Более 20 лет пролежал в земле орден Красного Знамени лейтенанта Скороварова, спрятанный от врага во время выхода из окружения

Не остаться в этой земле

То, что в экспозиции и фондах Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны находятся уникальные предметы, никаких сомнений не вызывает. Но уникальность их зачастую не в том, что они единственные в своем роде или где-то таких предметов нет, а именно в их истории. Сегодня мы расскажем об ордене Красного Знамени, который, казалось бы, и не такой уж редкий экземпляр, но вот то, через что прошли он и его владелец, — исключительная история.

Екатерина Новицкая, ведущий научный сотрудник отдела военно-фронтовой истории Музея ВОВ.

 Две войны

Чтобы увидеть экспонат, мы проходим в четвертый зал музея — «Начало Великой Отечественной войны. Оборонительные бои в Беларуси летом 1941 г. Смоленское сражение. Битва под Москвой 1941—1942 гг.».

— Сейчас мы находимся в теме «Оборона Беларуси», а конкретно — на подступах к Минску. Здесь и пойдет речь о нашем герое, — начинает рассказ Екатерина Новицкая, ведущий научный сотрудник отдела военно-фронтовой истории. В музее тишина: посетители нынче редкие гости. Поэтому слова Екатерины тихим эхом разносятся по залу: так история лучше проникает в сознание и создает в нем действительно живые картинки прошлого.

Лейтенант Александр СКОРОВАРОВ. 
За стеклом — портрет лейтенанта Александра Стефановича Скороварова и орден. Информация гласит: «Начальник штаба 68-го особого разведывательного батальона. Участник обороны Минска. Попал в плен, освобожден в 1945 году». Сухая краткая сводка жизни оживает в устах нашего музейного сотрудника.

Он родился в 1911 году в деревне Родионовка Курманаевского района Оренбургской области. Отучился в школе и остался дома помогать родителям с хозяйством. Помимо обычной деревенской работы, на его плечи легла и серьезная обязанность: воспитывать младших братьев и сестер. Чуть позднее он отучился на курсах комбайнеров и работал в местном колхозе «Рабочая Москва». И все так бы и шло, если бы в 1933 году его не призвали в Рабоче-крестьянскую Красную армию. Там Александр прошел курс молодого бойца, а после направился на учебу в школу по подготовке младших командиров 32-го кавалерийского полка, который дислоцировался в Гомеле.

— С 1934 года он служил в Калинковичах командиром отделения, а после стал старшиной 68-го отдельного разведывательного батальона. С января 1940 года в его составе принимает участие в боях на советско-финляндском фронте. И именно в тех боях его награждают орденом Красного Знамени за мужество. Скороваров стал первым кавалером ордена в своей дивизии.

Напомним, что орден Красного Знамени был одним из высших орденов в СССР! Награждали им лишь тех, кто проявил особую храбрость и самоотверженность. Интересно, что им награждались и войсковые части, корабли, организации. Их также после называли Краснознаменными.

Уже после окончания Советско-финляндской войны разведбатальон Александра Скороварова передислоцировали в Витебск, где его и застала война.

Плен, лагерь, побег

22 июня 1941 года. По приказу командования 68-й отдельный разведывательный батальон 37-й стрелковой дивизии Западного фронта выступил навстречу врагу. Но к концу дня в предместьях Лиды на станции Вороново они сталкиваются с передовыми частями противника. Тяжелый оборонительный бой, большие потери приводят к тому, что батальону приходится отступать по минскому направлению. 6 июля они занимают оборону возле деревни Бакиново Дзержинского района. Принимается решение: основные силы батальона идут на прорыв, а оставшиеся, в том числе и тыловые части 37-й стрелковой дивизии под командованием начальника штаба 68-го отдельного разведывательного батальона лейтенанта Александра Скороварова, прикрывают отход. Екатерина Новицкая зачитывает воспоминания Александра Стефановича. Орфография и пунктуация сохранены: «…К исходу дня 7 июля большинство бойцов вышли из строя и с наступлением темноты нами было принято решение пробиваться к основным частям Красной Армии. Чтобы в случае гибели документы не попали врагу, мы закопали их в землю на опушке леса возле деревни Бакиново, надеясь, что оставшиеся в живых через несколько дней возвратятся на эти места. Здесь же я спрятал партийный билет, удостоверение личности, штабные документы и принадлежащий мне орден…»

Слишком большие надежды… Во время выхода из окружения лейтенант Скороваров был контужен и в бессознательном состоянии взят в плен, оказался в лагере для военнопленных в Минске. Прошло лишь пару дней, как его и других бойцов отправили в товарных вагонах в концлагерь под Берлином.

— Он был смелым человеком — решился бежать. Осенью 1941 года Александр Стефанович предпринял попытку побега, но его поймали и перевели в концлагерь Зейнштат, который находился на территории Чехословакии, — описывает события Екатерина Новицкая. — Там он вышел на связь с участниками Сопротивления и активно включился в него. С помощью сопротивленцев, которые помогли многим бежать, летом 1943 года он вновь попытался совершить побег и вновь был пойман. Правда, в этот раз лишь через месяц — на границе Польши и Чехословакии. Его снова перенаправили в лагерь, на этот раз в город Боденбах.

Спустя время Скороварова вновь переводят в лагерь Зейнштат, где до 5 апреля 1945 года он вынужден был находиться. Почему же столько раз меняли место назначения лейтенанта? Ответ довольно тривиален: пленный показал себя ловким, умелым и прытким человеком, желающим вырваться из оков противника. Еще после второго побега он находился на строгом режиме и под тщательным контролем служб лагерей. Побег был невозможен, но он продолжал сотрудничать и в лагере с чехословацким подпольем, которое и помогало узникам, находящимся под строгим контролем, бежать.

— Гестапо начало подозревать Александра Скороварова в связи с подпольем, в агитационной работе среди военнопленных. До него дошли слухи, что против него готовится обвинение, его может ожидать расстрел. Что ему оставалось? Бежать от неминуемой смерти, — интригует Екатерина Новицкая.

5 апреля 1945 года при содействии чехословацких подпольщиков ему удалось сбежать и укрыться на конспиративной квартире подпольщиков. Скоро пришла Красная армия, в рядах которой он служил до декабря 1945 года и уже после был переведен в запас и демобилизован. Интересно, что после войны Александр Скороваров остался жить на белорусской земле. Он вернулся в Калинковичи Гомельской области.

Бульдозерист и земляные работы

Орден Красного Знамени Александра СКОРОВАРОВА, которым он был награжден за участие в Советско-финляндской войне. Именно он был закопан вместе со штабными документами в Дзержинском районе во время выхода из окружения. 
Конечно, Александр Стефанович не мог забыть о своей гордости — ордене Красного Знамени. Неоднократно он приезжал на место, где с товарищами закопал документы и орден. Увы, найти его не мог: местность изменилась в ходе боев. Екатерина Новицкая указывает на находящийся за музейным стеклом орден с Красным Знаменем и знаменитой фразой «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»:

— В 1958 году ему выдали дубликат ордена Красного Знамени. Да, не оригинал, но все же… Проходит время, на дворе 1963 год. Александру Стефановичу приходит новость: при проведении земляных работ в карьере бульдозерист Дзержинского мелоизвесткового завода откопал документы и орден!

Время над бумагами не сжалилось: истлевшие документы передали в Калинковичский горвоенкомат. А орден — владельцу.

— В 1964 году Александр Скороваров передает орден с уникальной историей в наш музей, — с гордостью говорит Екатерина Новицкая. — У нас же хранится и его автобиография, набранная на машинке. Дубликат ордена остался у ветерана.

kasel@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей МАТЮШ
Загрузка...