Не хочу стыдиться

Почему россияне гордятся военными успехами больше, чем мирными

«Америке нужно вкладываться не в войны, а в собственную инфраструктуру», — заявил в первом обращении к конгрессу США президент Дональд Трамп. Талантливый популист всегда чувствует настроения в обществе — судя по всему, американцы действительно устали быть «старшим братом» всему миру, захотев лучшей жизни в первую очередь для себя. А вот россияне — пока наоборот. Судя по свежему опросу Левада-центра, больше всего наши граждане гордятся победой в Великой Отечественной войне и присоединением Крыма. И все меньше стыдятся того, что «великий народ живет в вечной бедности и неустроенности».


«Пришло время для новой программы национального возрождения, — цитируют последнее выступление Трампа мировые СМИ. — Америка потратила около шести триллионов долларов на Ближнем Востоке. И это в то время, пока наша инфраструктура приходит в упадок. На эти шесть триллионов мы могли бы перестроить нашу страну дважды. Я буду просить конгресс одобрить законопроект о выделении триллиона долларов на инфраструктуру США. Финансирование за счет государственного и частного капитала позволит создать миллионы новых рабочих мест».

Это, конечно, популизм, характерный для политического стиля Трампа, однако ему нельзя отказать в том, что нынешний президент США хорошо улавливает настроения электората.

Двумя днями раньше тот же Трамп объявил об «историческом увеличении расходов на оборону, чтобы восстановить истощенные вооруженные силы США».

«Мы должны снова начать выигрывать войны», — говорил он. Проект нового американского федерального бюджета на 2018 год, по данным СМИ, предусматривает увеличение расходов на оборону на $54 млрд (10% от нынешнего военного бюджета). Практически столько же сегодня Россия тратит на содержание армии и перевооружение. Российские эксперты тут же объявили, что Америка толкает Россию к новой гонке вооружений.

И судя по последнему опросу Левада-центра, россияне морально готовы к такому развитию событий. Особенно после того, как Трамп оказался не совсем «наш».

Особое чувство гордости наши граждане испытывают за победу в Великой Отечественной войне (83%), которая занимает первое место с 1999 года, и за присоединение Крыма (43%). Причем Крым в этом году впервые вышел на второе почетное место, которое все предыдущие годы занимало освоение космоса.

Дальше — по нисходящей. Великой русской литературой гордятся 36% опрошенных, превращением страны в советские времена в одну из ведущих промышленных держав — 35%, достижениями российской науки — 32%, славой русского оружия — 26%.

Также 18% испытывают чувство гордости за стабильное положение в стране при Владимире Путине, 14% — за борьбу с татаро-монгольским игом и защиту Европы от нашествия с Востока. Духом русской вольницы, свободолюбием гордятся всего 10%, нравственным авторитетом русской интеллигенции — 7%, перестройкой и началом рыночных реформ — всего 4%.

Резюмируя, получается, что из нынешних достижений наш народ, по большому счету, гордится лишь операцией «вежливых людей» по присоединению Крыма. Потому что ни к победе дедов (точнее, уже прадедов), ни к технологическим прорывам Королева и других советских конструкторов наши современники никакого отношения не имеют, а современные «достижения», кроме Крыма, оставляют их равнодушными.

Так, отвечая на вопрос, чего граждане стыдятся, на первое место неизменно с 1999 года они ставят горькое «великий народ, богатая страна, а живем в вечной бедности и неустроенности».

Однако если в 1999 году такой вариант выбрали 79%, а в сытые нулевые — 69%, то сегодня это оказалось актуальным лишь для 54% опрошенных. Несмотря на то что в стране «денег нет», что растет число бедных, сокращаются бюджетные расходы на медицину и образование, а пенсии не поспевают за инфляцией, граждане то ли не связывают это с внешней политикой, то ли, напротив, связывают, но считают непатриотичным в «кольце врагов» считать свою страну несостоятельной.

И при этом все меньше склонны рефлексировать по ошибкам прошлого и настоящего. Так, репрессий, террора и выселения народов в 1920–1950 годы стыдятся всего 22% (в 2015-м было 25%, в 2003-м — 39%). Грубость нравов, хамство, неуважение людей друг к другу вызывают стыд у 24% (в 1999-м — у 45%). Хронического отставания от Запада стыдятся 20% (в 1999-м — 31%), стремления силой навязать свой строй другим странам и народам — и вовсе лишь 4% (в 1999-м — 15%).

Значительная часть полагает, что стыдиться в нашей истории вовсе нечего.

А в соцсетях все чаще идут дискуссии на тему: «Я в репрессиях не участвовал, чего мне стыдится?» Писатель Денис Драгунский хорошо сказал по этому поводу: «Тут они правы. Раз ты в этом не участвовал — то стыдиться тебе нечего. Но ведь и Рейхстаг ты штурмом не брал! Почему же ты этим гордишься?»

Исследования на ту же тему стыда и гордости в США рисуют иную картину. Так, в интервью «Газете.Ru» глава лаборатории политологических исследований ВШЭ Валерия Касамара делилась результатами опроса студентов ведущих российских вузов и учащихся Принстона, которые, в отличие от наших молодых людей, более склонны стыдиться своего прошлого, чем гордиться им.

«Американцы стыдятся рабства. Стыдятся того, что к индейцам плохо относились. Что очень много дискриминации было в стране. За то, что в Афганистане воюют, за Вьетнамскую войну, за бомбежки Ирака, — рассказала она. — Вообще, по большей части этот стыд сфокусирован на нарушении прав человека. Я понимаю, что это тоже во многом работа американской системы образования, их государственной политики. И пока не могу ответить на вопрос, насколько эти ответы клишированные или же за ними стоит осмысление и искренние эмоции».

Собственно, тот же вопрос возникает и к нынешнему опросу «Левады»: насколько ответы наших граждан являются «позицией телевизора», или за ними стоят искренние чувства? Ведь именно на желании хоть чем-то гордиться (если не хорошими дорогами, то хотя бы тем, чтобы нас боялись) играют политики, которые никак не могут справиться с первой задачей. От того, что мы себе скажем, что все у нас здорово и хорошо, к лучшему ничего не изменится. Более того, мы упустим возможность улучшения.

Экономическое и технологическое отставание страны неизменно рано или поздно скажется и в военной сфере, которая пока не страдает от недостатка финансирования. Те, кто сегодня выбирает «пушки вместо масла», завтра останутся и без масла, и без пушек. Но, видимо, для осмысления этой нехитрой мысли надо еще дорасти. Или — просто выключить телевизор.

Газета.Ру

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...