Наследница по имени Татьяна

"Я сказала матери, что у меня рак кожи". Гомельские аферистки получили по четыре года лишения свободы

Всякой барышне в юном возрасте мечтается встретить принца на белом коне, жить в замке на берегу лазурного моря, кушать ананасы с рябчиками на обед... “Глянцевые” фантазии — дело хорошее. И при некотором старании и везении они даже материализуются. Действительно, встречают, выходят благополучно замуж, живут в мире и любви. Но вот же бывают кривые повороты судьбы. Так замечтается человек, что начинает путать воздушные замки с квартирой в хрущевке. Ладно бы сам витал в облаках. Так принимается на этом зарабатывать, водя за нос доверчивых и благородных.

Коллаж Олега Попова

На скамье подсудимых 24-летняя Татьяна Дедова и ее 63-летняя мама Наталья Николаевна (по этическим причинам имена и фамилии обвиняемых и свидетелей изменены). Кто листал глянцевые журналы и читал бульварные романы нашего времени, коих в привокзальных киосках великое множество, тот сразу же уловит суть. Вот только эта семейная история — не литература одного дня, а простенькая такая реальность. В этом, собственно, и нестыковка. Откуда Татьяна, имевшая в багаже лишь школьное образование и работу распространителя в косметической компании, почерпнула онкологию “на свою голову”, она и сама не могла объяснить в суде. То ли какой-то экранный сюжет приняла близко к сердцу, то ли захотелось вселенского сочувствия. Но именно с мнимой тяжелой болезни, которой обычно не шутят, началась почти двухлетняя эпопея, мало похожая на будни. Высокая видная девушка в суде так описывала отправную точку загадочной затеи:

— Я сказала матери, что у меня рак кожи. Сказала, что назначено лечение в Боровлянах. Нужны деньги.

Гособвинитель Александр Зенченко на протяжении всего процесса пытался добиться вразумительного ответа на вопрос: зачем все это понадобилось? Но Татьяна лишь пожимала плечами. Мол, и себе затрудняюсь внятно объяснить. Барышня не представила суду документы, которые хотя бы намекали на подобный диагноз. Мать их, к слову, тоже не видела. Поначалу, не исключено, просто поверила. Бросилась за помощью к предпринимателю Виталию Коваленко, у которого работала бухгалтером. Тот отказать не смог:

— При такой-то болезни как не помочь? О расписках, процентах и сроках возврата даже речи не было. Сказал, вернете, когда сможете... Это уже потом, по прошествии некоторого времени, появились подозрения. 

Наталья Николаевна неоднократно занимала деньги у предпринимателя, а также у родных и близких. Суммы разные. Порой доходило до 2 тысяч долларов за раз. За месяцы жизни в долг могла бы разобраться, что происходит со здоровьем дочери. Поинтересоваться диагнозом, лечением, его результатами. Все эти вопросы гособвинитель задавал в суде. Но — нет. Мать настаивала на своем восприятии происходившего:

— Я просто верила на слово.

Правда, когда медицинское заключение попросил предприниматель Коваленко с единственной целью помочь — в Германии был знакомый, который мог бы устроить Татьяну в немецкую клинику на обследование, — мать отреагировала резко: 

— Вы что, нам не верите?

А что же Татьяна? Куда девала деньги? Ничего монументального. По ходу, просто “мажорила”. Получив очередной транш сочувствующих, отправлялась в Минск, снимала квартиру, кушала в ресторане, ходила по магазинам. Потом возвращалась. Время шло. Проект “онкоболезнь” становился рискованным. Вот же больная, которой нужны деньги вновь и вновь, а расцветает на глазах, не иначе звезда с обложек журналов. Так всегда. Попробовал легких денег — непременно захочется еще.

Потому, видимо, и родилась новая история о наследстве богатого чужого дяди, ну совершенно абсурдная. Однако и в нее, представьте, поверили. Тот же предприниматель Коваленко, к примеру. Нет, сначала вновь поверила мама, а потом все остальные. 

В суде Татьяна открытым текстом признавалась, что нафантазировала. На этот раз миф получился четко в духе мыльной оперы: парень, за которого собиралась замуж, умер от рака (далась же эта болезнь!), его дядя решил отписать наследство Татьяне, которое ранее предназначалось племяннику. А это не тысяча долларов, а недвижимость в Италии, Испании, Литве и Беларуси, золотоносный рудник в России. Всего добра то ли на 300 тысяч долларов, то ли на 600 тысяч. Свидетели в этих цифрах путались. Но, чтобы оформить наследство, надо оплатить пошлину. Правильно, вновь нужны деньги, которые теперь уже точно дочь и мать вернут всем, у кого занимали. Некоторые знакомые, правда, пытались уклониться. Одного из таких недоверчивых Наталья Николаевна привела на улицу в центре Гомеля и показала презентабельный дом:

— Это наш. Продадим — отдадим долги.

Свидетель вспоминал:

— Мне показалось странным, что дом явно жилой. Сушилось белье, висел какой-то ковер. Разумеется, спросил. На что обвиняемая ответила, что они просто временно пустили туда людей пожить.

В общем, еще несколько человек поспешили на выручку Дедовым. Среди них был и сын старенькой бабушки-соседки. Он работал в России, а мать в последнее время нуждалась в постоянном уходе. Попросил Дедовых по-соседски помочь. Наталья Николаевна стала у него просить деньги — то на продукты, то на решение срочных проблем, то на мифическое наследство... Во время следствия в этой сюжетной линии обнаружился совсем некрасивый пунктик. У бабушки было золото: что хранилось в шкатулке, что было на ней. Так вот, когда приехал сын, ничего этого на матери и в доме не оказалось. Дедовы сняли и отнесли в ломбард. Наталья Николаевна объяснила:

— Я собиралась впоследствии выкупить и все вернуть.

Верили или не верили, понимали или запутались в неурядицах. Всякое в этой жизни бывает. Только не за счет других. В суде мелькало, что Татьяна вроде как на все аферы пошла ради своего кавалера. Но чего-то твердого и уверенного озвучено не было. Кто знает, может, очередной миф во спасение? Реальность же такова: 45 тысяч рублей, взятые в долг у людей и банков, нужно возвращать. Дедовы продали квартиру в Гомеле, в основном как будто рассчитались. Чем закончился процесс, рассказал Александр Зенченко:

— Фигуранткам назначено по четыре года лишения свободы с конфискацией имущества. Мать получила отсрочку исполнения наказания, ее дочь будет отбывать его в колонии общего режима. Приговор вступил в законную силу.

В тему

Близится к завершению судебный процесс по другой семейной афере. По версии следствия, 39-летний гомельчанин знакомился с дамами, представляясь успешным бизнесменом, мама помогала создавать имидж. Родственный криминальный дуэт выманил у потенциальных невест около 80 тысяч долларов. Пострадавших несколько десятков человек.

dralukk73@mail.ru


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...