Научились покорять стихию

Мы оставили студентов Виктора Мурзова и Алексея Гончарова в стенах Балтийской академии рыбопромыслового флота России. Напомним: двое парней из Белорусской государственной сельскохозяйственной академии в Горках за успехи в учебе были поощрены плаванием на паруснике «Крузенштерн». Несколько дней назад ребята сдали экзамены по выживанию в открытом море.

Горецкие парни получили лычки на погоны. Скоро в море!

Мы оставили студентов Виктора Мурзова и Алексея Гончарова в стенах Балтийской академии рыбопромыслового флота России. Напомним: двое парней из Белорусской государственной сельскохозяйственной академии в Горках за успехи в учебе были поощрены плаванием на паруснике «Крузенштерн». Несколько дней назад ребята сдали экзамены по выживанию в открытом море.

О теории ребята просят не рассказывать — это дело десятое. А вот показательная отработка различных манипуляций интересна и поучительна. Первым стало испытание «тушение пожара». Каждого курсанта запускали в деревянную просмоленную камеру, имитирующую отсеки судна, и поджигали ее! В одном из кубриков «отсека», полного «мебели», разных «вещей» и «механизмов», лежат баллоны со специальным пенно-порошковым средством, нейтрализующим доступ кислорода к огню.

— Когда стены вокруг загораются, очень нелегко заставить себя искать огнетушители, тем более сквозь слой дыма, — вспоминают ребята. — Завозиться в подготовке пеногона к работе нельзя — дорога каждая минута!

Пожар — самое страшное бедствие для парусников (и для «Крузенштерна» в том числе). Даже с вступлением в строй пароходов самым слабым местом корабля была крюйт-камера, где хранились порох и боезапасы. Попади туда хотя бы искра — и судно превратится в гигантский фейерверк.

Опасность номер два для моряка парусного судна — пробоина в корпусе. В былые времена во время морского боя в трюме с досками и шпаклевкой сидело до двух третей экипажа. Орудия обслуживались по остаточному принципу, даже на абордаж (казалось, более чем важное дело в бою) шло намного меньше людей. Времена изменились, а на «Крузенштерне» все по-прежнему: дыра — верная смерть. Гончаров с Мурзовым поняли это сразу, когда их завели в имитационный отсек, который вдруг стал наполняться водой из образованной кувалдой дыры. Причем учения шли не понарошку (море такого не прощает).

— Из пробоины хлестал целый водопад. Нам дали инструмент для заделки течи: специальные трубы, которые могут делаться длиннее или короче в зависимости от того, какое колесико на них ты крутишь. Упираешь один конец в противоположную пробитой переборке стенку, подкладываешь под конец трубы какой-нибудь материал-«заплату» и регулируешь длину, — поделился с «БН» Алексей Гончаров.

Третьей сложностью стало выживание на воде: эвакуация с «тонущего» судна, погружение за борт, занятие места на спасательной шлюпке. Казалось, что тут трудного? Но перед тем, как сигануть в море, нужно одеть гидрокостюм — и все это в напряженной атмосфере кораблекрушения!

— Но и в нем было не очень приятно плюхнуться в холодный, словно полынья, бассейн. Ворон считать и там некогда — ведь тонущее судно затягивает за собой в воронку все находящееся вокруг! Большая часть пассажиров «Титаника» погибла из-за незнания этого факта, — говорит Виктор Мурзов.

В деле эвакуации мелочей не бывает: оденешь спасательный круг слишком высоко — он соскользнет с тебя и будет унесен волнами. Слишком низко — верхняя часть туловища перевесит, и ты окажешься вверх ногами. Со стороны выглядит смешно, но во время потопления «Вильгельма Густлова» в феврале 1945 года вокруг судна плавали сотни людей вверх ногами. Сил перевернуться у полузахлебнувшихся пассажиров уже не было...

Ребята сдали нормативы как надо. На их погонах появились лычки моряков-курсантов. На днях они отплывают в первый пункт назначения — польскую Гдыню.

За путешественниками следит
Денис ТРОФИМЫЧЕВ, «БН»
НА СНИМКЕ: Виктор МУРЗОВ перед сдачей экзамена.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости