Настрой на строй

Этот материал не об армии. Он о тревожных тенденциях в молодежной среде. Но громче всех они звучат в военкоматах, на призывных комиссиях. Молчать о них — значит закрывать глаза на проблему, которая должна волновать общество...

Этот материал не об армии. Он о тревожных тенденциях в молодежной среде. Но громче всех они звучат в военкоматах, на призывных комиссиях. Молчать о них — значит закрывать глаза на проблему, которая должна волновать общество.


В военкомате Гомельской области мне назвали цифру: двое из троих молодых людей признаны негодными к срочной службе. Каково?


Призывная медкомиссия — только индикатор.  Но еще недавно, в 2007 году, в области физически годными для службы были признаны 68 процентов парней призывного возраста. Спустя три года по итогам недавно закончившегося призыва резолюцию «годен» получили всего 32 процента.


Что, собственно, случилось?


Командирам сегодня категорически не нужны бойцы, падающие во время кросса. Войскам нужны сильные ребята. Поэтому одна из главных задач комиссии — исключить попадание в подразделения людей с физическими, скажем так, «нюансами». И таковых выявляется все больше.


Александр Астрецов — врач–эксперт отдела призыва на военную службу военкомата Гомельской области. Полковник медслужбы в запасе, 17 лет преподавал на военной кафедре Гомельского государственного медуниверситета. Как раз мимо его стола проходят гуськом будущие воины, прежде чем отправиться в части. Или не отправиться.


Астрецов утверждает, что наблюдает наглядно и в динамике дважды в год: здоровье молодежи «в среднем по палате» ухудшилось. Среди самых популярных оснований «негодности» — кардиология, болезни желудочно–кишечного тракта и опорно–двигательной системы, плохое зрение. Лишний вес уже не редкость. Примерно у каждого десятого — психические расстройства. Многие имеют по нескольку диагнозов. Собственно, это те же недомогания, что и всегда, — только их стало больше. Причины Александр Астрецов видит как объективные, так и субъективные:


— Такая картина оформилась буквально в последние два–три года. И прежде всего она объясняется тем, что более совершенной стала диагностика. Современные методики и оборудование позволяют выявлять малейшие отклонения на ранних стадиях...


Так, может, мы просто не знали?.. И не здоровье стало хуже, а увидели то, чего раньше не видели? Тут доктор Астрецов осторожен в определениях. Не берется определить, какая конкретно доля «ухудшения здоровья» приходится на успехи диагностики. Но уверен, что и в «абсолютных показателях» призывник стал более хлипким.


Начальник отдела призыва полковник Сергей Крепких, много лет служивший в танковых войсках, полагает: сказались объективные перемены в современном образе жизни. Загруженность учебой, многочасовое сидение у компьютеров, нездоровое питание, отсутствие времени и желания следить за физической формой. Не в последнюю очередь дает о себе знать скверная демография начала 90–х.


— Физподготовка ухудшилась, — однозначно считает Крепких. — По сравнению с тем, что было лет 15 назад, стало меньше призывников со спортивными разрядами. Многие с трудом подтягиваются... Да чего там, сталкивались с тем, что у 15–летних уже язва желудка, а у вчерашних школьников остеохондроз, как у 40–летних.


Теоретически те, кто сегодня признан медиками непригодным к службе, могут еще получить заветное «годен». Многим из них предоставлена лишь отсрочка от призыва — подлечиться. На деле в военкомате не питают больших иллюзий на предмет внезапного массового выздоровления. А там, глядишь, и «срок годности» истечет...


Откуда мышцы растут


При немалом количестве вдохновляющих стендов со словами «патриотизм» и «здоровый образ жизни» — лишь один призывник из трех проходит в армию. Здесь «трагедии» нет — армия у нас небольшая, и здоровых солдат хватает. Но в здоровых людях заинтересована не только армия.


...Я отправился в гимназию — № 10. К слову, это — одно из самых престижных учебных заведений Гомеля. С наглядной агитацией тут тоже все в порядке. Но не со здоровьем учеников: 70 процентов имеют хронические заболевания. Что, как видим, вполне согласуется с данными военкомата. 270 гимназистов из 731 по состоянию здоровья числятся в так называемых специальной и подготовительно–медицинской группах. Для них уроки физкультуры проходят в щадящем режиме (если проходят вообще).


Заместитель директора Наталья Герасимчук не первый десяток лет в образовании, тоже видит нехорошую динамику:


— Сейчас в какой лист здоровья ни посмотри — почти у всех что–то неладно. У кого зрение, у кого позвоночник, у кого гастрит. Сердечники проблемой становятся...


Не факт, что вышеупомянутые 70 процентов (характерные не только для этого учреждения) обязаны прямо отразиться на спортивных результатах. В коридоре вывешены подробные результаты выполнения старшеклассниками норм комплекса «Защитник Отечества» (упрощенное подобие советского комплекса «Готов к труду и обороне»). Честно говоря, вряд ли они выглядят хуже, чем в годы моей молодости. Даже с учетом того, что 10–я гимназия позиционирует себя как заведение для интеллектуалов, а не олимпийцев. Но лучше один раз увидеть...


В спортзале идет урок физкультуры у 10 «Б». По журналу — 25 человек. Реальность скромнее: под вывеской «Выше знамя советского спорта!» играют в волейбол десять парней и девушек. Еще пятеро «загорают» на скамейке — освобождены. Директор гимназии Ирена Беспалая интересуется у сидящих причинами бездействия. Кто после болезни, кто в спецмедгруппе... Таких больше половины класса. Некоторые болеют дома.


Итого — активных и здоровых из всего класса — четверо парней. Вот и поинтересуемся...


— Кто может подтянуться?


После улыбок и переглядываний из–за спин выходит невысокий парнишка. И легко делает 15 раз (на «десятку» надо 12). Выясняется, что у снаряда был Владислав Степченко. Кстати, «вольный» борец.


— Еще кто может?


Следующему физкультурнику удалось подтянуться семь раз (на «пятерку»). На этом желающие закончились.


Видимо, не зря сокрушался полковник Крепких... Эта очень поверхностная «выборка» наглядно демонстрирует, с кем через пару лет придется иметь дело полковнику. Тема сутулых, пухлых и подслеповатых интеллектуалов уже не выглядит слишком абстрактной и анекдотичной.


Ирена Беспалая все же отметила, что картина может различаться по школам — где–то больше внимания уделяют физподготовке, где–то делают упор на математику и языки. Но, в принципе, согласна: здоровее дети не стали.


Учитель предмета «Физкультура и здоровье» (так теперь он называется) Александр Самсоненко уже привык действовать с оглядкой на то, что у кого–то гастрит, у кого–то сколиоз. На вопрос «что делать?» у него, в общем, предсказуемые ответы. Поменять образ жизни, режим питания... Двух уроков физкультуры в неделю недостаточно — в Оксфорде и Гарварде они каждый день... Снизить учебную нагрузку. Ведь у многих, помимо школы, еще курсы, все готовятся поступать...


К разговору подключается и директор гимназии:


— Представьте: уроки в 8.00 начинаются. В 15.05 заканчивается последний. Это почти полный рабочий день взрослого. Все это время ребенок учит, учит, учит... Потом едет домой и опять — учит. А программа такова, что сидеть надо не один час.


Что со всем этим делать — разбираться специалистам. Медикам, педагогам, депутатам... А делать что–то надо. И срочно.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...