«Не гонюсь за успехом, а сразу его определяю…»

Мастер  простых  историй  Мария  Ладо  довольна  белорусским  «Маэстро»

Мастер  простых  историй  Мария  Ладо  довольна  белорусским  «Маэстро»

На премьере спектакля «Маэстро» зрители рукоплескали не только режиссеру и актерам, но и хрупкой обаятельной женщине — Марии Ладо. Украинский драматург приехала в Минск, чтобы увидеть постановку своей пьесы на сцене Купаловского театра. Многие пришли на премьеру, привлеченные именем автора. «Очень простая история» Марии Ладо поставлена более чем в 70 театрах, в Минске ее можно увидеть в Театре-студии киноактера и в Молодежном. Любителям сериалов имя Марии Ладо тоже знакомо, она — автор продолжения сериала «Две судьбы». 

После премьеры мы встретились с Марией, и она поделилась своими впечатлениями. 

— Вы довольны постановкой?

— Еще бы! Национальный академический театр имени Янки Купалы — это такой уровень, как театр имени Леси Украинки в Киеве или МХАТ в Москве. А это определяющий фактор. Пьеса немного залежалась — с 1998 года. Попытки поставить ее предпринимались и раньше, но пока покорить эту вершину никто не мог. Нужно сказать, это сложнейший спектакль с большим числом действующих лиц, дорогими декорациями — от костюмов эпохи Моцарта до инструментов оркестра. Далеко не каждый театр может позволить себе подобную постановку. Для меня большая честь, что ваш театр не только сумел ее поставить, но и сделал это на высоком уровне. 

— Вы хорошо ориентируетесь в театральном процессе. Такие связи с подмостками неспроста?

— Мой отец был режиссером-оператором. Одна из известных его работ — «Королева бензоколонки». Я с пеленок впитывала атмосферу, так хорошо знакомую детям артистов. Из всех школьных предметов я хорошо знала, наверное, только литературу. Я и читать научилась сама. Кстати, действенный метод: сначала учим наизусть стишок, а затем, водя пальчиком по книге, постепенно выпытываем у мамы название каждой буквы. В общем, когда пришло время поступать в вуз, выбора у меня не было — только театральный. Притом уже тогда я знала, что ни за какие коврижки не стану актрисой. Проиграла в театре всего два года, потом рванула во ВГИК, на сценарный факультет. 

— Вы уже были актрисой, вкусили хлеб и драматурга. А как насчет профессии вашего отца?

— Думаю, это исключено. Режиссура — сугубо мужская профессия. На площадке хороший режиссер — генерал: он должен все знать, всем управлять. Режиссура — это превращение женщины в мужчину, а хочется быть настоящей женщиной. Я даже машину не вожу по этой причине... Может быть, когда-нибудь при соответствующих обстоятельствах я все же решусь начать режиссировать свой сценарий с мыслью, чтобы не портить свой труд. Ведь кинорежиссеры пришли на съемочную площадку, чтобы реализовать свои честолюбивые амбиции, раскрыть свои замыслы, заявить о себе. Они могут превратить и толковую работу в неизвестно что... 

— Подобного на сцене Купаловского не случилось?

— Нет, что вы. Претензий к Александру Гарцуеву у меня нет. Режиссер раскрыл в пьесе такие подтексты и тонкости, о которых я даже не подозревала. Актеры мне понравились. А благодаря переводу Марины Бортницкой  текст на белорусском звучит отлично. 

— Вы работаете над пьесами годами. Не боитесь не успеть сказать то, что должны?

— Все, что должна сказать,  скажу. Я не гонюсь за успехом. Это ведь труд штучный, не на конвейер. Для меня критерием удачной работы является даже не востребованность на профессиональной сцене, многочисленные постановки — это следствие. Я как-то сразу определяю, что эта пьеса рано или поздно будет поставлена и будет иметь успех. Над каждой темой я долго работаю. К примеру, для «Маэстро» потребовались годы изучения материалов о Моцарте, тем не менее, представленная пьеса не претендует на научное исследование жизни великого композитора, скорее, это мои ощущения. Здесь происходит смещение времен, ведь именно сквозь призму времени проявляется все величие гения, вся правда о нем во всей своей красе. 

— Вы верите в Бога?

— Я родилась 14 октября, в народе это Покрова Божьей Матери. С моим рождением связана история, благодаря которой и состоялась моя вера в Бога. Когда я родилась, мои родители не знали, что это за день, а прабабушка как раз в это время была где-то далеко, на молении. Самое удивительное, что меня все равно нарекли Марией, хотя имя предварительно не загадывали. Вообще, я русский православный человек, с детства приучилась перед сном всегда читать «Отче наш». Еще я верю, что ничего не возникает на пустом месте и все эти славянские предания, греческая мифология — это просто форма, в которую облекли события, реально происходившие в далеком прошлом. 

— Общество сейчас не сильно утруждает себя чтением хороших художественных книг. А что думаете вы: зачем литература, когда есть телевизор и Интернет?

— Если убрать литературу, то останется одна попса. Книги незаметно воспитывают человека. Этот процесс по-своему очень творческий. Что-то похожее, как скульптор лепит из куска глины настоящий шедевр. Цивилизация своими технологиями добивается того, чтобы человек перестал чувствовать, верить, дружить, любить... 

Для меня вообще непонятно, как можно дерзнуть поступать в творческий вуз, не зная базовых вещей! Здесь нужен не только талант, но и профессиональные навыки, жизненный опыт. Знание экрана, если ты сценарист, и знание сцены, если ты драматург. К слову, драматургия — один из самых сложных родов литературы. Вот почему дети режиссеров, которые с детства варились в этом котле, более перспективные в этом плане. Даже Маяковский, который на публике заявлял, что он гений, терялся перед чистым листком бумаги. У того, кто сомневается в себе, больше шансов чего-нибудь добиться. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...