Не думай о секундах свысока

"Мне до сих пор снится, как я с мячом взлетаю к кольцу". Иван Едешко о легендарном финале Олимпиады-1972

Фото Евгения Колчева
Снимать спортивные блокбастеры выгодно, но непросто. Фильмов, посвященных историям громких побед, существует множество, но практически ни один из них не избежал критики. Спортом увлекаются миллионы, героев помнят и ждут, что на экране все будет точь–в–точь. Два года назад за сердце после прочтения сценария хваталась вдова знаменитого футбольного вратаря Льва Яшина. В 2013–м жаркие споры развернулись вокруг сюжетной линии хоккейной «Легенды № 17». Режиссеров, впрочем, опыт предыдущих картин не только не останавливает, но и подвигает на новые свершения.

Накануне в Минске презентовали очередную спортивную драму — «Движение вверх». Белорусская прописка премьеры не случайна. Одним из главных героев финала баскетбольного турнира на Олимпиаде 1972 года стал уроженец Гродненской области Иван Едешко. О его знаменитой передаче через всю площадку на Александра Белова на последних трех секундах встречи, принесшей сборной СССР победу над американцами, сказано, кажется, уже все, что возможно. Однако выход баскетбола на большой экран заставил взглянуть на тот легендарный матч под новым углом.

Историю появления фильма Едешко, выступавший на съемочной площадке в роли баскетбольного консультанта, успел пересказать не единожды. Александр Коновалов (к слову, министр юстиции Российской Федерации) вместе с Сергеем Беловым написали книгу. После смерти Белова Коновалов отправился с идеей экранизации написанного к Никите Михалкову. В руководимой им компании ТРИТЭ к идее отнеслись с энтузиазмом. Тем более, именно эта компания в 2013 году выпустила на экраны хоккейную «Легенду № 17». Правда, проводить параллели между двумя спортивными блокбастерами Едешко не рекомендует.

— Я довольно скептически отношусь к разговорам о легендах спорта. Недавно, например, видел книгу «Легенды баскетбола». Посмотрел — чуть ли не половина вошедших туда людей просто имели какое–то косвенное отношение к баскетболу или за всю карьеру успели стать лишь чемпионами Европы. Важно понимать разницу между легендами спорта и просто известными спортсменами. В последнее время эта граница несколько стерлась, а звездами часто признают тех, кто платит деньги. Как в шоу–бизнесе. Легендами же становятся те, кого таковыми считает народ. Например, каждого из той золотой команды 1972 года можно было бы причислить к легендам. А сегодня в России, например, есть Алексей Швед, Сергей Карасев... Их считают звездами, но при этом они ничего не выиграли. На Олимпиаде сборная третье место заняла, но все получили звание «Заслуженный мастер спорта», правительственные награды, машины. Когда мы в 1976 году заняли третье место на Олимпиаде в Монреале, Владимира Кондрашина сняли с поста главного тренера. Звание «Заслуженный мастер спорта» и вовсе присуждали лишь чемпионам мира, Европы или Олимпиады.

Владимир Кондрашин в сценарии представленного на суд зрителей фильма оказался одной из наиболее противоречивых фигур. По этой же причине в кино тренеру пришлось сменить имя. Вдовы Кондрашина и Александра Белова были возмущены количеством вымысла в сценарии и даже подали иск против создателей «Движения вверх». В итоге «киношную» сборную на паркет вывел Владимир Петрович Гаранжин. Выдуманный персонаж, который, впрочем, по словам Едешко, имеет ряд сходств со своим прототипом.

— Точно описать характер Кондрашина очень сложно. Жесткий, либеральный, компанейский, умный — все это примитивные образы. Это был тренер от Бога, и сколько бы я ни объяснял игравшему его Владимиру Машкову, сколько бы ни рассказывал историй режиссеру и продюсеру, все равно абсолютной точности добиться было невозможно. Тем более что у создателей фильма и не стояло задачи сделать двойника. Мне объясняли: это художественный фильм. Важно было показать масштаб личности великого наставника, и по итогу я могу сказать, что Кондрашин в фильме получился даже лучше и понятнее, чем в жизни. Он ведь был из тех, кто свои жизненные вопросы, переживания или неудачи предпочитал держать в себе, и редко кому удавалось заглянуть в его внутренний мир.

Лучше живого на экране оказался не только тренер. Снимали одновременно шестью камерами, слем–данки исполняли с помощью батутов. В то время во время игры, а тем более финальной, «поставить сверху» баскетболисты решались крайне редко. Не говоря уже о том, что слем–данки в советском баскетболе негласно считались проявлением неуважения к сопернику. Даже американцы на съемочной площадке были настоящими: во время игры их дублировали баскетболисты. Однако главная сила той сборной, по убеждению Едешко, заключалась не в финтах или слем–данках.

— Искусство Владимира Кондрашина было в том, что ему удалось собрать уникальную команду и наилучшим образом использовать сильные стороны каждого из игроков. У нас в составе были ребята из разных республик. Литовец, казах, грузины, латыш, украинец, белорус, русские. При этом каждый был лучшим в своей стране, но в сборной нужно было сделать так, чтобы все играли на команду, забыв, как они играли у себя дома. Понятно, что мы подшучивали друг над другом. Помню, как Паулаускас ворчал на меня: «Опять этот новичок лезет, чего его Кондрашин постоянно ставит в состав? Когда я играю — в Литве улицы вымирают». А Белов ему отвечал: «Когда Едешко играет — в Беларуси вообще выходной!» При этом никто не делил команду по национальному признаку. Кондрашин, например, знал, что я хорошо отдаю передачи. Поэтому и в решающий момент усадил на скамейку Алжана Жармухамедова и выпустил меня.

«Мы плачем, — рассказывала накануне премьеры в интервью вдова Александра Белова Александра Овчинникова. — Плачем из–за того, что через нас перешагнули и пошли дальше своим путем. Сашу Белова представляют в фильме смертельно больным человеком, который играет на Олимпиаде. Хотя в 1972 году он был гением баскетбола: молодой, начинающий карьеру, очень перспективный. Возмутителен и эпизод, где баскетболисты в Гарлеме играют с местными хулиганами, поставив на победу икру против долларов. Они проигрывают этой шпане, идут в бар и там напиваются. Ну как можно так представлять? Эти моменты ужасно неприятны». Хватает шероховатостей и с характерами самих баскетболистов. Правда же, убежден Едешко, как всегда, посередине.



Мюнхен–1972. Звездные мгновения.

— Я поначалу также видел множество несоответствий с реальными событиями того времени. Грузины с каким–то запредельным зарядом энергии, зовущие всех лететь в атаку. Литовец Модестас Паулаускас больше похож на современных прибалтов с их скептическим отношением к русским и желанием любой ценой остаться за границей. В действительности этого и близко не было. Но, порассуждав, я понял, что само появление этого фильма для всех нас — награда не ниже олимпийской. Остались ведь и внуки, и правнуки игравших на той Олимпиаде ребят, им будет приятно услышать имена и почувствовать свою причастность к значимой вехе истории спорта. Я постоянно присутствовал на съемочной площадке, видел, как работают люди, знаю, что сценарий постоянно дорабатывался. В итоге я словно опять перенесся в 1972 год. Это непередаваемые чувства. Мне ведь до сих пор порой снится, что я с мячом, взлетаю к кольцу, вокруг меня — защитники. Я забиваю этот мяч и еще долго продолжаю висеть в воздухе. Жаль, правда, что из того состава сборной фильм смогут увидеть только четыре человека.

Интересно, что в том самом финальном матче ставший одним из его главных героев Иван Едешко не набрал ни одного очка. Да и вообще забивал немного. Его коронкой были передачи, силу и точность которых порой ошибочно пытаются объяснить якобы гандбольной юностью игрока. В действительности гандбола в жизни Едешко не было. Как не стоит, по убеждению Ивана Ивановича, связывать золото Олимпиады–72 лишь с двумя фамилиями.

— Я не забросил в той игре, но при этом ничуть не переживаю из–за этого. Я доверял тренеру, а он точно знал, как я лучшим образом могу помочь команде. Даже в фильме есть такой диалог, когда тренер спрашивает у меня: «Ты много забиваешь?» — «Нет». — «Отдаешь передачи?» — «Отдаю». — «И после них всегда забивают?» — «Всегда». — «Ты теперь понимаешь свою роль?» Я понимал, что я не тот игрок, который должен тянуть игру на себя. Не должен решать моменты за счет тех качеств, которыми не владею в совершенстве. Забивать — не мой конек. «Американец в лаптях», как меня называл Кондрашин. Беловы, Михаил Коркия — они должны были набирать очки. Кстати, почему–то сегодня все вспоминают, что Едешко отдал пас на Александра Белова, и тот забил. Но мало кто вспоминает, что в том самом финале Сергей Белов набрал 20 очков. В финале против американцев. При том, что в то время не было трехочковых бросков. Но людям важно зрелище, им нужна драматичная история. А кто помнит, что в нашей команде был еще один игрок (недавно он, к сожалению, умер), который на чемпионате мира тем же американцам сумел «отгрузить» аж 37 очков! Украинец Александр Сальников. У него просто золотая рука была!


С товарищами по олимпийской сборной Иван Едешко поддерживает отношения до сих пор. Встречался даже с некоторыми из игроков американской команды, но общения не получилось. «Те ребята еще в 1972 году вели себя нагло и надменно. Даже медали принять отказывались — проигрывать просто не умели. И с тех пор не научились», — объясняет Едешко, предлагая сопоставлять события 45–летней давности с нынешними новостями.

— Американцы всегда хотят быть или, по крайней мере, казаться сильнейшими в любой ситуации. Если проигрывают, часто объясняют, что их подставили и обманули. Хотя время все–таки меняет людей. Украинец Анатолий Поливода, например, сегодня со мной вообще не разговаривает. Когда ему позвонил пригласить вместе с семьей на съемки «Движения вверх», прямо мне ответил: «Ты — предатель. Ты, белорус, продал Родину и уехал в Москву. Я тебя ненавижу». Что тут скажешь? А Паулаускас, которого в фильме показывают националистом, сегодня, наоборот, всегда рад меня видеть. Он, правда, не очень хорошо себя чувствует — проблемы с позвоночником. Жармухамедов, которого все считали замкнутым и нелюдимым, недавно вместе со мной и Модестасом принимал участие в съемках другого, уже полностью документального (вплоть до персоны работавшего на матче секундометристом Йозефа Блаттера) фильма о том финале. Блаттер, кстати, тоже давал интервью. Будет возможность — обязательно посмотрите. Та Олимпиада открыла миру советский баскетбол, частью которого мы до сих пор являемся.

komashko@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...