НАТО хочет объявить Россию и Китай главными угрозами

НАТО в поисках мишени

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг призвал пересмотреть стратегическую концепцию альянса. По мнению генсека, нынешняя редакция документа, принятая в 2010 году, устарела и не учитывает новых геополитических реалий, сложившихся за последнее десятилетие.

НАТО хочет объявить Россию и Китай главными угрозами.

Столтенберг считает, что стратегическая концепция НАТО должна учитывать «агрессивное поведение» России в отношении своих соседей (именно так на Западе трактуется ситуация вокруг Крыма и Донбасса), а также те угрозы, которые перед альянсом ставит геополитическое усиление Китая.

Стратегическая концепция НАТО 2010 года действительно ничего не говорит о китайском факторе, а российско-европейские отношения описывает как партнерские. Документ отражает дух «нулевых» годов, когда казалось, что однополярный глобальный мир окончательно восторжествовал. Однако в этом глобальном однополярном мире во многом терялся смысл существования самого НАТО – порождения холодной войны. Мощная военно-бюрократическая машина простаивала без дела, а страны-участницы все больше тяготились выделять средства на ее содержание.

Все более очевидными становятся расхождения между основными участниками альянса – США, ЕС и Турцией. Наиболее очевидными они стали в период президентства Дональда Трампа, который неоднократно обвинял других участников НАТО в том, что они хронически недофинансируют организацию, перекладывая бремя по ее содержанию на плечи США. В Европе все чаще стали поговаривать о возможности создания собственного оборонительного союза, без оглядки на Вашингтон. На фоне евроатлантических дрязг Турция стала проводить все более самостоятельную политику и даже нарушила негласную монополию западных оружейников, начав закупать российские ракетные комплексы С-400.

Понятно, что эти тенденции не могли не тревожить ни обширный бюрократический аппарат НАТО, ни завязанные на него мощные военно-промышленные комплексы. Поэтому лихорадочный поиск внешних угроз, перед которыми сплотились бы все участники альянса, был неизбежен. Политический кризис на Украине, спровоцированный так называемым Евромайданом, стал удобным поводом для актуализации темы «российской угрозы».

Риторика о «российской угрозе» звучит весьма абсурдно, учитывая, что с момента распада СССР и социалистического лагеря именно НАТО шаг за шагом подползало к российским рубежам, а не наоборот. В Кремле же, напротив, до последнего надеялись на выстраивание партнерских отношений и создание единого с НАТО пространства безопасности. Не срослось. Россия – слишком удобный объект для нагнетания страхов, которые помогают наращивать военные бюджеты, да и российский ВПК – прямой конкурент оружейникам НАТО.

Китай, который не входит в непосредственное геополитическое соприкосновение с НАТО, также становится все более серьезным конкурентом на рынках вооружений, да и в целом экономическая конкуренция ведущих стран НАТО с Китаем нарастает. Так что альянс вполне может стать инструментом этого противостояния и сместить свой фокус с атлантического на тихоокеанский театр.

Этому благоприятствует и то, что в противостояние с Китаем вовлечен ведущий член НАТО – США. В этой связи нельзя не вспомнить озвученные недавно планы по созданию «тихоокеанского НАТО» с участием США, Японии, Индии и Австралии.

Что мешает в конечном счете совместить оба этих формата? Очевидно, что НАТО в его нынешнем виде действительно устарело, а узловые мировые конфликты перемещаются из Атлантики в Пасифику. Поэтому не стоит исключать того, что на базе Североатлантического альянса со временем может быть сформирован более глобальный военный блок. Опять же, это в интересах и производителей вооружений, которые получат новые рынки сбыта. Что касается России и Китая, то для них подобный сценарий станет поводом к дальнейшему сближению.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter