Сельская газета

Не доживать

Бабушкин дом всегда был магнитом. Столичный внук приезжал в поселок каждое лето. Сначала школьное, потом студенческое.

Однажды и вообще с однокурсниками нагрянул. Помнится, для какого-то непонятного шика наголо выбрили головы. Будто не на каникулы приехали, а на военные сборы. Провинциальных девчат столь радикальный прием не ввел в заблуждение. Своих симпатий к оригинальному «десанту» не скрывали. Понимали, волосы отрастут, а шансы заневеститься с остроумными парнями, будущими медиками, могут оказаться благоприятными. Кстати говоря, один из них действительно сработал.

Боже мой, это ж сколько десятилетий минуло с той поры! Бабули Нади давно нет в живых, а сила старого магнита с его силовым воздействием по-прежнему ощутима.

И опять летом, теперь уже пенсионным, приезжает вальяжный отпрыск, блестящий хирург, кандидат медицинских наук уже в свои наследственные владения. Нынешние весна, лето, половина осени не стали исключением. Правда, на этот раз, сам того не подозревая, несколько огорчил. На мой резонный вопрос о возможных проблемах ответил, будто рубанул:

— Всего лишь две.

— Какие?

— Старость и собственная ненужность.

И все это без характерной для него самоиронии. Своего рода категорическая заявка на актуальность темы. Будто сразу дал понять реальный расклад сил. А вместе с ним то непреложное правило, что нет у человека зависимости сильнее, чем от самого себя, от собственных обстоятельств. Что при постарении для каждого в отдельности мир субъективно меняется к худшему.

Конечно, я не настолько наивен, далек от реальности, чтобы не понимать этого. Но почему-то не хотелось легко и быстро соглашаться. Даже в тот момент, когда теперь уже мой оппонент сослался на принципиальное различие наших специальностей. Дескать, тебе-то что… Бумага и ручка всегда рядом. В более продвинутом варианте — компьютер.

Что ж, пришлось активнее «включиться», подкрепив свой оптимизм некоторыми аргументами. Для начала сослался на казалось бы незначительный эпизод. Рассказал, как буквально на днях наблюдал за действиями перевернутого насекомого. Лежащее на спине, оно активно пыталось вернуться в привычное положение. Его упорство было одновременно и назидательным, и симпатичным. Не только помог ему, но извлек некоторый житейский урок из предложенного «этюда». Прежде всего на биологическую тему — живое существо должно бороться до конца.

В дискуссионном контексте вспомнилось, как другой, тоже далеко не молодой знакомый, решительно заявил:

— Я — счастливый человек!

— Откуда такая уверенность?

— Несчастливые до семидесяти пяти лет не доживают.

В тот момент версия показалась интересной. Почему бы действительно не воспринимать старость как линейную логику жизни? Как ее поступательную закономерность? Новую ситуацию, новую роль? Спокойно примерь ее и действуй с поправочным коэффициентом. Но ни в коем случае не доедай и не донашивай, не доживай… Дрейфующий старится быстрее. Ищи хоть какой-то живительный ветер и подставляй паруса. Разве мало знал людей, начинающих с выходом на заслуженный отдых рисовать, вышивать, коллекционировать, творчески огородничать… Делать все то, до чего в силу прежней служебной занятости просто руки не доходили.

Кстати говоря, очень скоро и у бывшего хирурга обнаружилось серьезное пристрастие. Увлекшись художественной резьбой по дереву, стал десятками выдавать на-гора прекрасные поделки.

Не случайно ведь один хороший поэт написал в свое время: «Люблю стариков, начинающих снова». А почему бы их и не полюбить?! Или, как минимум, не отдать им должное. Старение не какая-то отдельная от жизни операция. Если принять в расчет все ее этапы, то рождаться гораздо проблематичнее. Все остальное — прямое следствие. Родились, а потом уже движение только в одну сторону. Растем, взрослеем, стареем… И едва ли стоит удивляться такому безусловному факту каждый день заново. Куда как продуктивнее просто жить.

Уверен, и сам автор обсуждаемой реплики прекрасно все понимает. Она скорее всего результат минутной расслабленности, не самого лучшего настроения. Да и о чем жалеть человеку, на счету которого тысячи успешных операций. Высокому профессионалу, педагогу, чьи ученики проявили себя как виртуозные трансплантологи, осуществившие первую в республике пересадку печени. А годы? Как заметил не без оснований один литературный персонаж, «все мы люди определенного возраста».

г. Глуск

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости