы в землянке.

Сегодня в СКП Перамога строится 5 домов: председателю с большим трудом удалось выбить в банке кредиты. Всего по району по плану на 2001 год надо построить 90. Трудная задача.

Специально привожу примеры тяжкого послевоенного времени и сегодняшние. Для сравнения и для размышлений: почему наши голодные родители смогли выйти из такого прорыва, а мы, образованные, сытые, никак не решим жизненно важных проблем в сельском хозяйстве?

С этими вопросами я обращаюсь к людям, на Толочинщине уважаемым. Это председатель СКП Перамога Александр ЯЦКЕВИЧ, более 20 лет проработавший в сельском хозяйстве. 4 из них - руководителем. Полтора года возглавляет СКП Перамога. Второй мой собеседник - Герой Социалистического Труда, бывший агроном этого колхоза Лидия СИРОТКИНА.

- Александр Леонидович, в чем все-таки причина того, что некогда передовое хозяйство сегодня по уши в долгах?

- Не буду оригинальным, если назову главной причиной отсутствие паритета цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию.

- Да, мысль не очень свежая. Еще не встречала председателя, который не сравнил бы цены на молоко и минеральную воду...

- Бог с ней, с водой. Куда больше бьют цены на топливо, запчасти, технику... У нас уже готовы к выходу в поле три зерноуборочных комбайна. Но чтобы отсеяться, надо купить еще 10 колес на тракторы МТЗ. Одно стоит 300 тысяч - говорят, ниже сделать цену нельзя, большие затраты.

Несколько лет не обновлялся машинно-тракторный парк хозяйства. Все деньги уходят на ремонт. Но вечно ремонтировать нельзя! Нередко работаем на технике, которую выгоднее отправить на переплавку. Это одна сторона. А вот другая - в 1999 году мы отгружали рожь Богушевскому заводу по 90 рублей за тонну. В 2000-м - ту же цену установило государство. Говорят, что и в план 2001 года заложены те же цены. Нужны комментарии?

Конечно, всем надо жить по средствам. Понимаю, что комбайн должен стоить столько, сколько он действительно стоит. Но излишне, думаю, говорить, что это жесткое правило должно касаться и молока, и мяса, и картошки. Очевидно, жизнь заставляет по-новому на многое смотреть.

Я, к примеру, 15 лет работал главным ветврачом в колхозе имени Энгельса. На животноводческом комплексе у нас все процессы были механизированы. Один животновод обслуживал 200 голов. Но вот парадокс: именно гиганты с высоким уровнем производства пострадали за перестроечные годы. Там, где пахали на лошадях, так и пашут - экономические показатели выше: затрат-то куда меньше... Вот тут-то надо думать на перспективу, простая арифметика не подходит при анализе перспективных направлений развития села. И это, к слову, один из главнейших вопросов - ведь государственные средства должны вкладываться разумно. В те хозяйства и земли, где можно получить реальную отдачу. У нас же деньги зачастую уходят буквально в песок и глину. А кто анализировал - есть ли смысл вообще выращивать продукцию на таких землях? Не разумнее ли вложить туда, где есть реальная возможность повысить урожайность поля и продуктивность стада?

- Сегодня многие уверены, что коллективные хозяйства изжили себя...

- Это вопрос, конечно, не только экономики, но и морали, права. Наши отцы и деды всю жизнь работали не на себя, за палочки - кормили страну. А сегодня, когда стали старыми да немощными, могут остаться никому не нужными.

Поэтому, и это суровая правда, колхоз сегодня - своего рода социальный институт. Собес. Называйте как хотите, но пока нет другой формы социальной защиты стариков на селе, эти задачи приходится выполнять колхозу. Мы так и делаем. Надо отдавать долги. Пускай сеном, дровами, обработкой огородов, лечением скота...

Но и это тоже очевидно - реформы нужны. В первую очередь для того, чтобы вернуть людям чувство хозяина. Лозунг Все вокруг колхозное - все вокруг мое стал ироничным девизом воров. Крадут тотально - все подряд и все кому не лень. Топливо, зерно, молоко, корма... Вот у меня на столе докладные лежат. Все об одном - воруют... Поэтому государству сегодня необходимо решить на селе две сложнейшие задачи - как не оставить в беде уходящее поколение и не потерять грядущее.

- Знаю, недавно вы вернулись с учебы руководящих работников. Так, может, оттуда почерпнули какие-нибудь идеи?

- Безусловно, к примеру, кое-что из чешского варианта можно было бы взять. Там кардинально сократили огромный старый руководящий аппарат. В районном звене оставили только пару консультантов. А у нас кураторы растут как грибы. Дошло до того, что за фермой закрепляют заведующих отделом культуры или загсов... Те гоняют служебную машину, тратят бензин, время на дело, в котором мало что смыслят. Естественно, практически никакой помощи оказать не могут.

* * *

Лидия Емельяновна Сироткина. Легенда Толочинщины. Колхозу Перамога отдала 21 год жизни. Герой Социалистического Труда. 13 лет возглавляла колхоз имени Димитрова. Проработав несколько лет уже на пенсии председателем, стала проситься в отставку. Четырех кандидатов привезли на ее место. Но все предложения люди на собрании отвергали. Пришлось остаться...

- Лидия Емельяновна, с 1956 года колхоз Перамога был постоянным участником ВДНХ. Среди тружеников немало орденоносцев. Гордились в хозяйстве молоком и мясом, зерном, льном. К сожалению, о многом приходится говорить в прошедшем времени. Почему?

- Главную причину вижу в неумелой кадровой политике, в неуважении к людям. В том же колхозе имени Димитрова, к примеру, после меня уже сменилось четыре председателя. Вспоминаю, как работал мой первый преемник. Я-то частенько там бывала: трудно, знаете, расстаться сразу с тем, чему отдана жизнь. Приезжаю как-то, идет заготовка кормов. Влажное сено свернули в рулоны, запрессовали. Привезли к сенажной яме, сбросили и давай укатывать. Разве прессованные рулоны утрамбуешь? Загорелась яма. Я председателю прямо в глаза: какой, мол, ты хозяин, надо ж было рулоны разрезать да раскатать, а потом уж трамбовать... Сгубили корм. Считаю, только из-за бесхозяйственности в том году голодал скот.

При другом председателе разобрали, попросту говоря, растащили добротные свинарники, которые строил еще Константин Васильевич Смирнов тоже Герой Социалистического Труда. При мне реконструировали.

И только теперешний руководитель хозяйства Владимир Батурин взялся за дисциплину, наводит порядок. Это очень нелегко. Многие уже успели привыкнуть к вольной жизни. Кадры тасовались, как карты. Их не уважали, не берегли...

В последние годы многие толковые специалисты ушли из сельского хозяйства. И только вот сейчас с большей серьезностью, с пониманием важности этого дела стали подходить к кадровой проблеме. Толковые руководители работают в коллективных хозяйствах Беларусь, имени Димитрова, Октябрь, Перамога, имени Энгельса... А какой хозяин в совхозе Рыдомльский Василий Ходневич! Это же хозяйство десятилетиями замыкало районные сводки. Сегодня - неизменно в первых рядах. Тем обиднее контраст: колхоз Гигант - передовое некогда хозяйство - сегодня доит литр на корову!

Дела идут там, где толковый руководитель, где умело работают с кадрами.

- Выходит, достаточно назначить толкового руководителя - и нет проблем?

- Конечно, не все так просто. Безусловно, кадровая политика - одна из главных в любом деле. Но в сельском хозяйстве накопилось немало и других проблем. И реформа тут неизбежна. Конечно, слово реформа уже стало нарицательным, но я не о форме, а про суть. Пути могут быть разные - к примеру, присоединять хозяйства к крупным промышленным предприятиям. Как это сделали с ЗАО Нарцизово, которое присоединили к Витебскому объединению хлебопродуктов. Это позволило наращивать производство, увеличить выпуск продукции. Читала в СБ, что в Смолевичском районе есть пример создания совместного белорусско-немецкого сельскохозяйственного предприятия. Тоже хорошо. Кстати, колхоз имени Димитрова с 1982 года соревновался с немецкой сельхозотраслью, немцы и сейчас предлагают помощь...

Разные могут быть действия. Главное - не плыть по течению. В одном уверена: форму хозяйствования должны в каждом конкретном случае выбирать люди, которые трудятся на земле.

...На этом мы поставим точку в нашей беседе. А может, она станет многоточием и разговор продолжат читатели? И с земли, и с асфальта...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости