Наука уже имеет такие достижения... 100 центнеров зерна с гектара, 10000 литров молока от коровы и 1 килограмм суточного привеса?

ПУБЛИКАЦИЯ доктора экономических наук, академика Владимира ГУСАКОВА «Кадровый голод при изо билии дипломов» («Белорусская нива», 31 мая — 1, 2 июня 2011 г.) вызвала большой интерес среди аграриев республики. Неудивительно, что большинство вопросов наших читателей на прямую линию касалось именно этой публикации. Правда, были и другие вопросы — о роли аграрной науки в развитии сельхозпроизводства, о продовольственной безопасности. На все их гость нашего «конференц-зала» дал исчерпывающие ответы. Предлагаем диалог Владимира ГУСАКОВА с читателями «БН».

Ответы на вопросы читателей «Белорусской нивы» во время прямой линии с заместителем председателя Президиума НАН Беларуси академиком Владимиром ГУСАКОВЫМ.

ПУБЛИКАЦИЯ доктора экономических наук, академика Владимира ГУСАКОВА «Кадровый голод при изо билии дипломов» («Белорусская нива», 31 мая — 1, 2 июня 2011 г.) вызвала большой интерес среди аграриев республики. Неудивительно, что большинство вопросов наших читателей на прямую линию касалось именно этой публикации. Правда, были и другие вопросы — о роли аграрной науки в развитии сельхозпроизводства, о продовольственной безопасности. На все их гость нашего «конференц-зала» дал исчерпывающие ответы. Предлагаем диалог Владимира ГУСАКОВА с читателями «БН».

Александр СЕРЯКОВ, председатель СПК «Красный боец» Кировского района:

— Полностью разделяю положения вашей статьи, уважаемый Владимир Григорьевич. Кадры, которые готовят в настоящее время вузы, намного слабее тех, что были 2—3 десятилетия назад. Тогда мы не боялись производства и трудностей, смело брались за любой ответственный участок. Сейчас кадры боятся ответственности, не знают особенностей отрасли. Что в этой связи необходимо предпринять?

Владимир ГУСАКОВ: —  Сегодня нам нужны не просто специалисты, а предприниматели, готовые решать самые сложные задачи в непредсказуемых рыночных условиях, хорошо знающие не только экономику и бизнес, но и глубоко владеющие спецификой отраслей сельского хозяйства. К сожалению, ни одного, ни другого наши выпускники в своем большинстве не получают и не знают. Отсюда — все остальные негативные последствия. Проблему надо решать начиная с подбора абитуриентов и с первых дней подготовки студентов и завершать прямой материальной «привязкой» будущих специалистов к конкретным хозяйствам. При этом, видимо, потребуется изменить систему аттестации и приема студентов в аграрные вузы, ввести конкурсные экзамены вместо существующей системы централизованного тестирования.

Аркадий ГОЛОВАСТЫЙ, председатель ЗАО «Горы» Горецкого района:

— Ваша статья никого не оставила равнодушным. Но все же, что, на ваш взгляд, является самым главным в закреплении на селе квалифицированных специалистов?

В. Г.: — Факторов закрепления очень много. Но среди большой совокупности в настоящее время акцент принадлежит материальным, экономическим стимулам. Нельзя сказать, что это только оплата труда, хотя она, бесспорно, играет существенную роль. Первое — важно дать возможность всем руководителям и специалистам участвовать в собственности, доходах, выручке и прибыли хозяйства таким образом, чтобы персонифицированные доли работников постоянно возрастали.

Второе — задействовать различные механизмы  строительства индивидуального жилья, прежде всего усадебного типа. Для этого специалистам  необходима всяческая помощь: предоставление долгосрочных льготных кредитов и ссуд, оказание материальной поддержки со стороны предприятий и даже включение в строительство персонифицированных имущественных долей. Все это вполне ассоциируется с исконными интересами и потребностями каждого человека. Любой желает быть собственником и иметь жилье. Особенно важно, чтобы жилье строилось самостоятельно, по индивидуальному проекту, хотя и с большой помощью, но не полностью за государственный счет.

Андрей ГОНЧАРОВ, председатель Горецкого райпотребсоюза:

— Уважаемый Владимир Григорьевич, полностью согласен со всеми вашими предложениями. Но почему вы упустили такой важный фактор закрепления специалистов на селе, как развитие личных подсобных хозяйств? Может быть, надо решить вопрос выделения специалистам молодняка скота?

В. Г.: — Безусловно, в числе факторов закрепления руководителей и специалистов на селе может быть и развитие ЛПХ, а также льготные условия предоставления работникам различных видов ресурсов для его ведения, в том числе животных.

Но давайте взглянем на проблему с иной стороны. Хорошо развитое личное подсобное хозяйство требует большой занятости. При этом, чего скрывать, на практике часто трудно совмещать общественное и личное хозяйство. Надо признать, что с точки зрения современных критериев качества жизни, сильное личное подсобное хозяйство сегодня — это уже не столько фактор закрепления, сколько фактор закрепощения работников. Хорошо, если ЛПХ по типу крестьянского хозяйства способно давать дополнительные доходы. А если оно требует повышенных затрат труда и средств и является более затратным, чем общественное производство? А ведь часто так и бывает. И потом, не все хотят после напряженного общественного производства заниматься еще и домашним хозяйством. Развитые страны от этого давно отказались, доходы от основной работы позволяют приобретать все необходимые товары, в том числе и продовольствие в магазине. Беларусь также постепенно идет этим путем. Хотя, конечно, если кому-то хочется заниматься домашним хозяйством, иметь экологически чистые продукты, созданные своими руками, то для этого должны быть все условия, в том числе и свободное приобретение молодняка животных.

Владимир БЫКОВ, преподаватель Белорусской государственной сельскохозяйственной академии:

— Уважаемый Владимир Григорьевич, вашу статью мы обсуждали на кафедре управления и единодушно поддержали. Собираемся изложить в газете наши оценки ситуации с подготовкой кадров, внести предложения по совершенствованию учебного процесса. В этой связи вопрос: можно ли восстановить прежние программы подготовки экономистов для АПК, которые включали бы изучение отраслевых дисциплин, а также расширение и улучшение практической подготовки студентов?

В. Г.: — К этому, безусловно, необходимо стремиться. Следует добиваться, чтобы, как и прежде, Белорусская государственная сельскохозяйственная академия восстановила свое право принятия собственных программ по всем основным предметам обучения студентов с учетом потребностей сельскохозяйственных предприятий, подготовки под эти программы учебных пособий и учебников и, конечно, ввела продуманную систему расширения практической подготовки студентов. Это жизненная необходимость и главный шаг, который надо сделать на пути улучшения квалификации будущих специалистов. БГСХА — ведущий аграрный вуз, и ему должны принадлежать все права комплексного методического обеспечения системы преподавания. Совершенно неправильно и несправедливо академия лишена сейчас этих прав и вынуждена в вопросах подготовки экономистов руководствоваться программами Белорусского государственного экономического университета.

Тамара КЛЮКЕВИЧ, Кормянский район, д. Коротьки:

— Уважаемый господин академик! В своей недавней публикации в «Белорусской ниве» вы писали о том, что в сельхозвузы поступают наиболее слабые абитуриенты. И в то же время предлагаете упростить поступление в высшие учебные заведения сельским ребятам, снабдив их направлениями. Значит ли это, что поступать будут еще более слабые?

В. Г.: — Спасибо за вопрос! Но в своей публикации я не предлагал упростить поступление. Речь идет лишь об изменении порядка поступления. Вместо тестирования, по которому в аграрные вузы действительно зачисляются студенты по остаточному принципу, лучше вернуться к старой проверенной и оправданной системе вступительных экзаменов. Тогда в аграрные вузы (как и в другие) придут молодые люди по призванию, а квалифицированные приемные комиссии смогут объективно оценить знания при непосредственном общении с абитуриентами. Но чтобы усовершенствовать подбор студентов, я считаю, лучше, если поступающие будут иметь еще дополнительно и направления, причем не только от сельхозпредприятий, но и от школ, наиболее авторитетных специалистов сельского хозяйства, учителей и др. Полагаю, что это только повысит ответственность поступающих как за свой выбор, так и за будущую учебу.

Игорь АНАНИЧ, старший преподаватель Гродненского государственного аграрного университета:

— Владимир Григорьевич! Не секрет, что математическая подготовка экономистов (и остальных специалистов аграрного профиля) оставляет желать лучшего. Не только молодые  специалисты, но и большинство опытных экономистов имеют довольно слабое представление о статистике, экономико-математических методах.  Можно ли ожидать от ученых-экономистов каких-либо серьезных исследований и открытий, если они не в состоянии разработать даже несложную экономико-математическую модель оптимизации рациона кормления животных?

В. Г.: — На ваш вопрос, уважаемый Игорь Гарьевич, можно дать двойственный ответ. Да, если это касается ученых-экономистов, то комплексная математическая подготовка должна быть обязательной. Но если речь идет об экономистах-практиках, то специалисту достаточно тех знаний в области математики, которые могут быть востребованы на производстве. Хочу, чтобы вы меня правильно поняли, я совсем не за ослабление знаний в области статистики, математического или имитационного моделирования. Но в каждой науке есть свой предмет и метод. То, что вы требуете от экономистов, это скорее функции прикладной математики. А у экономики есть свои основные цели, задачи и методы. Скажу более: в 60-е—70-е годы прошедшего века было повальное увлечение математическим моделированием. И что из этого вышло? Ничего! Ни одна математическая модель по-настоящему не востребована и не дала желаемого эффекта. Дело в том, что математика основана на статических категориях, и с помощью строгих математических зависимостей совершенно невозможно формализовать многие качественные экономические явления. Экономика — наука динамичная, где в каждый новый момент может возникать совершенно иное множество факторов и их сочетаний, чего не может предусмотреть математика. Поэтому здесь можно сказать одно: пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать сапожник.

Сегодня мы ставим задачу готовить экономистов-предпринимателей, менеджеров, маркетологов, глубоко, комплексно и системно знающих рынок, творчески подходящих к исполнению своих обязанностей. По-другому нельзя, если желаем, чтобы у руля предприятий стояли дельные кадры и экономика была конкурентоспособной. А что касается оптимизации рациона животных или, скажем, расчета норм внесения удобрений под сельскохозяйственные культуры, то здесь, помимо математических моделей, существует множество экономических методов и приемов.

Александр ЛАЗЮК, Сенненский район:

— Уважаемый Владимир Григорьевич! Мы привыкли говорить о науке с уважением. И, наверное, она того заслуживает. Но каковы достижения ученых-аграриев за последние годы? В чем они конкретно проявились и какая от них польза производству?

В. Г.: — Действительно, наука заслуживает того, чтобы о ней говорили с уважением. В этой связи хочу привести одно мудрое изречение: ругают науку глупые люди, умные, наоборот, хвалят, но только мудрые используют ее результаты. Белорусская аграрная наука по-прежнему наиболее результативна и эффективна на всем постсоветском пространстве. На наших полях на 70—90 процентов — сорта белоруской селекции, в хозяйствах более 90 процентов — породный состав наших животных, почти на 95 процентов — отечественная сельскохозяйственная техника. Без преувеличения, все, что есть лучшее в практике, это прямые или косвенные разработки ученых. Конечно, к науке теперь большие претензии, потому что в настоящее время нужны уже, скажем, сорта зерновых, которые дают не менее 100 центнеров зерна с гектара, породы крупного рогатого скота, продуктивность которых по молоку достигает 10 тысяч килограммов в год и более, а по привесам — не менее 1 килограмма в сутки. Кстати, наша наука уже имеет такие достижения. К сожалению, практика не всегда готова их освоить и прежде всего обеспечить рекомендуемые наукой технологии получения такой продуктивности. Разработки ученых-аграриев не лежат на полках, они полностью востребованы. И востребованность их часто более широкая, чем возможности науки. Но наука должна видеть далеко наперед, что должно быть в ближайшей и отдаленной перспективе, и в этой связи подтягивать практику. Думаю, что белорусской науке это удается. Сегодня обыденным уже является то, что еще вчера казалось нереальным. Возьмите наши высокопродуктивные гибриды кукурузы, сои, подсолнечника, сорта пшеницы, ячменя, картофеля и даже винограда, не говоря уже о новейшей системе машин для растениеводства и животноводства.

Святослав ПИЩИК, консультант по ресурсосберегающей обработке почвы:

— Аграрная наука и Минсельхозпрод заинтересованы во внедрении безотвальной обработки почвы («Белорусская нива» № 94 от 28 мая 2011 года). Однако сегодня одной заинтересованности мало. Кто конкретно в республике занимается внедрением прогрессивной системы обработки почвы?

Деляночные опыты явно не дают ответов на обсуждаемую проблему: пахать отвально или безотвально. Готова ли аграрная наука пойти в хозяйства, которые внедрили  безотвальную систему обработки почвы и являются на сегодняшний день флагманами технического прогресса в своих регионах: ОАО «Старица-Агро» Копыльского, агрокомбинат «Заря» Мозырского, СПК «Доброволец» Кличевского районов?

В. Г.: — Позвольте с вами не согласиться! В среде белорусской аграрной науки не только нет растерянности по поводу применения той или иной системы земледелия (в частности, безотвальной обработки почвы), но даже промедления в плане подготовки и публикации научных рекомендаций. Тот, кто, например, регулярно читает «Белорусскую ниву», не может не отметить, что на ее страницах непрерывно размещаются наиболее эффективные научные разработки во всех областях АПК. Газета постоянно публикует новейшие данные науки в области обработки почвы, включая безотвальную. На сайтах Министерства сельского хозяйства и продовольствия и научно-практических центров Национальной академии наук также систематически даются обновленные материалы по системам земледелия.

Белорусские ученые-земледелы и почвоведы активно работают в этом направлении. И не только на своих опытных делянках, но и на больших площадях сельскохозяйственных предприятий. Исследования выполняются в комплексе с различными системами машин и системами животноводства. Известно, что все научно-практические центры имеют крупные хозяйства, а также долгосрочные связи со многими сельскохозяйственными организациями в регионах. Сегодня труднее назвать предприятие, которое не сотрудничает с наукой и не пользуется ее результатами.

Однако наука всегда предостерегает от одностороннего и недостаточно проверенного увлечения. Нельзя ударяться в крайности. Почвы Беларуси имеют большую специфику и огромное разнообразие. Но в большинстве своем это малоплодородные от природы земли, требующие особых технологий повышения и поддержания продуктивного качества. Кроме того, очень сильно различается специализация хозяйств. То, что пригодно одному хозяйству, например, специализирующемуся на мясном скотоводстве и возделывании трав, непригодно другому, делающему, скажем, ставку на интенсивное свиноводство или возделывание пропашных культур. Сельхозугодья в нашей стране требуют больших заправок минеральными удобрениями. Кроме того, есть культуры, которые в обязательном порядке требуют вспашки. Все это говорит о том, что в условиях Беларуси должны одновременно отрабатываться, совершенствоваться и применяться разнообразные системы земледелия. Их можно назвать комплексными и адаптивными. Так, в настоящее время учеными проводятся исследования по большому ряду систем, типов, методов и приемов земледелия, включая безотвальную, минимальную и даже нулевую. Критерий здесь один — наивысшая продуктивность, максимальная экономия затрат и природосберегающие методы хозяйствования. При всех проблемах уже продолжительное время белорусской земледельческой науке удается поддерживать баланс почвенного плодородия в стране, обеспечивать расширенное воспроизводство качества земель и наращивать продуктивный потенциал сельхозугодий.

Виктор ЧУМАКОВ, Рогачевский район, д. Заполье:

— Владимир Григорьевич, уже несколько лет в системе Национальной академии наук Беларуси работают научно-практические центры по основным отраслям сельского хозяйства. Какова их отдача, что улучшилось с их появлением? Может, это лишнее звено в системе научного обеспечения, на которое государство вынуждено тратить дополнительные деньги?

В. Г.: — Скажу сразу: на содержание научно-практических центров никаких дополнительных денег не направляется. Дело в том, что научно-практические центры не являются самостоятельными надстроечными структурами. Они сформированы на базе бывших головных институтов — механизации, животноводства, картофелеводства, земледелия и продовольствия. Поэтому специального штата управленцев у них нет. Функции организации и управления центров выполняют службы бывших институтов, которые одновременно ведут и науку.

Создание же научно-практических центров оказалось весьма удачным решением. Это помогло сконцентрировать на ведущих научных направлениях основные ресурсы — кадровые, материальные, финансовые. В результате существенно улучшилась результативность науки. Намного возросло количество эффективных научных разработок — сортов, технологий, машин. Повысилось их качество. Все разработки стали проходить первичную практическую апробацию в сельскохозяйственных предприятиях, входящих в НПЦ. Расширились масштабы внедрения законченных разработок. Центры взяли на себя функции комплексного научного обслуживания всего АПК республики.

Любовь СОБОЛЕВА, г. Слоним:

— Мы говорим о том, что Беларусь обеспечивает себя собственным продовольствием и экспортирует его за рубеж. Но почему-то никто не объясняет себестоимость этого продовольствия для производителей. Может, овчинка выделки не стоит?

В. Г.: — Да, Беларусь полностью обеспечивает свою продовольственную безопасность за счет собственного производства, чем не могут похвалиться даже отдельные развитые страны. Импорт готовых продуктов питания в структуре внутренних продаж составляет только около 10 процентов. Это в основном фрукты и овощи и изделия из них, для производства которых в стране нет надлежащих условий. Вместе с этим Беларусь систематически наращивает экспорт готовых продовольственных товаров — молочных продуктов, мясных изделий, сахара, льна, рапсового масла. Если бы это было невыгодно и приносило убытки, то где бы страна нашла ресурсы на ведение расширенного воспроизводства и сбыта. Рентабельность производства сельскохозяйственной продукции составляет в среднем в последние годы 10—15 процентов, продаж — намного более. Правда, для устойчивого самофинансирования производства рентабельность должна составлять до 35—40 процентов. Поэтому применяется еще немалая государственная поддержка АПК. Тем не менее в настоящее время при экспорте сельскохозяйственных товаров имеется положительное внешнеторговое сальдо.

К 2015 году поставлена задача довести объемы экспорта агропромышленной продукции до 7 миллиардов долларов, в том числе положительное сальдо внешнеторгового баланса — до 3 миллиардов долларов. Это амбициозные задачи, но вполне реальные, учитывая возросший потенциал АПК.

Петр ГРЕБНЕВ, Калинковичский район:

— Уважаемый товарищ Гусаков! Недавно «Белорусская нива» опубликовала рейтинг пятидесяти лучших сельскохозяйственных организаций республики. А сколько их всего насчитывается в стране? И получается, что остальные худшие или, может быть, вообще никуда не годные?

В. Г.: — Экономическая база сельскохозяйственного производства постоянно укрепляется. Под этим термином следует понимать не только объемы производства и сбыта и выручку от реализации продукции, но и инвестиции, фондовооруженность и производственный потенциал. Конечно, в зависимости от специализации и концентрации производства все предприятия сильно различаются между собой по экономическим показателям. К сожалению, есть еще небольшая группа так называемых низкоэффективных хозяйств, которые не способны работать на принципах самоокупаемости. Они известны, и местные органы управления предпринимают более и ли менее успешные шаги по их санации — объединению, поглощению, дополнительному инвестированию. Вместе с тем абсолютное большинство сельскохозяйственных организаций способно работать устойчиво и обеспечивать рентабельное производство. Правда, этому во многом мешает нестабильность рыночной и экономической конъюнктуры. Напомню, что рост цен на ресурсы промышленного происхождения, которые неизбежно требуются для АПК (техника, удобрения, средства защиты), намного опережает цены на готовые продовольственные товары. Непомерно высоки процентные ставки по кредитам, быстро растут тарифы на услуги. В этих сложнейших условиях сельскому хозяйству приходится конкурировать за потребителя, за рынки сбыта, за доходы. В целом отечественный АПК такую конкуренцию выдерживает, хотя это непросто. Образцами эффективной хозяйственной деятельности здесь служит группа лучших организаций. И не только тех пятидесяти, которые приведены в рейтинге, опубликованном в «Белорусской ниве». В группу устойчиво работающих сегодня  можно с полным правом отнести более двух третей всех наличных организаций. 

Специалисты Департамента по хлебопродуктам Минсельхозпрода:

— Ваше мнение: реально ли  в республике производство крупяных культур хорошего качества (гречихи, гороха, проса, кукурузы) в соответствии с заданием Совета Министров: гречихи — 38 тысяч тонн; гороха — 10 тысяч тонн; проса — 12 тысяч тонн; кукурузы — 6 тысяч тонн?

В. Г.: — Да, это тот минимум, который необходим республике для поддержания стабильности рынка крупяных культур, хотя реальные возможности АПК страны намного шире. Приведенные вами цифры прошли  широкую апробацию не только в сфере науки, но и хозяйственного управления, прежде чем стали программными задачами.

Олег ШВЕДОВ, «БН»

Фото Николая ВОЛЫНЦА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости