«Не хочешь, не знаешь, не можешь – не берись»

За что Федор Мирочицкий получил орден Ленина

За что Федор Мирочицкий в неполные тридцать лет получил орден Ленина и что он, восемнадцатый министр отрасли, думает о ее современном развитии
За что Федор Мирочицкий в неполные тридцать лет получил орден Ленина и что он, восемнадцатый министр отрасли, думает о ее современном развитии.

Почти треть века отдал сельскому хозяйству Федор Владимирович МИРОЧИЦКИЙ. Добрую память о себе он оставил не только в совхозе «Слонимский» Слонимского района, но и во время работы заместителем, первым заместителем министра сельского хозяйства, потом министром сельского хозяйства и продовольствия, на других государственных должностях. В суверенной Беларуси он первым возглавил главное аграрное ведомство страны (работал с февраля 1991 по октябрь 1994 года). Федор Владимирович одним из немногих был удостоен ордена Ленина, не имея других государственных наград.

О ситуации в сельском хозяйстве, задачах, которые приходилось тогда решать ему и его команде, он рассказал во время предрождественской встречи в «Сельской газете».

— В конце 1964 года назначили директором совхоза «Слонимский» Слонимского района, — рассказывает Федор Владимирович. — Тогда мне было 27 лет. Доверили поднимать одно из самых отстающих хозяйств республики. По итогам работы 1964 года получили около 500 тысяч рублей убытков. На то время очень большие деньги. Специальные корреспонденты газеты «Правда» Иван Новиков и Геннадий Буравкин написали статью о результатах хозяйствования «Слонимского». Понятно, не хвалебную. С каждого гектара совхоз получил тогда немногим более 4 центнеров зерна, 50 центнеров картофеля. Полностью не убрали сахарную свеклу, от каждой коровы надоили около 1200 килограммов молока. В конце зимы не было чем кормить крупный рогатый скот, мизерные привесы у свиней. Средняя зарплата в совхозе составляла 38 рублей в месяц.

Эти цифры и плачевное состояние хозяйства запомнил на всю жизнь.

Прежде чем строить планы на будущее, тщательно проанализировали экономику. Пришли к выводу: в первую очередь нужно задействовать человеческий фактор. Провели в бригадах и на фермах собрания, рассказали, как нужно работать, какими будут спрос, дисциплина, что начнем с наведения элементарного порядка. 

— Был уже такой руководитель, тоже обещал перемены, но дальше слов дела не пошли, — слышал нелицеприятные высказывания в свой адрес. — А тут прислали какого-то мальчишку…

По совхозу пошли анекдоты: Мирочицкий внедряет НЭП — то есть наводит элементарный порядок.

Так оно и было. Но с работы никого не снял. Повысили требовательность к специалистам, а они — к подчиненным. Хотелось проявить организаторские и профессиональные способности, показать на что способен коллектив, сколько в совхозе не задействовано резервов. В основу специализации положили свиноводство и молочное скотоводство, утвердили технологические требования производства всех видов продукции. Безусловное их выполнение во многом способствовало общему успеху.

Уже на следующий год сработали с прибылью 180 тысяч рублей. Это вселило в людей уверенность. Они начали получать нормальную зарплату. Выдали им даже тринадцатую, о которой тут не имели представления. Про нас заговорили в районе и области. В 1966 году за достигнутые успехи меня наградили орденом Ленина.

— Сразу такой высокой наградой?

— Получается так. Тогда мне не было еще и 30 лет. Меня избрали депутатом Верховного и районного Советов. Потом хозяйство не раз отмечали переходящими Красными знаменами ЦК КПБ, Совета Министров БССР, Белсовпрофа и ЦК ЛКСМБ. О переменах писали в республиканских газетах, рассказывали по радио. Помню, из «Сельской газеты» приехал Александр Акулик. Как потом оказалось, мой земляк. Походил по фермам, побеседовал с механизаторами, специалистами, со мной. А потом опубликовал солидный материал.

Не знаю, это был заказ руководства республики или случайность, но вскоре мне предложили должность заместителя министра сельского хозяйства. Утвердили на нее в 1969 году.

За 4,5 года моего директорства совхоз вырос до самого крупного свиноводческого хозяйства республики с высокоразвитым молочным скотоводством. Средняя зарплата у работников доходила до 140—150 рублей в месяц, а ежегодная прибыль совхоза — до двух миллионов рублей. После меня сельхозпредприятие возглавил ныне покойный Александр Буховка, который сделал его еще более крепким. 

— Вам предлагали и другие должности. Почему отдали предпочтение министерству? Тянуло в столицу?

— Нет. Тогда мало кто учитывал мое мнение. В то время в Минсельхозе было три вакансии заместителей министра. Сначала курировал экономику и производственную деятельность колхозов и совхозов. Но животноводство мне было ближе, потому как по специальности я зоотехник. Поэтому предложил министру пересадить меня в другое кресло. С тех пор животноводство стало частью моей жизни.

— Вы работали заместителем, первым заместителем министра сельского хозяйства, заместителем председателя Госплана, первым заместителем председателя Госагропрома — министром. И наконец — министром сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь. В каком состоянии находился АПК? На что тогда делалась ставка?

— В первую очередь — на интенсификацию всех отраслей агропромышленного комплекса. Применительно к животноводству, например, это означало перевод его на промышленную основу. В 1960—1990 годах построены практически все птицефабрики яичного направления, бройлерные птицефабрики, которые действуют по сей день. Было возведено несколько крупнейших свиноводческих комплексов, по откорму крупного рогатого скота.

На борисовском свиноводческом и барановичском по откорму крупного рогатого скота, например, приходилось дневать и ночевать. Масштабностью поражали объемы производства продукции и достижения науки, используемые передовые технологии. Мощность борисовского свинокомплекса — 108 тысяч голов, барановичского по производству говядины — 10 тысяч. На этих гигантах планировали получать дешевую продукцию. Они считались одними из лучших в Союзе.

Интенсификация животноводства, других отраслей сельского хозяйства за последние 30 лет до распада СССР позволила удвоить внутренний валовой продукт АПК и по некоторым видам продукции в расчете на душу населения выйти на среднеевропейский уровень. А по производству молока, мяса и зерна превзойти его.

За эти три десятилетия наиболее эффективными оказались две пятилетки — восьмая (1966—1970 гг.) и двенадцатая (1986—1990 гг.).

В 1982 году была принята Продовольственная программа. Сельское хозяйство получило солидную финансовую и материальную поддержку, что не могло не сказаться на результатах его работы. В том числе и двенадцатой пятилетки.

Вклад в развитие промышленного птицеводства и свиноводства не остался незамеченным. За реализацию этих масштабных проектов несколько лучших птицеводов отмечены Государственной премией СССР, а свиноводов — премией Совета Министров СССР.

Во время двенадцатой пятилетки страна взяла курс на укрепление материально-технической базы. В хозяйства начала поступать более производительная техника, увеличились поставки средств защиты растений, минеральных удобрений. Началась модернизация сахарных, плодоовощеконсервных, молочных заводов, мясокомбинатов. Готовился задел для дальнейшего наращивания производства. Но Советский Союз распадается. А вместе с ним разрушаются отработанные снабженческие, финансовые, другие связи.

— Какая важнейшая задача стояла перед первым министром сельского хозяйства и продовольствия суверенной Беларуси и министерством?

— Не допустить резкого спада производства продукции. Нужно было накормить народ. 

1991—2000 годы действительно были сложными. Потребовалось немало усилий, чтобы продолжить движение вперед. Но это уже заслуга других людей. И хотя продовольственные магазины выглядели худо, никто не голодал.

Меня часто критикуют и спрашивают: почему тогда не хватало продуктов? На этот вопрос есть два ответа.

Первый. В 1990-м и 2013 годах производство основных видов продовольствия было примерно одинаковое. А душевое потребление даже выше. Не сравнить с тем временем и ассортимент. Сегодня и 25 лет назад у населения имеется и имелось, если пересчитать на твердую валюту, примерно одинаковое количество денег. Но цены на продовольствие в разы отличаются. Тогда оно было очень дешевым. Поскольку перебои с поставкой продуктов действительно имели место, то каждый хотел сделать хоть какой-то запас. Это тоже порождало ажиотаж.

Второй. В то время в стране не было предпринимателей, которые сегодня завозят большое количество разнообразного продовольствия.

— За время вашей работы министром в сельском хозяйстве прошло немало перемен. Страна начинала жить по-новому. При вас появились первые фермеры. Как приживалась частная форма хозяйствования?

— Болезненно. Формирование новой аграрной политики предполагало равные условия хозяйствования для государственных, кооперативных и личных подсобных хозяйств, создание одинаковых условий их развития. Но, несмотря на официальное признание крестьянских хозяйств, отношение к ним менялось медленно.

По-прежнему остается немало противников такой формы производства. Для ее расширения нужно преодолеть административные барьеры чиновников всех уровней. Они видят в фермерах частника, который составляет конкуренцию сельхозпредприятиям. Отсюда и соответствующее к ним отношение. Потребовалось еще немало времени, чтобы преодолеть этот психологический барьер.

— Федор Владимирович! Сельское хозяйство сегодня имеет современную технику, высококвалифицированных специалистов. Государство оказывает АПК весомую финансовую и другую поддержку. Но отдачи, на которую рассчитывает, не получает. Почему? За счет чего, с вашей точки зрения, можно увеличить эффективность отрасли?

— Отдачу от вкладываемых в сельское хозяйство средств можно получать большую. Уровень производства основных видов продукции, соответствующих нашим климатическим условиям, достиг среднеевропейского. А по некоторым, как уже говорил, даже превзошел. Для повышения эффективности АПК нужно снижать издержки, увеличивать отдачу земли, техники, минеральных удобрений, сполна задействовать человеческий фактор. Здесь, как мне кажется, требуют решения две основные проблемы — нужно улучшать работу кадров и повышать мотивацию труда.

Чтобы реализовать любую идею, специалист должен знать, хотеть, уметь и мочь. Мочь — это значит, что делать и из чего делать. Для нормального производства у нас имеются все условия. А как делать? Это зависит от компетенции специалистов и руководителей. У нас высокий генетический потенциал животных, энерговооруженность сельского хозяйства, примерно по гектару земли на человека. Аграрная наука предлагает современные технологии. Но по самым скромным подсчетам, коэффициент использования машин, помещений, оборудования, минеральных удобрений, средств защиты, кормов, других ресурсов не превышает 60 процентов. Они не лимитируют дальнейшее развитие отрасли. Поэтому требовать укрепления материальной базы, не используя резервы, расточительство. Задействовав весь потенциал АПК, дополнительно можно получать 40—50 процентов продукции. 

Возьмем, например, минеральные удобрения. Установлено, что килограмм NРК позволяет получать 20 килограммов зерна. Если учесть, что на гектар зерновых вносят около 280 килограммов NРК, то с учетом естественного плодородия и селекционных достижений урожайность зерновых должна составлять в среднем 75—80 центнеров с гектара. А имеем в два раза меньше. Поэтому строгое соблюдение технологических требований должно заменить бесхозяйственность, стать главным фактором повышения эффективности сельскохозяйственного производства.

— А как быть с «хочу, знаю, умею»?

— Все они должны быть присущи специалистам и руководителям. Если их нет, то за дело можно не браться. Без них должной отдачи не получить. Университет дает основные знания. На практике нужно постоянно заниматься самообразованием, повышать свой профессиональный уровень, постигать и внедрять передовой опыт. Но как во времена СССР, так и теперь сельское хозяйство наращивало производство продукции в основном за счет увеличения вложений в ресурсную базу. К сожалению, человеческий потенциал использовался слабо.

— Одним из факторов повышения эффективности сельского хозяйства вы называли мотивацию труда. Что имели в виду?

— В первую очередь — привлечение частного капитала, в том числе и иностранного. Особенно в те хозяйства, которые не в состоянии справиться со своими проблемами. Нужно задействовать и такие формы организации, при которых производимую продукцию работник считал бы своей и распоряжался ею по своему усмотрению. Не лучшим образом на результатах работы сказывается диспаритет цен на сельскохозяйственную продукцию и на потребляемые АПК материальные ресурсы, невысокая зарплата работников отрасли. Эти проблемы требуют особого осмысления и проработки.

— Высокий урожай сельскохозяйственных культур — это заслуга специалистов и руководителей всех уровней, а низкий — вина погоды. Но ее беда в том, что не может оправдаться. В первом случае могут объявить благодарность или представить к награде, а во втором — наказать…

— За время работы было всякое. Свою трудовую деятельность закончил с тремя орденами, двумя медалями, несколькими Почетными грамотами, благодарностями. Заслуженный работник сельского хозяйства Беларуси, лауреат премии Совета Министров СССР. Постоянно участвовал в заседаниях ЦК КПБ, Совмина и Комитета народного контроля, где обсуждались вопросы сельского хозяйства.

И, естественно, получал по заслугам. В итоге имею несколько выговоров. Но при этом ни разу речь не шла об освобождении от должности. Значит, считали, что нахожусь на своем месте. Три выговора получил от членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК КПСС. Такой «чести» в Союзе, пожалуй, больше никто не удостаивался. Один из них — за падеж свиней. Хотя в Беларуси он был значительно ниже, чем в других союзных республиках.

— Федор Владимирович, вы постоянно интересуетесь ситуацией в отрасли, бываете в хозяйствах. Насколько прибавил отечественный АПК? 

— На пенсии уже более 10 лет. Поддерживаю связи с НПЦ НАН Беларуси по животноводству, ветеранами-фермерами Вадимом Лойко, Иваном Павловичем и другими. Не забывают нас ни в Минсельхозпроде, ни в Правительстве. Приглашали на республиканские «Дажынкі». Не раз участвовал в поездках по передовым хозяйствам республики, которые организовывал Совмин. Сразу поражают перемены последних лет. Появились новые животноводческие комплексы, увеличилось производство продукции, укрупнились сельхозпредприятия. Укрепилась их материальная база. Мощнее теперь техника. Построены агрогородки. Отрасль стала экспорто ориентированной, уверенно обеспечивает продовольственную безопасность страны.  

В  историю сельского хозяйства Федор Мирочицкий вписал несколько ярких строк. Основа современных успехов агропромышленного комплекса закладывалась еще при нем — восемнадцатом министре этой отрасли.

После него в главном аграрном ведомстве страны сменилось 12 руководителей.

НАША СПРАВКА

В 1990 году нагрузка на зерноуборочный комбайн составляла 86 гектаров, картофелеуборочный комбайн — 33, на трактор — 45 гектаров. На 1000 гектаров пашни приходилось 22 трактора. В 1990 году при средней урожайности 27,2 центнера с гектара республика получила немногим более 7 миллионов тонн зерна. Валовой надой молока в сельхозорганизациях — 5,6 миллиона тонн. В живом весе на убой реализовано полтора миллиона тонн скота и птицы.


Фото Павла ЧУЙКО, «СГ»
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости