Национальная консолидация

С кем и на каких принципах консолидироваться, какая в этом цель? Попробуем разобраться
ОДНИМ из самых сильных впечатлений после нашумевшей пресс-конференции Президента были прозвучавшие со стороны оппозиционных журналистов слова о необходимости национальной консолидации, сплочении белорусов в это непростое время. Слова были очень правильные и нашли понимание у Главы государства.

Прошло некоторое время, тема звучит, но обсуждают ее как-то очень поверхностно. Все вроде бы этого хотят, особенно те, кто вне рамок реальной общественной жизни страны. Для них это шанс социализироваться и сделать что-то полезное. Не все им воспользуются, конечно, но окно возможностей открывается.

Однако хотелось бы разговора по существу. С кем и на каких принципах консолидироваться, какая в этом цель? Попробуем разобраться. 

Цель понятна — уменьшить градус взаимных противоречий в обществе, чтобы не было возможности расшатать его изнутри. Позитивная цель — вместе работать над тем, чтобы Беларусь сохранялась и развивалась как суверенное государство.

Вот и первый принцип для консолидации — суверенитет нашего государства. Вокруг этой ценности возможно объединение белорусских граждан с самыми разными политическими взглядами. Но суверенитет любой страны не может существовать в вакууме, он обусловлен различными экономическими, геополитическими факторами.

Беларусь видит основанием своего суверенитета многовекторную внешнюю политику при выборе в качестве приоритетного евразийского вектора интеграции, а также политического и военного союза с Россией. И это позволяет нам обладать настоящим суверенитетом. По крайней мере, если сравнивать положение Беларуси в союзе с Россией и, например, балтийских или балканских стран в ЕС, то очевидно, что Беларусь гораздо более самостоятельна в своих действиях.

Очевидно, что суверенитет должен быть обеспечен последовательной политической линией руководства страны. Изменчивая позиция и непостоянство во внешней политике и в выборе союзников — это то, что суверенитет подрывает, делает его слишком зависимым от иных субъектов. Это значит, что преемственность во внешней и внутренней политике, обеспечивающая поступательное, эволюционное развитие, — это еще один принцип национальной консолидации, без которого нельзя говорить об общественном согласии.

Конечно, можно спорить о тех или иных направлениях развития, о наилучших способах достижения выбранных целей, но общий вектор, направление магистрального движения должен оставаться неизменным. Почему? Потому что это показывает: государство и общество понимают необходимость движения без разрывов и потрясений. 

Можно привести два примера: один — неудачный, а второй — успешный.

В одном случае мы все помним последнее десятилетие существования СССР, когда необходимая коррекция движения государства проводилась совершенно бездумно, рывками, с каким-то рьяным самоотрицанием и саморазрушением. Результат плачевный, хотя изначально все могло бы пойти иначе, будь на то достаточно разума и политического предвидения.

В другом случае мы наблюдаем стремительный рост экономической мощи и политического влияния Китая. Руководство КНР осознало необходимость изменения, но нашло силы и возможности сделать это без таких разрушительных последствий, похоронивших советское государство. Китай преобразился, но сохранил преемственность, и в этом один из основных факторов его успеха.

Первое двадцатилетие независимости белорусского государства, особенно последние пятнадцать лет — это тот базис, по отношению к которому как раз и надо сохранять преемственность, вбирать, осмысливать этот во многом уникальный опыт, но никак не отрицать или порицать его. Преемственность исторического выбора, а в конечном итоге преемственность власти — условие и необходимость национальной консолидации.

На чем основан исторический выбор белорусов, подтвержденный всенародными референдумами и определивший нашу судьбу? На исторической памяти. Причем памяти вполне конкретной, а не исчезающей во мгле сивой древности. Памяти о Великой Отечественной войне и Победе в ней. Практически любой социологический опрос покажет, что белорусы в подавляющем большинстве едины в восприятии событий той войны и того общего подвига советского народа, в который наши предки внесли свой значительный вклад. 

Победа — свята, коллективная идентичность соотносится с ней как с фактором национальной гордости и точкой отсчета независимости, за которую белорусы проливали кровь. Таким образом, попытки ревизионизма итогов той войны, умаление значения Победы — это то, что никоим образом на консолидацию работать не будет, скорее, наоборот. И этот фактор может стать непреодолимым препятствием для многих оппозиционно настроенных деятелей, о которых было сказано в самом начале. 

Они очень часто понимают под консолидацией возможность пересмотреть итоги войны и ее значение для становления белорусской нации. Как возможность вылезти на предоставленную трибуну для пропаганды своих интерпретаций или инсинуаций, где героями становятся не партизаны и подпольщики, а гауляйтеры и коллаборанты, проще говоря, предатели. И вот тут никакого консенсуса и согласия быть не может. Если белорусское общество с этим смирится, то его ждет судьба наших южных соседей. 

Перечисленные принципы, конечно, не исчерпывающи, наверняка можно предложить и другие, но именно эти представляются фундаментальными, образующими некий смысловой и идейный каркас белорусского общества и государства. Логично, если именно они и станут платформой для консолидации всех здоровых сил.

Алексей ДЗЕРМАНТ, политолог
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?