Не остаться бы на обочине прогресса...

РОССИЙСКОЕ сельское хозяйство продолжает развиваться по экстенсивному пути, пишет на Эксперт.ру один из немногих признанных авторитетов в сельском хозяйстве академик РАСХН Валерий КИРЮШКИН. По технологическому уровню земледелия РФ на уровне самых отсталых африканских стран. Экстенсивный путь развития постепенно заводит отрасль в тупик: природные ресурсы истощаются, эффективность производства и качество продукции не растут. Без выхода сельхозотрасли на новый технологический уровень невозможно обеспечить продовольственную безопасность страны.

Политика государства в сфере АПК глазами российского академика.

РОССИЙСКОЕ сельское хозяйство продолжает развиваться по экстенсивному пути, пишет на Эксперт.ру один из немногих признанных авторитетов в сельском хозяйстве академик РАСХН Валерий КИРЮШКИН. По технологическому уровню земледелия РФ на уровне самых отсталых африканских стран. Экстенсивный путь развития постепенно заводит отрасль в тупик: природные ресурсы истощаются, эффективность производства и качество продукции не растут. Без выхода сельхозотрасли на новый технологический уровень невозможно обеспечить продовольственную безопасность страны.

Самый яркий показатель аграрного технологического уровня — средняя урожайность зерновых. В России последнее десятилетие она колеблется вокруг 19 центнеров с гектара. Даже среднемировая урожайность в полтора раза выше наших рекордных 32 центнеров с гектара, а в развитых сельхозстранах давно перейден рубеж в 70—80 центнеров и больше. По мнению специалистов, в российском сельском хозяйстве очень немногие используют интенсивные, ресурсосберегающие технологии, а большая часть сельхозпредприятий страны работает по экстенсивной модели.

Такая оценка подтверждается многими факторами. Так, количество используемых минеральных удобрений в стране в четыре-пять раз меньше, чем необходимо для интенсивного земледелия. Семенной фонд — с простейшей генетикой, «толерантный»; гибридные сорта, используемые в интенсивных технологиях, распространяются лишь в некоторых наиболее развитых отраслях — в производстве подсолнечника, сахарной свеклы. Химические средства защиты растений от болезней и вредителей, которые напрямую влияют на урожайность и качество продукции, использует, по данным компании «Сингента» (один из мировых лидеров в этой области), меньше половины российских земледельцев, и то лишь однократно за время созревания урожая. Сельскохозяйственная техника, по оценкам Павла Репникова, президента ассоциации дилеров сельскохозяйственной техники «Асход», только у 10 процентов сельхозпроизводителей соответствует требованиям современного уровня, в основной же массе она является морально устаревшей, узконаправленной и экономически малоэффективной. Да и физическая изношенность сельхозтехники составляет около 70 процентов.

В результате экстенсивного ведения хозяйства земледелие в стране не только низкоэффективно и дает низкокачественную продукцию, но и ведет к истощению природных ресурсов. «Деградация черноземов, водная и ветровая эрозии, истощение почв — все это очень актуальные проблемы, с каждым годом нарастающие», — говорит Валерий Кирюшин. По его мнению, в стране никакой аграрной (земельной) политики просто не существует. Сокращение обрабатываемых земель на 20 млн. гектаров за время рыночной экономики произошло не по итогам научных рекомендаций, а в результате «социального опустынивания». Так, на севере, северо-западе страны (Новгородская, Псковская области) пустуют целые деревни, земли заброшены, хотя условия там очень хорошо подходят, например, для пастбищного молочного животноводства. Есть подобные примеры в Саратовской, Астраханской и ряде других областей.

Проблема технологической отсталости особенно обнажилась в прошлом году из-за небывалой засухи, погубившей почти треть урожая и отбросившей растениеводство на несколько лет назад. Повсеместное применение ресурсосберегающих технологий точного высева (их можно использовать на трех четвертях черноземов, тогда как сегодня они грамотно используются на единицах процентов земель) могло бы в несколько раз снизить риск неурожая. Сыграло негативную роль и малое количество минеральных удобрений, которые способны поддерживать посевы в сложной климатической ситуации. К сожалению, даже после засухи государство не осознало, что корень проблемы — именно в технологической отсталости земледелия, и не сделало ни одного шага в сторону изменения ситуации.

«Применение минеральных удобрений сегодня является определяющим фактором в интенсификации земледелия, — убежден профессор Кирюшин. — Наша промышленность производит 14—16 миллионов тонн удобрений в действующем веществе, чего хватило бы для получения 300 миллионов тонн зерна на площади посевов 70 миллионов гектаров. На существующих посевах площадью 47 миллионов гектаров можно вырастить 180—190 миллионов тонн зерна, используя 9 миллионов тонн удобрений. То, что весь этот объем удобрений уходит за рубеж, за исключением 2 миллионов тонн, оставляя нам все экологические издержки по их производству, относится к категории парадоксов». После массового внедрения в наше сельское хозяйство ресурсосберегающих технологий потребность в минеральных удобрениях существенно сократится. Но сегодня наше экстенсивное земледелие столь истощило почвы, что вырастить качественную продукцию с конкурентным уровнем урожайности и себестоимости практически невозможно.

Еще один сюжет, касающийся повышения уровня интенсивности нашего земледелия: нам надо решить, на какой мы стороне в отношении генномодифицированных продуктов. Сегодня сложилась парадоксальная ситуация: продажа продукции, выращенной из ГМО-материалов, не запрещена, а само выращивание таких продуктов под запретом. То есть местные производители многих продуктов (сои, рапса, кукурузы, картофеля и др.) заранее находятся в худшей конкурентной ситуации, поскольку себестоимость производства их ГМО-аналогов, при грамотном использовании этой технологии, ниже. В настоящее время власти демонстрируют отсутствие позиции по этому вопросу. Профессиональное же сообщество считает, что нужно разрешить ГМО-земледелие, иначе развитие отрасли замедлится.

Безусловно, для качественного рывка в технологическом уровне нашего сельского хозяйства понадобятся значительные средства. О перспективах массовых внутренних инвестиций эксперты высказываются скептически — никаких предпосылок для этого сегодня нет. Возможно, ситуацию изменят западные инвесторы, приход которых, по мнению экспертов, неизбежен. Ведь если глобально посмотреть на место России в мировом сельском хозяйстве, то становится очевидно, что мы — сельскохозяйственная страна. Это и большой объем пахотных земель, и очень хорошие черноземные почвы, и климат, идеально подходящий для зерновых и ряда овощей. И плотность населения для этого оптимальная.

Нам же самим хорошо бы определиться с целями, стоящими перед отраслью. Чего мы хотим? Просто накормить своих граждан качественными продуктами и обеспечить свою продовольственную безопасность? Решить социальные вопросы занятости населения? Стать крупнейшим экспортером продовольствия? На наш взгляд, все эти цели актуальны и требуют интенсификации сельского хозяйства.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?