Не обходя острых углов

Интервью Президента популярному британскому ежедневнику «Индепендент» сложилось несколько необычно...

Интервью Президента популярному британскому ежедневнику «Индепендент» сложилось несколько необычно. Да, были и ранее долгие общения Александра Лукашенко с журналистами. Западных гостей всегда впечатляли искренность и эмоциональность собеседника. Ведь приезжают они в страну, словно запрограммированные на устоявшиеся в своих странах клише о «диктатуре», «режиме» и прочих страшилках. Они морально готовятся к встрече чуть ли не со средневековой деспотией, заранее жалеют «угнетаемый народ» и вдруг оказываются во вполне цивилизованной и культурной стране. Идут по улице — вокруг улыбчивые лица. А Президент оказывается весьма приятным и откровенным собеседником, готовым аргументированно отвечать на любые, даже самые неудобные вопросы.


Со стороны всегда любопытно наблюдать метаморфозы в сознании гостей. Это легко читается по озадаченным лицам в конце разговора — они открыли для себя нового человека... Здесь же был особый случай. Все–таки приехавший в Минск Евгений Лебедев — человек с русскими корнями. Несколько лет назад его отец, известный российский бизнесмен Александр Лебедев, купил увязший в долгах «Индепендент» всего за один фунт стерлингов. Его сын Евгений сейчас владелец и один из основных обозревателей газеты. И показалось, что в разговоре с Президентом он выступал не только в роли интервьюера, а еще и искал ответы на многие вопросы лично для себя. Это были четыре часа, проведенные не в режиме «вопрос — ответ». Сложилась настоящая дискуссия. Местами острая. Обо всем: о внутренней и внешней политике, об оценке важнейших мировых событий, о личном.


Зашла речь о событиях в арабском мире. Александр Лукашенко поставил вопрос ребром:


— Разбомбили Ирак. Зачем? Там тысячи угробили ни в чем не повинных людей. Там гибли дети! Они ни в чем не виноваты. Какую демократию вы туда несли?


Евгений Лебедев сделал попытку парировать:


— Я не защищаю войну в Ираке. Есть два мнения. Есть мнение, что война была неправильная. Есть мнение, что была правильная, потому что свергли настоящего диктатора...


— Хорошо, вы повесили Хусейна. Но вы около миллиона человек угробили ради того, чтобы Хусейна повесить.


Такими короткими, но емкими обменами репликами был пронизан весь разговор. Президент свою позицию неизменно развивал:


— Кому–то надо было поджечь пожар «арабской дуги». Я тогда, в первые же дни, когда начались эти революции, осудил Запад и сказал: то ли еще будет! Сегодня мы видим, к чему это привело. Вспыхнула вся дуга. Везде очень горячо. Но удивительно, что из этой дуги были изъяты государства, которые поддерживают теснейшие отношения с США. Вас это не настораживает? Поэтому то, что это сценарий заокеанский, было видно невооруженным глазом. И когда ситуация начала развиваться в невыгодном для них ключе, они начали открыто бомбардировки.


Любопытно, что в какой–то момент гость согласился, что экспорт революций — не самое удачное изобретение Запада.


Александр Лукашенко на этот счет высказался так:


— Нам не нужен экспорт революций. Так зачем экспортировать демократию? В их понимании слова. Какая «демократия» в Ираке, если там каждый день взрываются бомбы и гибнут сотни людей, а тысячи остаются калеками? А сколько было уничтожено раньше? Не в демократии здесь дело. Ирак надо было расчленить. Нефть нужна была. Кому это сегодня непонятно? А «демократия» — флаг. Ширма. Прикрытие этого разбойного процесса.


Прокомментировал Президент и попытки разыграть подобный сценарий в нашей стране:


— Я живу, когда меня Запад «демократизирует», грубо говоря, дубинкой каждый день. Кому нужна такая «демократия»? Какая демократия? Это двойные стандарты. Нас американцы, к примеру, хотят «демократизировать». Ну хорошо. Только вы идите сначала Саудовскую Аравию демократизируйте. Вот «демократизировали» Египет. А ведь в Египте более демократичный был режим.


Такая «демократия» нам неприемлема. «Демократия», которая убивает за пределами страны миллионы ни в чем не повинных людей. Меня обвиняют в том, что я подписал указ и двух террористов казнили, а в это время миллионы людей убивали.


Манипуляции во время выборов — еще одна популярная на Западе легенда о Беларуси. Александр Лукашенко коснулся и этой темы:


— Почему вы лезете в наши традиции и наше законодательство? Мы хотим, чтобы у нас Президент избирался большинством. Вы подвергаете это сомнению? Называйте факты! Вы говорите, что мы сфальсифицировали? Называйте конкретные факты! А сколько организаций и независимых наблюдателей видели иное? А как объяснить то, что у меня на столе до президентских выборов за месяц лежал отчет ОБСЕ об итогах проведения выборов в Беларуси?.. А когда прошли выборы, один к одному опубликовали. То же и сейчас было. За неделю приехали уже с готовой болванкой оценки выборов. Все заранее было обозначено, и мы это знали.


Александр Лукашенко всегда охотно объясняет свою открытость перед журналистами из любой страны. Пусть даже, выполняя определенный заказ, они и не предложат публике максимально объективный материал. Но если лично для себя сделают вывод, что не все так однозначно, как порой рисует их пропаганда, — уже хорошо. Показалось, что обильную почву для размышлений из разговора вынесли и Евгений Лебедев, и участвовавшая в беседе корреспондент Би–би–си Наталья Антелава. А что они напишут, как прокомментируют — прочитаем.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...