Наставник самого Маресьева

В ТРИДЦАТЫХ годах прошлого века едва ли не каждый советский мальчишка мечтал стать военным летчиком. Но подняться в небо суждено не каждому. Девятикласснику Михаилу КАСНЕРИКУ повезло — после прохождения строгой медицинской комиссии его приняли в минский аэроклуб. Не думал не гадал, что выбор станет судьбой...

И в небе, и на земле белорусский летчик Михаил КАСНЕРИК не проиграл ни одного боя.

В ТРИДЦАТЫХ годах прошлого века едва ли не каждый советский мальчишка мечтал стать военным летчиком. Но подняться в небо суждено не каждому. Девятикласснику Михаилу КАСНЕРИКУ повезло — после прохождения строгой медицинской комиссии его приняли в минский аэроклуб. Не думал не гадал, что выбор станет судьбой...

Принял присягу, а завтра — война

– ЧТОБЫ попасть в курсанты, мне пришлось пойти на хитрость, — вспоминал впоследствии Михаил Константинович. — К своим шестнадцати я прибавил еще один год. Комиссар заподозрил неладное, но промолчал перед мандатной комиссией и не отправил меня домой. Напротив, предложил пока подкормиться на летном пайке и подучить теорию…

Весной 41-го начались полеты. С завистью смотрел юноша, как осваивали небо на учебных И-16 его товарищи. Но вскоре настал звездный час и курсанта Каснерика. После того как совершил несколько полетов с командиром звена, полетал с товарищами, допустили и его к самостоятельной работе.

Утром 21 июня 1941 года Михаил принял присягу, получил боевое оружие. А назавтра — война! Всю минскую группу направили в далекий Грозный, в Конотопское высшее военное авиационное училище летчиков. Учеба  там продолжалась вплоть до начала 1943 года. Но на фронт лейтенант Каснерик попал не сразу. Вначале ему пришлось в подмосковном Иваново учить молодых летчиков летать на боевых самолетах.

Однажды, в один из январских дней 1943-го, летчики, инструкторы и техперсонал аэродрома получили приказ срочно очистить от снега взлетно-посадочную полосу. Из приземлившегося на нее транспортного самолета по трапу спустился ас с тросточкой в необычной одежде: кожаная куртка, брюки навыпуск, ботинки. «Какой-то пижон», — вначале подумали встречавшие. Но потом один из летчиков узнал гостя: «Да это же Маресьев!»

Как оказалось, Алексей Петрович вместе с группой других летчиков прибыл для освоения нового на то время истребителя Ла-5. Инструктором к нему назначили Каснерика. Он тогда еще пошутил над Маресьевым: «Алексей Петрович, ну и кто кого будет учить летать?» Опытнейшему летчику понадобилось всего три дня, чтобы освоить новую машину. А со своим инструктором у него завязалась душевная дружба на долгие годы.

«Дезертирство на фронт»

МИХАИЛУ КАСНЕРИКУ было обидно, что воспитанные им «птенцы» улетали на фронт, а он оставался в тылу. Но наконец настал и его черед. Вернее, этот «черед» он установил себе сам — самовольно убыл на фронт. Дерзкого лейтенанта вернули, наказали по всей строгости. Пригрозили даже трибуналом, правда, со странной формулировкой: «за дезертирство на фронт».

Впрочем, все обошлось, и очень скоро лейтенанта Каснерика направили на военный аэродром в Ржев. Начались тяжелые фронтовые будни. Сначала учился летать по ориентирам, затем «ходил» в разведку. Во время одного из таких разведывательных полетов Михаил со своим ведущим попали сначала под обстрел немецких зениток, а потом их «зажали в клещи» две пары фашистских истребителей. Пришлось принимать бой. В нем лейтенант Каснерик и сбил первый свой самолет. После этого случая он стал штатным полковым разведчиком. Впрочем, разведкой дело не ограничилось. Нередко доводилось прикрывать штурмовиков и вступать в бой с фашистскими истребителями.

Обед на даче Сталина

ВОЕВАТЬ Михаил Константинович закончил под Кенигсбергом. Оттуда направился в Москву, где в учебной части стал готовить асов для фронта. Учил летать на новеньких Ла-7, Ла-11, Як-3, а также на немецких «фоккерах» и «мессершмидтах». До конца войны выпустил 120 высококлассных летчиков. И двадцать пять из них были удостоены звания Героя Советского Союза!

В послевоенные годы ни один праздник, будь то 1 Мая или День танкиста, не обходился без показательных выступлений воздушных асов. Так было и в День авиации в 1948 году. Михаил Каснерик в составе парадной девятки продемонстрировал высший пилотаж над Тушино. После приземления всех пилотов представили Сталину. В тот же день вместе с ведомыми Юрием Богачевым и Виктором Кузнецовым отлетали еще программу на реактивных Як-17. А на следующий день повторили ее уже над Кунцево. Когда приземлились, летчиков в полном составе отвезли на дачу к Иосифу Виссарионовичу. Сталин сдержанно поздоровался, похвалил за пилотаж и попросил охарактеризовать Як-17 и американский истребитель F-104 «Сейбр» и указать их слабые и сильные стороны.

После встречи — обед. В часть летчики вернулись с тремя огромными коробками сталинских подарков.

Испытание силы воли

…МЫ СИДИМ с Михаилом Константиновичем в его уютной столичной квартире. Хозяин бодр, весел. Сразу и не скажешь, что ему под девяносто. Показывает фотоснимки, вырезки из газет. На столе замечаю «Летную книжку».

— Здесь — вся моя летная жизнь, — гордо отвечает Михаил Константинович. — В том числе и краткое описание восьми аварийных ситуаций. Во всех случаях подводила не только техника, но  и человеческий фактор. Вот, например, 25 сентября 1947 года на аэродроме «Теплый стан» я облетывал Ла-7. Когда выполнил программу, заклинило ручку управления. Все попытки выйти из пике были тщетными. Решил прыгать с парашютом. Катапульт тогда еще не было, поэтому я повернул машину вниз кабиной, и меня буквально выбросило из нее. И тут ранта парашюта зацепилась за край фонаря. Что делать? Самолет с полностью работающим двигателем стремительно летел к земле, а соображать нужно было еще быстрее. Неимоверным усилием воли я дотянулся до края фонаря и — отцепил парашют! Дернул кольцо, купол раскрылся, но движение к земле практически не замедлилось. Посмотрел вверх и увидел, что из спасительного шелкового купола вырвало два куска. К счастью, я попал на какой-то крутой откос, по которому благополучно и скатился. Что же стало причиной моего злоключения? Как я потом узнал — плоскогубцы, по небрежности оставленные в механизме тросов кем-то из техников…

После Михаил Каснерик служил в Краснознаменном учебном центре ПВО. Учил летчиков Варшавского договора летать на самолетах МиГ-17, МиГ-19. Испытывал и новые отечественные самолеты — Як-28, СУ-9, СУ-11...

Полет за «ленточку»

ОБ ЭТОМ событии Михаил Константинович долгое время никому не рассказывал — боевые вылеты в мирное время держались в строжайшем секрете.

А дело было так. 21 апреля 1961 года Михаил в ожидании полетов находился на военном аэродроме под Ашхабадом. В 19.30 для него объявили готовность номер один. Без промедления летчик облачился в высотный костюм, занял место в кабине. Получив команду, поднял истребитель в воздух. Летел без предварительного задания. Всеми его действиями управляли с земли. Набрав высоту около шестнадцати тысяч метров, обнаружил цель. Нажал кнопку опознавания, но ответа не получил. Приблизился к неопознанному объекту на расстояние в шесть километров. В этот момент с земли прозвучала команда: «Вы за ленточкой! Отворот, отвал!» Все это означало, что захваченная в прицел цель находилась уже за границей, над территорией Афганистана.

— Тогда я ответил коротко: «Не слышу!» — вспоминает ветеран. — Решил выполнить поставленную задачу. Как только оказался в зоне досягаемости, поразил цель всеми ракетами…

За самовольство летчик получил яростный нагоняй. Спасла его лишь запись радиообмена. А сбил он американский самолет-разведчик У-2, который шел курсом на СССР. Международные последствия оказались минимальны. Шума из этой истории никто поднимать не стал — ни наша сторона, ни американцы.

Жизнь военного летчика Михаила Каснерика — это увлекательная книга. О доблести, чести, совести и мужестве. За годы службы он провел в воздухе 2500 часов, освоил и испытал девять видов поршневых и десять реактивных типов самолетов. Двенадцать лет службы отдал небу Беларуси.

Сейчас Михаил Константинович на заслуженном отдыхе. Однако по-прежнему активен: часто выступает в школах, колледжах, в трудовых коллективах, занят делом и в своей ветеранской организации. Но не лишним будет пожелать ему здоровья, бодрости духа и радости от каждого прожитого дня.

Иван СУРМАН

Фото из личного архива Михаила КАСНЕРИКА

Вместо послесловия

Всех регалий нашего героя не перечесть. Михаил Константинович Каснерик — полковник в отставке, ветеран Великой Отечественной войны и Вооруженных Сил, почетный солдат 56-го отдельного полка связи и автоматизированного управления ВВС и войск ПВО, заслуженный летчик СССР, кавалер семи боевых орденов... Интересно, что удостоверение заслуженного летчика СССР ему лично вручал Петр Машеров. Но, пожалуй, главное — летчик Каснерик не проиграл ни одного боя из великого их множества — с немецкими асами, необузданными крылатыми машинами, высоким начальством и… самим собой. Он один из тех, кто доказал своим примером — и невозможное возможно.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?