НАТО и Беларусь

Современные подходы к международной безопасности

Современные подходы к международной безопасности


Грозный военно–политический блок НАТО сам нуждается в защите. Под угрозой — его имидж, ведь, несмотря на все старания убедить в своей миролюбивости, на улицы многих городов (яркий пример — Украина) по–прежнему выходят люди с плакатами «НАТО — не надо»... Для многих эта аббревиатура воплощает все зло противостояния, в котором Европа вынуждена была существовать в годы «холодной войны»...


Как бы удивились многие, имей они возможность зайти в штаб–квартиру НАТО в Брюсселе. Там на входе есть такой стенд с бирочками, на котором сотрудники, входя и выходя из здания, вешают ключи от своих кабинетов. Так вот, я насчитала 49 бирочек с названиями всех государств — членов НАТО и стран–партнеров, в том числе и Беларуси. Представители всех этих стран работают в главном офисе альянса. Каждый день ходят на службу, общаются с коллегами, пьют кофе в натовском кафетерии... В 1997 году в НАТО создан СЕАП — Совет евроатлантического партнерства, в который входят практически все европейские государства. И каждое из них развивает сотрудничество с НАТО в том объеме, в котором само считает нужным. Беларусь рассматривает наиболее оптимальным для себя сотрудничество в рамках программы «Партнерство ради мира», в которой и участвует с 1995 года.


И по форме, и по сути все мы — партнеры. Так почему же не тает в современной Европе ледок недоверия? Почему появляются новые декорации на будущем театре военных действий? ПРО в Чехии и Польше, например...


Эти и многие другие вопросы мы задавали участникам конференции «Современные подходы к международной безопасности: партнерство НАТО», которая проходила в посольстве Литвы в Минске.


В выездном «круглом столе» нашей газеты участвовали Эдминас БАГДОНАС, Чрезвычайный и Полномочный Посол Литовской Республики в Беларуси; Роберт Ф.СИММОНС, заместитель помощника Генерального секретаря НАТО; Линас ЛИНКЯВИЧЮС, посол, постоянный представитель Литовской Республики в НАТО; Андрюс КРИВАС, секретарь министерства охраны края Литовской Республики.


Диалог с гостями из НАТО вели представители Беларуси — Владимир ГЕРАСИМОВИЧ, начальник управления международной безопасности и контроля над вооружениями МИДа; Андрей ЦАРИК, заместитель начальника отдела управления международного военного сотрудничества Министерства обороны; Павел КОРЧАГИН, старший инженер–инспектор управления аварийно–спасательных служб и ликвидации чрезвычайных ситуаций МЧС.


Эдминас Багдонас: 31 декабря закончился срок полномочий Литовской Республики в качестве контактного посольства НАТО в Беларуси. (На днях стало известно, что Североатлантический совет вновь поручил Литве выполнять функцию контактного посольства НАТО в нашей стране в 2009 — 2010 годах, то есть третий срок подряд. — «СБ».) Эта роль была очень ответственной и важной для Литвы. Проведена очень большая и плодотворная работа по доведению до белорусского общества объективной информации о Североатлантическом альянсе, о его деятельности и о тех целях, которые ставят перед собой страны, входящие в него, по поиску общих подходов к укреплению общеевропейской безопасности и обмену опытом в этом направлении политики. Надеемся, что активность Литвы и Беларуси по данной проблеме будет способствовать укреплению безопасности не только в Европе, но и во всем мире.


Роберт Ф.Симмонс: В начале 90–х годов мы начали процесс развития партнерства и сегодня имеем в этом направлении определенные позитивные результаты. Наши цели в главном остаются прежними — это коллективная защита стран — членов НАТО. Но сегодня круг задач расширился. После развала Советского Союза альянс уже не рассматривает страны, образовавшиеся на его пространстве, как противника. И поэтому задачи, стоящие перед нами, мы могли бы решать значительно эффективнее, если бы делали это вместе, сотрудничая друг с другом. Особенно это касается противодействия угрозе терроризма.


Когда мы принимали в 1999 году на саммите НАТО в Вашингтоне новую концепцию, в ней были обозначены две новые важнейшие задачи. Одна из них состояла в том, чтобы поддерживать мир в неспокойных регионах. И в первую очередь на Балканах. Была выдвинута и идея партнерства с новыми странами, не входящими в альянс. Подчеркну, что Беларусь с самого начала приняла активное участие в реализации этой идеи.


Программа сотрудничества «Партнерство ради мира», как вы знаете, была разработана в середине 90–х годов. Мы стали привлекать и другие страны к сотрудничеству с НАТО для участия в миротворческих операциях.


Но для того чтобы они были эффективными, нам нужно добиться оперативной совместимости. Речь идет о создании частей и подразделений, которые смогут потенциально взаимодействовать с союзническими силами в проведении операций по поддержанию мира.


Нина Романова, «СБ»: А есть ли конкретные плоды сотрудничества нашей страны с НАТО?


Роберт Ф.Симмонс: С Беларусью мы успешно взаимодействуем по проблеме утилизации запасов противопехотных мин, которые ей достались в наследство от Советского Союза. Кроме сотрудничества в военной сфере, мы уделяем большое внимание участию Беларуси в оказании помощи странам, пострадавшим в результате каких–либо чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера.


Нина Романова: А какие новые задачи вы ставили перед собой, собираясь в Минск?


Роберт Ф.Симмонс: Мой визит в вашу страну имеет целью открыть новый этап отношений с Беларусью, поднять наше сотрудничество на качественно новый уровень политического диалога.


Владимир Герасимович: Сам факт, что мы здесь собрались, показывает, что темы обеспечения международной безопасности и стабильности сегодня приобретают очень высокую значимость. Как вы знаете, за последнее десятилетие и Беларусь внесла свой посильный вклад в этот процесс. Наша страна является участницей всех многосторонних договоров и соглашений в области разоружения и контроля за вооружениями. Считаю важным еще раз подчеркнуть, что Беларусь после распада Советского Союза добровольно отказалась от обладания ядерным оружием и в конце 1996 года оно было выведено с территории нашей страны. Беларусь последовательно поддерживает усилия международного сообщества по предотвращению распространения оружия массового уничтожения, недопущению попадания его в руки террористических организаций. Об этом свидетельствует и недавно принятая ООН по инициативе Беларуси резолюция о запрещении разработки и производства новых видов оружия массового уничтожения и новых систем такого оружия. Наше государство проводит ответственную политику и в области контроля над обычными вооружениями. Хочу в связи с этим напомнить, что, выполняя свои обязательства по договору об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ), Беларусь уничтожила самостоятельно более 10 процентов вооружений и военной техники. Сегодня мы входим в новый период международных отношений, как политических, так и экономических и военных.


Игорь Кольченко, «СБ»: Какое место в этом новом периоде мы отводим нашему сотрудничеству с НАТО?


Владимир Герасимович: Мы наблюдаем сегодня появление новых вызовов, представляющих реальную угрозу для международного сообщества. Для того чтобы эффективно противостоять им, необходима тесная координация усилий всех стран мира. Особенно когда речь идет об обеспечении стабильности и безопасности на европейском континенте. Соседство нашей страны с альянсом обязывает нас действовать ответственно и рассудительно. Мы не можем допустить возврата к временам межблокового противостояния. Главной задачей по установлению отношений с НАТО остается, мы считаем, развитие политического диалога, наращивание практического сотрудничества на равноправной и взаимовыгодной основе. По нашему общему мнению, НАТО сегодня играет значительную роль в обеспечении европейской безопасности. И в этом направлении Беларусь готова к дальнейшему сотрудничеству с альянсом.


Игорь Кольченко: На каких принципах?


Владимир Герасимович: Позиция нашего государства базируется на известных принципах. Это формирование единой и неделимой системы европейской безопасности, естественно, с учетом справедливых интересов всех стран этого региона. Это поиск новых путей сотрудничества и приверженность к новым условиям, новым режимам контроля над обычными вооружениями.


Линас Линкявичюс: Должен заметить, что альянс открывается к широкому диалогу со странами различных регионов, которые желают иметь с ним большие связи. Я лично насчитал 67 государств,  имеющих более или менее регулярные контакты с НАТО, среди которых и Беларусь.


Андрей Царик: Беларусь неоднократно заявляла о своей готовности разделить ответственность за поддержание мира и международной стабильности. Я хотел бы кратко рассказать о тех мероприятиях, которые осуществляются Министерством обороны в ходе подготовки белорусских военнослужащих к участию в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности.


Прежде всего отмечу, что в стране был принят закон, устанавливающий порядок направления военнослужащих и других категорий граждан за пределы Беларуси для участия в такой деятельности.


Важным шагом к участию в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности в составе многонациональных контингентов стало присоединение нашей страны к Процессу планирования и оценки сил (ПАРП) программы НАТО «Партнерство ради мира». Подготовка национальных сил ведется с учетом натовских стандартов. Здесь надо отметить, что те стандарты, которые приняты для миротворческих подразделений ООН, совместимы практически полностью со стандартами НАТО. Но механизмы их несколько отличаются.


Для участия в этой деятельности были заявлены следующие силы и средства: одна мотострелковая рота, патрульный взвод военной комендатуры, офицеры штабов — до 15 человек, группа медиков — хирурги–травматологи до 7 человек и военно–транспортный самолет Ил–76. Численность постоянного состава миротворческой роты мы планируем в ближайшее время довести до 40 человек. Министерством обороны ведется плановая работа по оснащению заявленных сил и средств необходимым имуществом, оборудованием и снаряжением в соответствии с требованиями стандартов НАТО по совместимости и техническим характеристикам вооружения, военной техники и других материальных средств.


Игорь Кольченко: В каких реальных операциях участвовали белорусские миротворцы?


Андрей Царик: Пока еще они не принимали участия в каких–либо миротворческих операциях.


Игорь Кольченко: А какие в настоящее время миротворческие операции проводит НАТО?


Андрей Царик: По их определению к таким относятся те операции, которые они проводят в Афганистане, Косово, в Средиземном море. И в Ираке. В данном случае имеется в виду та работа, которая ведется по подготовке иракских сил безопасности.


Игорь Кольченко: За участие в миротворческих операциях НАТО выплачиваются какие–то средства? Или все делается ради, так сказать, престижа страны?


Андрей Царик: Ни о каких деньгах здесь речи не может идти. Это, скорее, как вы говорите, престиж страны. Ее вклад как члена европейского и мирового сообщества в обеспечение международной безопасности. Это, можно сказать, веление времени. Вопрос лишь в том, где, в какой стране, каким составом проводится миротворческая операция. Кстати, даже участие одного человека, будь это штабной военнослужащий или медик, считается участием в миротворческой операции.


Нина Романова: Принятая в 1999 году Стратегическая концепция Североатлантического союза определяет кризисное регулирование в качестве одной из первоочередных задач обеспечения безопасности НАТО. Причем под кризисом понимаются последствия политических противоречий или вооруженного конфликта, техногенных катастроф или стихийных бедствий... В штаб–квартире НАТО в Брюсселе мне рассказали, что надеются и на помощь Беларуси в этих вопросах. Мы готовы помочь в кризисном регулировании?


Павел Корчагин: В период с 1999 по 2008 год МЧС осуществило 27 зарубежных гуманитарных акций по оказанию помощи 18 странам. Гуманитарная помощь оказывалась государствам, пострадавшим в результате чрезвычайных ситуаций и вооруженных конфликтов, таким, как Турция, Вьетнам, Югославия, Индия, Иран, Шри–Ланка, Пакистан, Ливан, Украина, Молдова, Армения и др. В 2008 году помощь оказана Таджикистану, Китаю, Южной Осетии, Кыргызстану и Кубе.


Нина Романова: А как оценивают Беларусь как партнера в сфере безопасности наши ближайшие соседи?


Андрюс Кривас: Мы констатируем успешное развитие двустороннего межведомственного оборонного сотрудничества. У нас сложились традиционные контакты в таких сферах, как военная картография, военное законоведение, развиваются и недавно завязавшиеся контакты между специалистами по языковой подготовке. Имеется и активное, я бы сказал, очень конструктивное сотрудничество между центрами наблюдения за воздушным пространством, которое позволяет избегать неприятных инцидентов. Мы много лет пытались, но не смогли организовать что–то подобное с другим нашим соседом — с Россией. В этом смысле Беларусь является примером, на который наши соседи и партнеры могут равняться и следовать ему.


Игорь Кольченко: НАТО свернула, приостановила или ограничила сотрудничество с Россией в связи с конфликтом с Грузией. Беларусь, как вы знаете, состоит в союзных отношениях с Россией. Не повлияет ли охлаждение в отношениях НАТО — Россия на отношения НАТО — Беларусь?


Роберт Ф.Симмонс: Не будет такого охлаждения, о котором вы говорите. Мы всегда основывали наше партнерство на интересах определенного государства, которое вступает в сотрудничество с альянсом. Но только от Беларуси зависит, какой род отношений ей нужен, насколько глубоко она захочет установить партнерство. Я лично приехал к вам сюда с целью расширения сотрудничества. Остальное — за вами.


Нина Романова: Это, если я не ошибаюсь, первый визит на таком достаточно высоком уровне со стороны НАТО за всю историю наших отношений с альянсом. Чем вызваны и ваш визит, и изменение в целом позиции НАТО в отношениях с Беларусью? Произошла какая–то переоценка роли Беларуси в решении проблем общеевропейской безопасности?


Роберт Ф.Симмонс: Мы действительно более внимательно рассмотрели природу наших взаимоотношений и пришли к позитивному выводу о необходимости и возможности расширения нашего партнерства.


Нина Романова: В НАТО знают об озабоченности Беларуси по поводу развертывания системы ПРО возле наших границ? И как это может повлиять на отношения с НАТО?


Роберт Ф.Симмонс: Система ПРО — это результат двусторонних договоренностей отдельных стран–союзников, а не НАТО в целом. Безусловно, в НАТО изучается этот вопрос, но пока еще ни к какому однозначному выводу, решению не пришли. Мы будем продолжать изучение этого вопроса. Будем искать решение проблемы безопасности, которое бы устраивало и наших партнеров, и другие государства.


Игорь Кольченко: У большинства граждан Беларуси за долгие годы противостояния в «холодной войне» сложился негативный образ НАТО. Что–то подобное наблюдается и в Украине, в других странах постсоветского пространства. За счет чего и как НАТО собирается улучшить свой имидж среди населения этих стран?


Роберт Ф.Симмонс: Нельзя забывать о том, что Североатлантический альянс за последние 20 лет прошел и проходит постоянную трансформацию. Его акценты в политике все больше и больше смещаются в сторону управления кризисами на основе выстраивания системы партнерства с другими странами Европы, не входящими в его структуру. Но надо признать, что этот процесс нужно проводить более эффективно.


Я хотел бы подчеркнуть три вот таких момента. Во–первых, мы совершенно ясно заявили о том, что не рассматриваем другие государства как врагов, потому что перед нами стоят общие вызовы и угрозы. Во–вторых, мы не направлены, как это сказано в статье 5 Вашингтонского договора, против одного какого–то определенного государства. Кроме случаев, когда враждебные действия были направлены против государств — членов альянса, как это было в случае теракта в отношении США. И в–третьих, со времени окончания «холодной войны» мы ведем операции только миротворческого характера.


Нина Романова: Какие вызовы и угрозы представляют сегодня общую проблему как для Беларуси, так и для НАТО?


Владимир Герасимович: Прежде всего это терроризм, незаконная торговля людьми, наркотрафик... Но есть очень много и других проблем не только в Европе, но и во множестве других стран мира. Кроме того, не сняты с повестки дня самые главные вопросы всеобщего ядерного разоружения, нераспространения оружия массового уничтожения и технологий его создания. Беларусь расширяет участие в деятельности международных и региональных организаций в области международной безопасности и контроля над вооружениями.


Нина Романова: Если наши оценки степени угрозы совпадают с выводами НАТО, то это предполагает более тесное сотрудничество? И какие шаги в этом направлении делаются?


Владимир Герасимович: Все шаги по установлению сотрудничества и партнерства с НАТО мы делаем исходя из своих национальных интересов. В наше сложное время любые шаги навстречу друг к другу, шаги по укреплению безопасности можно только приветствовать. Но если перед нами будут ставить какие–то условия, требовать каких–то односторонних уступок, понятно, что на такой основе сотрудничества не получится.


Нина Романова: Беларусь подписала программу уничтожения запасов противопехотных мин. По некоторым данным, их у нас осталось со времен Советского Союза несколько миллионов единиц...


Владимир Герасимович: Да, всего на сегодняшний день на территории нашей страны их имеется около 3,1 миллиона единиц. При финансовом участии Канады и Литвы уничтожено 300 тысяч тротилосодержащих мин. Есть проект уничтожения всех накопленных запасов, согласно которому они должны были быть уничтожены до 1 марта прошлого года. Но как вы знаете, это мероприятие достаточно дорогостоящее, экологически небезопасное, поэтому мы здесь рассчитываем на помощь Евросоюза. В том числе, естественно, финансовую. Мы подписали Конвенцию об уничтожении арсеналов противопехотных мин, в соответствии с которой ее страны–участницы должны оказать нам помощь. Сейчас, как говорится, мяч на их стороне, и мы ждем, пока решение пройдет все их сложные бюрократические процедуры согласования.


Нина Романова: Приезд такого уровня представителей НАТО к нам в страну — факт не из рядовых. Следует предполагать, что за теми контактами, которые у нас есть с ними, последуют какие–то другие? Какие из всех широко рекламируемых программ сотрудничества с НАТО для нас наиболее привлекательны с точки зрения наших интересов?


Владимир Герасимович: Предлагаемых программ много. Но не все из них могут совпадать с нашими интересами. Они ведь тоже преследуют свои интересы в каждой из программ. Пока у нас, как я уже говорил выше, наиболее активные контакты происходят по линии Минобороны. А то, что к нам прибыл господин Роберт Ф.Симмонс, думаю, это хороший сигнал, что наши отношения будут развиваться.


Иван Кириленко, «СБ»: А не подменяем ли мы сотрудничеством с НАТО работу с комиссиями ООН по тем же самым проблемам? Кроме того, Беларусь решает эти задачи и в рамках договоров ОДКБ, СНГ, союза Беларуси и России.


Владимир Герасимович: Сотрудничество с НАТО нисколько не противоречит нашим обязательствам в рамках указанных договоров. Наши союзнические отношения с Россией, странами СНГ, ОДКБ нисколько от этого не пострадают. Никаких шагов, которые могли бы им нанести ущерб, мы не делаем. Более того, в ОДКБ мы активно продвигаем вопрос расширения сотрудничества с НАТО. У нас есть общие проблемы, которые мы бы вместе могли решать более эффективно. Например, в ОДКБ накоплен достаточно большой опыт борьбы с наркотрафиком. Ни о каком дублировании, ни о каком смещении политических акцентов здесь речи не идет. Наоборот, по этим направлениям нужно вести постоянную работу. И чем больше стран мирового сообщества в ней будет задействовано, тем выше будут результаты.


Нина Романова: А проблему ПРО вы не пытались поднимать в переговорах с представителями НАТО? Вот господин Роберт Ф.Симмонс говорит, что это дело двусторонних отношений США с Чехией и Польшей...


Владимир Герасимович: Нет, мы сегодня специально этот вопрос не поднимали. Думаю, что в последующих контактах мы сможем обменяться мнениями по гораздо более широкому кругу вопросов. Сегодня у нас и так была довольно–таки насыщенная программа.


Нина Романова: Сегодняшнее мероприятие — событие, можно сказать, особое. В нем зашифровано очень много положительных знаков. Я хотела бы выразить благодарность нашим соседям–литовцам, посольству Литвы в Минске и лично послу Багдонасу за предоставленную возможность обменяться мнениями по важной проблеме безопасности, решение которой зависит от наших общих усилий.


Андрюс Кривас: Я очень рад, что вы это так восприняли.


Мы — соседи, у нас большая протяженность общих границ и вполне естественно, что мы должны стараться вместе решать и общие задачи, стоящие перед нами. На мой взгляд, взаимопонимание и доверие между соседями в сфере обороны особенно важны. Мы всегда придавали и придаем большое значение таким контактам с Беларусью.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости и статьи