Сельская газета

Не для того Радоница дана, чтобы на кладбище выпить и закусить

Как мы посещаем кладбища во время Радоницы, что делаем, как себя ведем

То, что складывается годами и передается  из поколения в поколение, очень сложно изменить. А вероятнее всего, даже невозможно. Традиции, обряды, убеждения… Раньше мне казалось, что в многонациональном государстве они должны быть примерно одинаковыми, по сути своей похожими.

Оказывается, это далеко не так. Искать пример откуда-то из-за «тридевяти земель» не буду, возьму отдельные регионы Брестской, Гомельской и Минской областей. Почему отдельные? Да потому что не берусь отвечать за всю Минщину, например, или Гомельщину. Кто его знает, может же быть, что и соседние районы отличаются друг от друга. А сказать вот о чем хочется. О гражданских захоронениях. А еще конкретнее — о том, как мы посещаем кладбища во время Радоницы, что делаем, как себя ведем.

Так сложилось, что мои самые ближайшие родственники живут в Минске и Минской области. А вот родственники по материнской линии похоронены в Барановичском районе. Как-то семьей мы и собрались навестить могилки близких. Подготовились, как полагается в моем Смолевичском районе, — набрали еды, питья, скатерку прихватили, чтобы у могилок расстелить или на столике в ограде. Когда приехали на кладбище, то свои «угощения» даже из машины достать не успели. Хорошо, что мамина сестра успела предупредить: «Вы з глузду з’ехалі, схавайце! Хто гэта валачэ на могілкі яду? Хто прыдумаў тут вячоркі правіць, а потым яшчэ мяса ці хлеб пакідаць? Вы збіраецеся сабак карміць? Пакойнікам патрэбны нашы малітвы, ды каб прыходзілі да іх, не забывалі. Вось кветачкі палажыце, паўспамінайце і хопіць. Дома стол накрыем ды пасядзім».



Сказать, что нам было стыдно, — ничего не сказать, но обиды никакой не было. А ведь на самом-то деле. Кому мы носим эти сумки и для кого разворачиваем скатерти-самобранки на кладбищах? Да себе, конечно. И тут вспомнилось сразу, что для многих людей — это норма, когда начинается с «помянуть», а заканчивается громкими и оживленными беседами, когда, в принципе, уже и не важно, по какому поводу собрались. Не думаю, что новость скажу или кого-то огорошу этим. Может быть, просто не хотим признавать это как факт и кажется нам,  что ничего такого  в этом нет. Наверное, ничего. Если не считать, что место, на котором вообще громких голосов не должно звучать, на котором всем и каждому есть о чем, глядя на могильные плиты, подумать, превращается в пьяное токовище да служит пристанищем люмпенов, не гнушающихся и рюмки допить, и угощенье доесть, да и цветочки эти яркие пластиковые потом продать.  Заметьте еще один штрих. Многие из нас вроде бы поворачиваются, кто искренне, кто напоказ лицом к вере. Все не раз слышали, как батюшка или ксендз говорит, что нет и никогда не было в христианской традиции таких подношений и угощений для покойников, и все равно делаем все наперекор.  Такие мы есть. И я такая была, пока тетушка, спасибо ей, не вразумила.  Вот бы всем таких тетушек. 

Помню, как говорила моя мама: «На Радаўніцу да абеда плачуць, а пасля абеда скачуць». Правду говорила. Сама я видела, в каком состоянии могли выходить люди с кладбища на Радоницу, так как 12 лет жила напротив такого места. 

Что еще запомнилось тогда в Барановичском районе. За кладбищами ухаживают вроде как и в наших краях, вот только столиков в оградах, как у нас, нет  в помине. А недавно, возвращаясь  из Столинского района,  проехала через добрый кусок Гомельской области. Так вот, разглядывая местные достопримечательности, я сразу заметила, как здесь убирают к Радонице кладбища. Это не просто уборка мусора, растительности и так далее. Кладбища видны издалека по ярким разноцветным ленточкам, которыми близкие повязывают надгробные кресты и памятники. Конечно, таким, как я, непривычно видеть это разноцветье. Тем не менее  думаю, это не в пример лучше, сравнивать даже нельзя, с тем разгуляевом, которое часто еще, увы, можно видеть. 

Кстати, я узнавала, на Столинщине тоже никто не  устраивает пьянок на надгробиях. Да и моя семья после поездки в Барановичский район такого уже никогда не сделает.

chasovitina@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Артур ПРУПАС
Версия для печати
Надежда
Каждый год одно и то же . Каждый  по своим понятиям лезет туда, куда его не приглашают. Я родилась  в брестской области. Я  всегда знала, что перед Пасхой, как бы у меня не сложились обстоятельства, я должна убрать могилы родных. Так было всегда. А кто-то из родственников  потом  положит крашеное яйцо. О Радонице там  никто слыхом не слыхивал, пока не установили государственный выходной день. А жизнь моя прошла на могилёвщине. К Пасхе, но в основном к Радонице, народ убирает могилы. Радоница здесь праздник всех праздников. Моя свекровь готовила большое количество всевозможных блюд. И за много лет  семья собиралась  сначала на могиле деда, потом зятя, затем дочери... . На сегодняшний день у меня в холодильнике запас продуктов, потому-что   свекровь  как-то сказала: " Смотри Надька, как меня не будет, что бы всё было как сейчас". Для свекрови я вышила покрывало. Специально для этого дня заготовлены скатерти. Могилка, если на ней нет скатерти- значит забыта всеми. Как птицы  к родным гнёздам приедут родственники, подойдут соседи, знакомые. Посидим, поговорим,вспомним, порадуемся хорошим новостям, узнаем о плохих. Конечно выпьем и покушаем  вкусненького. Так было, есть и будет .  Смотрите каждый за собой, а народ   знает что делает.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?