Национальная политическая философия

Учитывая, насколько популярен сегодня лозунг прагматичности, борьбы за осуществление национальных интересов, постановка вопроса о политической философии, предполагающей размышления, а не действия, выглядит спорной. Ладно во времена Платона и Аристотеля рассуждали об идеальных формах людского общежития, так то же древность, классика, первый опыт. А нынче, к XXI веку вроде бы определились и с оптимальными формами государственного устройства, и низвергли кумиров вроде Т.Мора и Т.Кампанеллы, К.Маркса и В.Ленина, прошли периоды увлечения психологическими, в целом ментальными теориями, осталось только пожинать плоды. Все прозрачно, все базируется на мировом опыте, все предсказуемо — в той степени, в какой предсказуемость в социуме вообще может быть востребована.

И вместе с тем возникает дефицит теорий, концепций политического характера. Дело ведь не только в пресловутой национальной идее, разговор и об иных серьезных проблемах. Например, о том, как реформировать государство и по каким критериям это можно сделать. Как должна выглядеть власть: что в основе и что на периферии общественного интереса. А может, к государству, власти вообще не надо прикасаться: когда–то китайские мудрецы утверждали, что самый мудрый правитель тот, кто вообще не вмешивается в естественный ход событий. Философия политического не деяния — замечательная вещь, если исходить из того, что все уже предопределено на небесах. А если все же не все?

Если рассмотреть некоторые вопросы современного политического развития под этим углом зрения, то обнаруживается масса интересных процессов и явлений. Скажем, мы быстро обнаружим, что единства в понимании характера и сути политической философии вообще не существует. Одно дело — Западная Европа, совсем другое — логика государственного развития США. Одни процессы отрабатываются в России, совсем иные — в Китае. То есть все разговоры о каких–то «итогах мирового развития» в этом аспекте бессмысленны. Нет никаких итогов, а есть процесс, постоянный и противоречивый. Никого не убеждает в полной мере ни Аристотель, ни Платон, ни Бердяев, ни Хантингтон.

И здесь важнейшим является вопрос о сути и перспективах национального политического развития, сущности национальной политической философии. Здесь есть предмет для дискуссии, попробуем сформулировать несколько базовых положений. Первый из них: у нас найден баланс между необходимостью реформирования политических институтов и стремлением сохранить консервативную устойчивость социума. Никто не стремится «упереться» и любым способом сохранить статус–кво. Возьмите последние решения по развитию IT–сферы: мало кто ожидал такой смелости от властей и стремления не ограничиваться половинчатыми мерами. А предмет для размышлений есть: в ходе реализации этих проектов будет формироваться новая социальная страта, которая в перспективе (и быстрой) начнет претендовать на более высокую степень участия и в политическом сегменте развития общества. Экономическая успешность рождает новые политические ожидания. Деньги всегда провоцируют амбициозность. Понимание роли государства в экономическом развитии несколько иное у айтишников и «красных директоров». Но тем самым вновь возникнет вопрос о корректировке баланса между старым и новым.

Отсюда еще одно положение: политическая философия не терпит догматизма, раз и навсегда принятых решений, это процесс, движение, в котором приемлемы и «ручное управление», и свободные дискуссии о роли и назначении государства в новом веке. Где отступить, а где наступать, какие политические формы заметить, а какие признать нецелесообразными — вот основные параметры мышления в контексте политической философии. Наша практика сложилась таким образом, что о сильной общественной инициативе в этих вопросах можно только мечтать. Следовательно, надо ценить и поддерживать те новации, которые мы наблюдаем в последнее время и которые имеют источник в системе власти. Вообще говоря, здесь существуют риски разного рода, но практика показала, что существует интуиция, видение перспектив даже тогда, когда общество не призывает к активным реформаторским действиям.

И еще одно замечание. Нам не избежать формулировки тех целей, которые встанут в повестку дня уже в ближайшее время. Что, например, означает лозунг «в Европу», популярный в ряде стран? Здесь, кроме набора меркантильных соображений, мало что приходит в голову. А может, надо его наполнить, в том числе и философскими реминисценциями политического характера? Но у нас как–то все больше популярны тезисы о «гибели Европы» или мрачные пророчества о конце цивилизации. Может, и так, но людей мало привлекают политические страшилки. Другими словами, политическая философия требует и идеальных конструкций. Хорошо бы появился новый Маркс и написал новый фолиант с подробным разбором того, что есть сейчас и чего ждать в будущем. Его нет — к сожалению.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...