«Не менять, а совершенствовать»

Разговор с министром лесного хозяйства Виталием Дрожжей, о том, что происходит сегодня в отрасли

Лес — это не только место для отдыха горожан, но и ценный стратегический ресурс для небольших лесопилок и мебельных гигантов. Не зря в свое время на модернизацию деревообработки государство сделало большую ставку. Поэтому перед Минлесхозом стоит непростая задача: создать не только систему, которая позволяет обеспечить сырьем всех потребителей, но и гарантирует его рациональное использование. О том, что происходит сегодня в отрасли, разговор с министром лесного хозяйства Виталием Дрожжей, который руководит ведомством чуть больше полугода.

Как посчитать сырье


— Виталий Александрович, перед отраслью стоит задача ввести электронный учет древесины в 2020 году. Что это значит, и на каком этапе сегодня процесс?

— Полное название системы — электронная автоматизированная единая система учета заготовленной древесины. Ее эффект сложно переоценить. Прежде всего, это даст возможность получать оперативные данные о том, каким объемом готового сырья и на каких этапах заготовки мы располагаем. При этом будет ужесточен контроль за перемещением древесины.

Внедрение — процесс длительный и непростой. Сегодня главное — понимать, насколько максимально можно автоматизировать систему и с какой точностью мы должны получать информацию. Если задаться целью, лес можно мерить в миллиметрах. Но нужна ли нам такая точность? Одни эксперты говорят, что надо мерить каждый ствол. Другие — необходимо мерить штабель. Третьи предлагают мерить транспортную единицу... Так или иначе, система будет внедрена по всей стране. Поэтому ее предстоит согласовать с заинтересованными. Среди них и лесопользователи, и контролеры. Последние, конечно, хотели бы знать как можно больше. Но главная задача системы учета — поставлять оперативные данные, важные для принятия управленческих решений.

Сегодня в лесхозах отрасли уже работают три пилотных проекта. Закуплено необходимое оборудование, создан банк данных — единый сервер, где будет накапливаться вся информация. С 1 января 2020 года единая автоматизированная система учета заготовленной древесины будет введена повсеместно. Но нужно понимать, что в процессе эксплуатации по мере необходимости в нее будут вноситься определенные коррективы.

Короеду все ни по чем


— Основная лесообразующая порода сегодня в зоне риска: происходит  массовое усыхание сосновых насаждений. Как идет борьба на этом фронте?

— Вершинный и шестизубчатый короеды, которые вызывают сегодня усыхание сосны, всегда были в наших лесах. Но климатические изменения последних лет — жара, засуха, ураганы, с одной стороны, подорвали «иммунитет» самих насаждений, а с другой, создали условия для роста численности вредителей. Ослабевшие деревья, выделяя меньше смолы, не справляются с атаками жука и погибают. А тот, в свою очередь, активно размножается, и все интенсивнее атакует. Как следствие — идет усыхание. Но главная проблема в том, что сегодня нет механизма ранней диагностики. Нет возможности и ограничить расселение вершинного короеда буферными зонами, так как он расселяется хаотично: рядом могут быть и сухие, и здоровые деревья.

На 1 октября общая площадь усыхающих сосновых насаждений, потребовавших проведения сплошных санитарных рубок, составила 29,8 тысячи гектаров. Больше всего страдают Гомельская и Брестская области. Также проблема есть в Минской, отдельных районах Могилевской областях. Ситуация непростая, но контролируемая. Единственный способ борьбы с короедом — вырубка поврежденных насаждений и сжигание порубочных остатков. Последнее — очень важный элемент борьбы с жуком. Но в этом году пожароопасная ситуация не позволяла проводить сжигание в полном объеме. В отдельные периоды мы вынуждены были даже инициировать запрет на посещение лесов. Поэтому порубочные остатки просто измельчали. Не помощник в борьбе с короедом и «химия». Вместе с наукой мы отработали все варианты, пробовали различные растворы — эффекта не дал ни один. Поэтому в нынешнем осенне-зимнем сезоне будем стараться наращивать объемы вырубок и сжигания порубочных остатков.

— Короедное усыхание в сосновых насаждениях сопряжено не только с экологическими, но и с экономическими сложностями для лесного хозяйства?

— Определенно. Половину объемов древесины лесхозы сейчас заготавливают именно в усыхающих насаждениях. И несмотря на то, что мы приостановили плановые рубки, в отдельно взятом временном промежутке образовался переизбыток сырья. Чтобы максимально вовлечь в переработку наш ресурс, в Правительстве провели ряд совещаний. И 19 сентября принято Распоряжение Президента №190рп, которое упрощает порядок покупки такой древесины. Чтобы физлицо или юрлицо могли обратиться в лесхоз и без торгов купить эту древесину по прямым договорам. При этом цена определяется не ниже среднекотировочной по прошлым торгам на бирже.

«Этот год нестандартный для всех»


— И это на фоне запрета на экспорт круглого леса. Год очень непростой с финансовой точки зрения для лесного хозяйства?

— В основе решения закрыть экспорт круглого леса — стратегические цели. Из страны нельзя вывозить сырье — экспортировать нужно продукцию глубокой переработки, с высокой добавленной стоимостью. Другое дело, что в масштабах страны сегодня нет возможности переработать весь ресурс, в том числе потому, что остаются вопросы с выходом на проектную мощность у больших заводов. Но надеюсь, что следующий год будет более планомерным.

— А деревообрабатывающие цеха в самих лесхозах могут решать эти задачи по сокращению остатков?

— Страна определилась, кто должен перерабатывать древесину, а кто выращивать. Вместе с тем в 74 лесхозах из 98 есть свои цеха. Они не конкурируют с предприятиями концерна, так как не перерабатывают высокотоварную древесину. Да, наши цеха решают много социальных задач: рабочие места, налоги, обеспечение местного населения продукцией… Мы доказываем свою незаменимость именно в этом сегменте. Но мы не можем, да и не ставим задачу в разы нарастить деревообработку.

— Но на фоне закрытия экспорта цены на внутреннем рынке пошли вниз. Между тем по ряду причин стоимость балансов на европейском рынке сегодня достигает 65 евро за кубометр. Как лесхозы планируют минимизировать потери от отсутствия экспорта круглого леса?

— Этот год нестандартный для всех. Но мы к нему готовились. Настраивали своих руководителей на поиски решения по минимизации потерь валютной выручки, по увеличению реализации переработки древесины. Сегодня наши производства высокоэффективны, выпускают продукцию с высокой добавленной стоимостью. Мы ставим дополнительные сушильные камеры, покупаем щеподробильную технику, будем реализовывать новые проекты по выпуску топливных гранул. Основная задача — сделать нашу деревообработку безотходной. Да, падение по экспорту неизбежно. Но сегодня мы стабильны, устойчивы с точки зрения финансов, так что не вижу поводов для волнения.

Во время закладки памятной аллеи в Республиканском лесном селекционно-семеноводческом центре.

Торги предлагается усовершенствовать


— По сути, вырубаемый объем древесины по стране расписан до 2025 года под нужды модернизированных и недавно созданных предприятий. Но внутренний рынок пока не в состоянии переработать все, что запросил, экспорта нет. Как следствие — имеем остатки. Каким вы видите решение этой проблемы?

— Ресурс не нужно делить — нужно создать условия для его эффективного использования. Да, есть согласованный со всеми заинтересованными баланс сырья до 2025 года. В страну нужно пускать всех деревообработчиков. И создать при этом равные для всех условия покупки ресурса. Это приведет к увеличению игроков на рынке. Преимущества конкуренции очевидны. Кроме формирования объективной цены на сырье, это подтолкнет и развитие всей деревообработки в стране. Потому что менее эффективные переработчики задумаются о модернизации.

Мы объявили о наличии ресурсов в стране. Механизмы реализации древесины тоже известны — в основном через биржу. По сути, у нас уже создан абсолютно рабочий механизм торгов и есть все условия для организации цивилизованной торговли древесиной. Его нужно подшлифовать. В частности, сделать годовые торги ключевым элементом механизма реализации лесного ресурса. У нас и сегодня есть годовые торги. Проходят они в ноябре, и на них выставляется 40 процентов запланированного объема заготовки сырья следующего года. Остальное продается на квартальных и текущих торгах в течение года. Я убежден в большей эффективности другой схемы. Она предполагает прежде всего увеличение объема выставляемого ресурса — не менее 70 процентов запланированного потребителями годового объема. Изменить стоит и сроки проведения самих торгов: делать это не позднее, чем в августе, предварительно собрав заявки у покупателей. Главное — привести на торги всех потребителей ресурса: от фермера, которому нужно несколько кубометров, до крупного переработчика с потребностями более миллиона кубов. И ввести ответственность за невыполнение заявленных обязательств.

— Какой смысл менять то, что вы сами назвали достаточно цивилизованным подходом к реализации ресурса?

— Не менять, а совершенствовать. Для этого есть несколько важных причин. Поляки, опыт которых мы сейчас изучаем, отдают на годовые торги 90 процентов. Мы же предлагаем пока 70. Остальные 30 процентов можно будет купить в течение года, если не хватит сырья или кто-то по какой-то причине не смог попасть на годовые торги. Но определенно такой подход позволяет еще до торгов прояснить два важных момента. Прежде всего, что мы можем предложить. И когда будем иметь все заявки, получим ответ на то, что именно надо готовить.

Проведение годовых торгов в августе, а не в ноябре позволит и покупателю, и продавцу заранее все просчитать и спланировать следующий год. За это время должен развернуться и рынок услуг — исходя из объемов и цены, по которой продали ресурс, можно будет сформировать и цену на услугу по его заготовке. Сейчас мы вначале покупаем услугу, а потом продаем лес. И зачастую стоимость леса не может покрыть цену услуги.

Отдельный вопрос — ответственность покупателя. Сегодня ее практически нет — можно заявить о потребности в сырье и его не купить. Чтобы решить вопрос с остатками, необходимо установить ответственность за невыборку заявленных годовых объемов. Например, пришел крупный потребитель, заявил о потребности в 1 млн кубометров. А взял всего 500 тысяч. Значит, на следующие годовые торги, какую бы заявку он ни писал, больше 500 тысяч взять не сможет. И наоборот. Заявил 1 млн, купил его, показал, что состоятелен. Кроме того, в течение года на текущих торгах добрал еще 200 тысяч. Значит, на следующий год он может прийти на годовые торги и писать заявку уже на 1,2 млн.

Все элементы этого механизма еще можно и нужно прорабатывать. Понятно, что у него будет много как сторонников, так и противников. Но с точки зрения министерства, для планирования это почти идеальный механизм реализации ресурса.

Во время облета усыхающих насаждений.

Новый взгляд на ЗКС


— И не могу не спросить о создании этого самого ресурса. В отрасли ведется строительство лесосеменных центров, где будет выращиваться посадочный материал с закрытой корневой системой. Это технологически не самая простая и не самая дешевая технология. И у вас, насколько мне известно, несколько скептическое отношение к ЗКС. Поделитесь мнением.

— Думаю, у нас все-таки нет достаточного опыта по выращиванию не самого посадочного материала с закрытой корневой системой, а выращивания из него леса. Поэтому недавно мы с командой ездили в Польшу, где с таким посадочным материалом работают уже более двух десятилетий. А вот лесных культур посадочным материалом с ЗКС в Польше создается гораздо меньше, чем мы себе запланировали — всего 7 процентов. У нас уже 10 процентов, в следующем году этот показатель будет в районе 15. К 2020 году, полагаю, мы все же остановимся на 15—17 процентах. А лесосеменные центры продолжим строить. Создаются они на средства займа Всемирного банка. Два уже есть. В конце октября откроется лесосеменной комплекс в Глубокском опытном лесхозе. В ноябре — в Республиканском лесном селекционном центре под Минском. В следующем году начнем строительство в Могилеве. Внесем некоторые коррективы по объемам выращивания и составу. Сейчас этим методом выращивается в основном посадочный материал хвойных пород — ель, сосна — и немного дуб. Но с учетом проблемы усыхания хвойных и необходимости создавать смешанные леса, и в составе посадочного материала с ЗКС предстоит увеличивать долю лиственных пород. Словом, ресурс в стране будет. Важно им рационально и эффективно распорядиться.

Вероника НИКИТИНА

Фото предоставлено пресс-службой Минлесхоза

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...
Новости