Найти след, которого нет

Как витебские эксперты ищут те следы, которых, на взгляд дилетанта, вовсе нет

Журналист «Р» вместе с судебными экспертами разгадывала криминальные кроссворды на месте преступлений


Чемоданчики стального цвета, серые футболки с надписью «судебный эксперт» и готовность найти следы преступника даже там, где их, на первый взгляд, нет – это, пожалуй, первое, что бросается в глаза при знакомстве с моими новыми «коллегами». В экипировке и снаряжении сотрудники управления Государственного комитета судебных экспертиз по Витебской области, с которыми мне сегодня предстоит нести дежурство в областном центре, «внештатнику», конечно, отказывают. А вот инициатива поиска только приветствуется. Пока в Первомайском РОВД, где мы временно дислоцируемся, в нашей помощи не нуждаются. А потому начальник Витебского межрайонного отдела комитета Олег Карелин и эксперт-криминалист Евгений Мурачев проводят для меня вводный инструктаж.


Олег КАРЕЛИН проверяет готовность Евгения МУРАЧЕВА к выезду

Итак, чемоданчик. Уже через пару минут уясняю: это самое главное оружие в руках эксперта.

– Вы думаете, что не успели оставить здесь у нас своих следов? – улыбается Женя. – Сейчас проверим, – и открывает cвою переносную лабораторию…

Я прокручиваю в памяти весь маршрут от входной двери до стула. Нет, за дверную ручку не бралась, обувь у меня чистая, фотоаппарат и блокнот держу в руках. Попробуйте докажите, что я была здесь!

Эксперт достает какой-то порошок и специальной кистью проходится по краю стола. Точно, как же я забыла! Когда подбирала ракурс для фотосъемки, на секунду притронулась к поверхности. А вот и мои «пальчики» во всей красе проявились на столешнице. Потом, после обработки – на скотче, еще секунда – на бумаге.

– Процедуру дактилоскопирования раньше проходили? – интересуется Олег Карелин. – Нет? О, это серьезное упущение. В нашей базе – большая часть населения Витебской области. Не волнуйтесь. Считайте, что прошли – теперь и вы здесь будете…

А я почему-то волнуюсь. Нет, ничего противоправного делать не собираюсь, но вдруг… мои отпечатки совпадут со следами какого-либо убийцы или грабителя? Эксперты успокаивают: такая вероятность просто невозможна. А отпечатки в базе – это гарантия того, что если вдруг, не дай бог, что-либо случится, твою личность смогут без проблем установить. Мало ли куда уедешь и память потеряешь. Или в аварию попадешь, без сознания в больницу привезут. Недавно вот нашли тело грибника, долгое время пролежавшего в лесу, – только с помощью отпечатков и опознали. Я как-то на такие экстремальные приключения не настроена, но с нечаянно пройденной дактилоскопией придется смириться.


Татьяна ШАРЕНДО пополняет дактилоскопическую базу

– Еще не мешало бы поставить вас на фоноскопический учет – взять образцы голоса. И фотоучет – сфотографировать в полный рост, фас и два профиля, запечатлеть особые приметы, – включается в разговор эксперт-стажер Татьяна Шарендо. – Вот видите, специальный стенд со всем необходимым антуражем – линейкой, номерами.

Вежливо отказываюсь от «кастинга», предложенного специалистом, в обязанности которого входит пополнение базы подучетных: фас у меня сегодня не совсем, а особых примет не имею.

Пока мы беседуем, эксперт Мурачев с помощью специального осветителя следа уже отыскал на полу отпечаток подошвы моих босоножек – еще одно доказательство «проникновения» в их святая святых. И взялся за ультрафиолетовую лампу – вдруг я где-то палец порезала? Стоп. Больше не играю. Лучше ознакомлюсь с арсеналом нынешних Шерлоков Холмсов.

Перчатки. Эксперты работают только в них. Лак для волос – закрепляет след на рыхлой поверхности. Гипс – с его помощью делают отпечаток. А еще – всевозможные порошки, линейки, пинцеты, ножницы, рулетки, штангенциркуль, перекись водорода, фонарик, лупа и даже компас. Одним словом, на все случаи жизни. Чтобы собрать действительно неопровержимые улики, ведь в суде заключение эксперта зачастую служит главным доказательством виновности или невиновности человека.

Но пришло время оставить теорию позади – у нас первый вызов. В составе опергруппы едем по адресу, откуда женщина сорока пяти лет сообщила о пропаже пятидесятилетнего сожителя. Его нет дома уже три дня. Ранее неоднократно судим, живут вместе около 10 лет с регулярными перерывами на «отсидки». Хозяйка уверена, что друг не мог уйти к другой или просто загулять – с ним что-то случилось. Опрос заявителя и соседей, фотосессия с места события, отобрание личной фотографии и образцов почерка исчезнувшего, тщательный осмотр квартиры – в первую очередь в таких случаях обычно отрабатывают криминальную версию. Но в квартире, где мужчину видели в последний раз, все чисто – ни следов борьбы, ни скрытых пятен крови. Дальше поиском безвестно исчезнувшего займутся следователи.

– В большинстве случаев такие «пропажи» быстро находятся, – отмечает старший эксперт Максим Горовец. – Но, тем не менее, на первоначальном этапе мы делаем все от нас зависящее. Бывают, конечно, и курьезные случаи. Недавно вызвала бабушка милицию: ограбили, мол. Приезжаем – а она ведет в подвал. Показывает горку картофеля на полу и утверждает: неделю назад было больше. Спрашиваем: вспомни, бабуля, может, сама съела? Нет, твердит, украли! До поиска отпечатков чужих следов, к счастью, не дошло: хозяйка вспомнила, что накануне разрешила дочери забрать мешок картошки.


Старший эксперт Максим ГОРОВЕЦ ищет новые преступные следы

Интересных историй в багаже экспертов немало. И трагичных, и смешных. Вот Олег Карелин рассказывает настоящий детектив. От мужчины поступило сообщение о вооруженном нападении. Домой к нему незамедлительно примчались всевозможные службы: милиция, ОМОН, спасатели, следователи и, конечно же, эксперты. Перепуганный витебчанин, который признался, что уже слегка выпил для успокоения нервов, излагает ход событий: несколько часов назад к нему домой ворвались вооруженные преступники. Стали вербовать в боевики. Он отказался. Его запихнули в машину и увезли в лес. Закопали по шею в землю и стали издеваться, требуя подчинения. Чудом вырвался, теперь вот боится, что они вернутся.

– Был сильно испуган, рассказывал вполне правдоподобно, – отмечает Олег Леонидович. – И тут кто-то задает ему вопрос: может быть, есть свидетели, которые что-то видели?

Есть, с готовностью утверждает жертва нападения. Вон друг Васька от страха под кровать спрятался, а мама в шкафу до сих пор сидит. И тут же к невидимым «свидетелям» обращается: выходите, мол, опасность уже миновала! Ваську с мамой оперативники, конечно, не нашли, а вот прибывшие им на подмогу медики диагностировали у заявителя постзапойный синдром.

На этом наша веселая пятиминутка заканчивается. По рации очередной вызов. На улице Воинов-интернационалистов горит четырнадцатиэтажный дом, опергруппа – на выезд.

Не заметить место ЧП невозможно – около десятка пожарных автомобилей. Люди, выскочившие из жилища в домашней одежде. Рядом со мной женщина сетует: в спешке схватила кошку, а вот документы оставила. Спасатели работают быстро, сразу с двух сторон тушат возгорание в электрощитовых и кабельных шахтах. Пока ни следователь, ни наши эксперты (на помощь Евгению Мурачеву прибыл эксперт-пожаротехник из областного управления) в здание зайти не могут. Опасно. Еще не спала температура и не выветрился ядовитый дым. Но часть пожарных уже вышла наружу. Начальник смены аварийно-спасательного отряда «Витязь» Игорь Земко вытирает сажу с лица – дежурство выпало тревожное. С утра пришлось ликвидировать розлив цистерны с бензином и устанавливать заградительные боны на реке, теперь вот эвакуировали 25 жильцов. Шахты выгорели с 4—5-го этажей и доверху. Страшно было, что люди в панике начнут давить на лестнице друг друга или кто-то застрял в остановившихся лифтах.

К счастью, обошлось. Все живы, здоровы и уже возвращаются в квартиры. А экспертам придется поработать, чтобы установить: столь масштабное ЧП – это случайность или чьи-то преднамеренные действия? Тревожит то, что электрооборудование загорелось одновременно в двух не связанных между собой шахтах.


Эксперты и следователь работают на месте, где внезапно скончался неизвестный пока человек

«Возле скамейки по улице Локомотивной обнаружен труп мужчины!» – Евгений Мурачев со следователем и экспертом-пожаротехником остается на пожарище, а мы с Олегом Карелиным выезжаем в другой район города. Здесь уже работает оперативно-следственная группа. В ее составе эксперт-криминалист Максим Горовец и судебно-медицинский эксперт Виталий Линкевич. Идет скрупулезный осмотр места происшествия, в протокол записываются даже малейшие нюансы – как лежит человек, есть ли повреждения на его теле, размер всех пятен на одежде, какие объекты расположены поблизости, что у погибшего находится при себе. Два сотовых телефона, ключи, продукты в пакете, солидная сумма денег, банковская карточка и бутылка из-под водки рядом – на криминал не похоже. Тем более что местные жители утверждают: этот гражданин частенько выпивал на скамеечке в их дворе. На этот раз вдруг внезапно захрипел и упал, «скорая» помочь не смогла. Но окончательные выводы о причинах смерти будут сделаны только после проведения обязательных в таких случаях экспертиз, а нынешней ночью эксперты должны зафиксировать малейшие детали, изъять и упаковать все вещи, найденные на месте. Возможно, все это пригодится в будущем при поиске вероятного преступника. Это в том случае, если будет доказано, что человек умер в результате насильственных действий.

Мое дежурство на этом заканчивается, а сотрудникам оперативно-следственной группы еще предстоит завершить все необходимые процедуры на месте происшествия, установить личность умершего и выполнить весьма нелегкую миссию – сообщить родственникам об утрате…

a_veresk@mail.ru

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...