Народная газета

Не один дома

Как стимулировать рождаемость

Увеличение численности населения — одна из главных социальных задач, стоящих перед нашим обществом, где подавляющее большинство семей воспитывают одного-двоих детей. Проблема спада рождаемости характерна для многих развитых стран. И в каждой из них к ее решению подходят по-разному. В Евросоюзе разрыв между смертностью и ростом популяции пытаются сократить за счет притока мигрантов, в России основную ставку сделали на материнский капитал. В Беларуси оказывают серьезную государственную поддержку многодетным семьям, однако по-прежнему эта прослойка населения у нас представлена в меньшинстве. Почему так происходит и что необходимо сделать для того, чтобы нас стало больше? Об этом рассуждают наши эксперты.

Фото БЕЛТА

Верните престиж материнству

О проблемах многодетности я знаю не понаслышке, поскольку сам воспитываю четверых детей. И не спешу обвинять супругов, которые решают остановиться максимум на двоих детях в семье, поскольку понимаю: причины для этого имеются уважительные. Попробую объяснить свою позицию на простых примерах.

Допустим, первый малыш достигает трехлетнего возраста и супруги решают завести второго ребенка. В этом случае пособие будет выплачиваться в полном размере на ребенка до трех лет и только в размере 50% — на старшего. Хотя, что уж там скрывать, затраты на него гораздо выше. При этом не важно, будет детей двое, трое или четверо: пособие на ребенка детсадовского возраста и старше будет то же самое. Теперь представьте: у женщины трое детей и только один из малышей — до трех лет (она получает на него полное пособие). Работать мать семейства не может — смотрит за ребенком. А не дай бог что-то приключилось с мужем (заболел или потерял работу) — одной прокормить детей невозможно. Семья сразу попадает в статус неблагонадежных, что влечет за собой дополнительное унижение и всякого рода проверки контролирующих органов. При этом, как только младшее чадо преодолевает порог трехлетнего возраста, ежемесячное пособие заканчивается (за исключением пособий на детей-инвалидов и некоторые другие категории).

Разберемся с социальными льготами. На мой взгляд, они крайне незначительны. Да, есть послабления по налогам. Но все остальное оказалось лично для моей семьи неважным. Про семейный капитал отдельная история. И оформление непростое, и пока никто из моих знакомых так и не смог им воспользоваться, хотя и по состоянию здоровья это требовалось. В России семейный капитал — это реальный актив, которым легко можно воспользоваться, у нас это совсем не так.

Теперь давайте возьмем вопрос банального передвижения многодетной семьи по городу. Если нет машины, это превращается в колоссальную проблему. Опять-таки, если муж на работе, то любой выход жены из дома — только в сопровождении всех детей. Проехать на такси сложно, так как водители редко запасаются двумя-тремя детскими креслами, да и возить ораву детей часто отказываются. Возникают банальные сложности доставить ребенка в садик или школу.

Есть и социально-психологический нюанс. К многодетным семьям в нашем обществе относятся неоднозначно. Если в древности большое количество детей воспринималось как Божье благословение, то теперь это считается попросту непрестижным. Нас часто воспринимают как иждивенцев, хотя подобное определение характерно для западных стран, а отнюдь не для Беларуси.

Часто приходится слышать и такое мнение: имеет ли смысл активно “напирать” на многодетность, если у нас слишком высок процент неблагополучности в данной категории семей? Отвечу так: “нехороший” статус матери и отцы часто получают не только потому, что они с чем-то не справляются, но и потому, что социальные службы, так же как и преподаватели в школах, чаще видят свою задачу в контроле, а не в реальной помощи. Кроме того, многочисленные контролирующие и проверяющие органы толком не знают, как поддерживать такие семьи и как им помогать. Выделят, к примеру, какую-то сумму денег — и привет. А мне довелось наблюдать, как система господдержки многодетных работает в США, и меня это очень впечатлило. Например, матерей побуждают к разной социально полезной работе, за которую дают определенные кредиты, которые многодетные семьи могут обменять на что-то ценное для себя и для ребенка. Также организуются курсы по обучению многодетных мам, выпускницам таких курсов помогают хорошо трудоустроиться.

Думаю, и наша страна в состоянии перенять положительный пример. Но для начала нам необходимо избавляться от стереотипа, что дети — это обуза. Также нужно что-то делать с идеологическим аспектом уважения к родительству. Раз в году провести Неделю матери (при полном отсутствии праздника День отца!), вручить подарки, сказать красивые слова — это, конечно, лучше, чем ничего. Но явно недостаточно для поднятия престижа этой самой сложной и ответственной профессии в жизни. Быть худощавой супермоделью или мачо в общественных стереотипах нашей молодежи куда круче, чем быть многодетной матерью или отцом. Это вопрос к тем, кто определяет, какие фильмы нужно брать в прокат и показывать у нас в кинотеатрах, какие устанавливать на улицах билборды, истории каких личностей ставить школьникам и студентам в пример.

Нужно отдавать себе отчет в том, что в погоне за престижной профессией, якобы престижным статусом семьи с одним ребенком, за материальными ценностями в ущерб нравственным мы, потребительское общество, идем дорогой в никуда. ЕС, к примеру, столкнулся с миграционным кризисом. Это многогранная проблема. И у приезжих в отличие от европейцев сохранились традиции многодетности. Так что демографическую задачу нельзя решить только в экономической плоскости, нужно обязательно учитывать и ментальный аспект.

Михаил Дернаковский, психолог, психотерапевт

Всё зависит от экономики

Проблемы демографической безопасности актуальны не только для нашей страны. Ритм жизни ускоряется, материальных благ становится больше, многие вещи и услуги, о которых раньше только мечтали, становятся более доступными. Естественно, молодые семьи не спешат возлагать на себя лишний груз ответственности и обзаводиться детьми, хотят подольше пожить для себя. Это нормальный процесс. К тому же спад рождаемости, который ожидает нас в ближайшие годы, во многом носит объективный характер. На 1980-е пришелся беби-бум, а потом пришли провальные 1990-е. Поэтому с каждым годом будет снижаться количество женщин репродуктивного возраста. Выйти из этой демографической ловушки можно только за счет рождения двух-трех детей в семье. Поэтому, сколько бы мы ни пропагандировали культ счастливой благополучной семьи с детьми, сколько бы ни говорили, что наши бабушки жили во сто крат беднее, а рожали больше, воспитание, идеологию и менталитет надо подкреплять экономическими стимулами. Таковы реалии, и от них никуда не денешься.

В Беларуси выстроена очень мощная система поддержки семей с детьми. Приведу такую цифру: ежегодно около двух процентов ВВП идет на выплату детских пособий. Их в стране 11 видов. Выплачивается приличная единовременная помощь при рождении ребенка. Не во всех даже самых богатых странах мама может позволить себе находиться в отпуске по уходу за ребенком до трех лет. Это очень большие затраты для бюджета, но государство идет на них, потому что человеческий капитал — самый главный ресурс для страны.

Конечно, жизнь вносит свои коррективы в наши планы, и законодательную базу также необходимо подстраивать под эти изменения. Например, узаконили в свое время такой вид долгосрочной поддержки многодетных семей, как семейный капитал, то есть единовременное предоставление безналичных денежных средств в размере 10 тысяч долларов при рождении, усыновлении (удочерении) третьего или последующих детей. И вот результат. Если в 2015 году было открыто 11 582 депозитных счета, то в 2016-м уже 18 983. Но, думаю, эффект от этой меры был бы еще более весом, если бы этим капиталом можно было воспользоваться, не дожидаясь, пока ребенку исполнится 18 лет, на те цели, которые предусмотрены законодательством.

Пособие по уходу за ребенком до трех лет увеличили, привязав его к средней зарплате. Разумный и правильный шаг. Но и здесь есть свои нюансы. Ведь если женщина получает зарплату в два-три раза выше средней по стране, вряд ли она решится оставить такое место и на три года уйти в декрет, лишившись значительной части дохода. Возможно, есть смысл подумать о дифференциации размера ежемесячного пособия в зависимости от заработка. Кроме того, пока у нас слабо стимулируется рождение второго ребенка. Первого рожают, как правило, смелее и увереннее, а вот решиться на второго сложнее, поскольку содержание двоих детей даже для семьи со средней зарплатой обходится недешево.

С интересной инициативой выступили некоторые наши российские коллеги, предложив освободить от налогов семьи с пятью и более детьми и на 50 процентов сократить налоги для семей с тремя детьми. Вообще, любые идеи и предложения по увеличению пособий, расширению системы кредитования, поддержке в решении жилищного вопроса, предоставлению оплачиваемого отцовского отпуска как минимум заслуживают внимания. Конечно, каждая из них требует взвешенного, обдуманного подхода, всестороннего анализа и расчетов. Ведь бюджет не резиновый, и взять из него мы сможем ровно столько, сколько туда внесем. Скажем, я абсолютно поддерживаю идею развития инфраструктуры в городах, чтобы родители могли водить своих детей в сады и школы по месту жительства, чтобы в группах не было по 30 детишек, а в поликлиниках не приходилось отстаивать очереди и тратить время, которое можно было бы использовать с большей пользой для семьи. Но и здесь нужен точный расчет, чтобы не повторился период, когда строили детские сады едва ли не у каждого подъезда, а потом не знали, кому их передать.

Так или иначе, все меры экономического стимулирования упираются в эффективность работы нашей экономики. Вот почему надо создавать новые рабочие места с достойной зарплатой, повышать качество продукции и увеличивать экспорт. Ведь от того, как сработает экономика, зависит и наполняемость бюджета. А чем больше в нем денег, тем больше потратим на социальную политику, тем больше получим пространства для маневров и в плане поддержки молодых семей.

С другой стороны, нельзя полагаться только на государство. Скажу прямо: уровень рождаемости во многом зависит и от здоровья людей. С одной стороны, растет средняя продолжительность жизни, с другой — все больше мужчин умирают в расцвете сил от последствий курения, алкоголизма, гиподинамии. Инфаркты и инсульты в 35—40 лет уже не редкость. О каком деторождении здесь можно говорить? Пора понять, что каждый сам в ответе за свое здоровье. Иначе трудно рассчитывать, что сумеем взрастить и воспитать здоровое поколение.

Олег Левшунов, депутат Палаты представителей Национального собрания

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости