Народная газета

Наследие Конфуция

В чем секреты живучести китайского чуда

Остались в прошлом времена, когда китайское производство ассоциировалось исключительно с пошивом дешевой одежды и контрафактом. Благодаря политике реформ и внешней открытости Китай прочно утвердился в роли ведущей производственной державы.

Фото Рейтер

“Планшет не нужен? Всего 70 долларов, — заманивал покупателей парень лет тридцати. Заметив недоверие в моих глазах, продавец ободряюще подмигнул: — Да вы не сомневайтесь, у меня тут закупаются предприниматели и туристы из России, Казахстана, Польши. Никто еще не жаловался”. И сунул мне в руки свою визитку. Познакомились. Оказалось, Ли Шэн (так зовут парня) уже пять лет торгует электроникой. У него свои постоянные клиенты и своя сеть бутиков в крупнейшем торговом районе Пекина Ябаолу. Здесь на многих объектах надписи на русском языке. В 1990-е именно отсюда рекой текли товары на рынки бывшего СССР. Сейчас в этом квартале сосредоточены оптовые торговые представительства большинства фабрик Китая, поставляющих свои товары по всему миру. В том числе современные, вполне приличные гаджеты. 

— Да-да, наши мобильные телефоны, планшеты, робототехника и другая высокотехнологичная продукция ничем не уступают японской и южнокорейской, но при этом дешевле, — патриотично убеждал меня Ли Шэн. К слову, тот планшет я все-таки купил, о чем нисколько не жалею. В Минске такой дешевле, чем за 250 долларов, и не сыщешь. 

Вечером, прогуливаясь по Пекину, продолжал удивляться. Высоченные небоскребы, сверкающие всеми цветами радуги бизнес-центры, роскошные бутики и дорогие иномарки. Глядя на все это, хочется протереть глаза, ущипнуть себя и спросить: неужели я в коммунистическом Китае? Но это не сон. Экономические успехи Поднебесной в пух и прах разбивают стереотипы и мифы о нежизнеспособности идеи социализма при “руководящей и направляющей роли Компартии”. Кстати, аккурат через пять дней в Пекине стартует очередной, XIX съезд Коммунистической партии, который должен определить, как в ближайшие пять лет будет жить вторая (а по некоторым показателям первая) экономика мира. Кроме того, на съезде ожидается обновление кадрового состава Политбюро ЦК КПК за исключением двух человек: Председателя КНР Си Цзиньпина и премьера Госсовета Ли Кэцяна. Считается, что в отличие от коллег, переступивших условный рубеж в 68 лет, они находятся на пике политических сил и опыта и могут оставаться на своих постах еще одно пятилетие.

Впрочем, дело тут даже не в возрасте. Нынешним лидерам Китая доверяют, и сегодня в стране нет никаких оснований для смены власти. Цифры и факты говорят сами за себя. ВВП Китая к началу этого года составил 11,3 триллиона долларов. За шесть лет он более чем в два раза превысил ВВП Японии. Остались в прошлом времена, когда китайское производство ассоциировалось исключительно с пошивом дешевой одежды и контрафактом. Благодаря политике реформ и внешней открытости Китай прочно утвердился в роли ведущей производственной державы. Товары с лейблом Made in China сегодня можно встретить в любой точке земного шара. При этом инвестиции КНР за рубежом уже превосходят иностранные вложения в собственной стране. Коммунистический Пекин, который многие на Западе до сих упрекают в недостаточной “рыночности”, стал крупнейшим собственником в Европе, на родине капитализма. В прошлом году китайская экономика впервые обошла экономику США по темпам роста скупаемых иностранных активов. По данным консалтинговой компании Ernst & Young, только в Германии китайцы приобрели 68 немецких компаний.

— Если сравнить нас с нашими соседями, мы любому дадим фору по степени открытости, — утверждает основатель одной из крупнейших бизнес-школ Китая Сян Бин. — Мы не боимся глобализации, готовы окунуться в нее с головой. Кроме того, китайцы в большинстве своем любят трудиться, и мы верим в принцип “помоги себе сам”. Китай так успешен во многом благодаря частным предпринимателям, которые, начав с нуля, создали свою торговую марку и добились признания. 19 процентов населения Земли — китайцы. Так что если мы внесем соответствующий вклад в мировую экономику, то обязательно потесним Америку. Это лишь вопрос времени. США надо свыкнуться с мыслью, что на первом месте будем мы.

В начале 1990-х годов власти КНР провозгласили политику “технология в обмен на рынок”, которая предполагала уступку части отечественного рынка транснациональным корпорациям в обмен на передачу Китаю зарубежных технологий. Западные корпорации поспешили воспользоваться крайне низкой стоимостью рабочей силы в Китае и массово переносили в Поднебесную свои производства, научно-исследовательские центры. Сейчас схема развития китайской экономики такая же, как в Японии или Корее: рост стимулируется экспортом. Но есть и различия. Почти половина китайского экспорта осуществляется иностранными компаниями. Подобного больше нет нигде. 

Секрет экономического прорыва КНР эксперты усматривают в грамотном построении такой общественно-политической модели, которая совмещает многообразие форм собственности и экономическую конкуренцию с монополией Компартии Китая на государственную власть. При этом основные установки КПК так или иначе опираются на конфуцианскую идею отказа от крайностей при решении проблем развития, всеобщей гармонии и учета противоположных точек зрения. Ближайшая цель общественного развития теперь не коммунизм, а “сяокан” (общество средней зажиточности), вместо революции — “чжунюн” (“срединный путь”), вместо классовой борьбы — формула о человеке как высшей ценности. 

Фото БелТА

Конечно, такой подход не означает отсутствия проблем в китайском обществе. Большинство из них вытекает из неравномерного развития регионов и большого разрыва в доходах у самых богатых и самых бедных. При этом в Китае уже обозначилась “ловушка средних доходов”. С ростом стоимости рабочей силы и затрат на производство растет себестоимость китайской продукции на внешних рынках, что снижает ее конкурентоспособность. В КНР встревожены и экономическим вызовом со стороны Индии, которая пытается перехватить у большого соседа его конкурентные преимущества, созданные дешевизной рабочей силы. Отдельная проблема — реформа госпредприятий, играющих стратегическую роль в экономике и оборонно-промышленном комплексе. Решение всех этих вопросов, как признано в Китае, должно опираться на интеграцию инноваций и промышленности, а также развертывание амбициозного геополитического проекта по строительству нового Шелкового пути, который предусматривает “закачку” пяти триллионов долларов инвестиций в инфраструктуру маршрута, проходящего по территории 65 стран. Такая политика во многом объясняет и легитимность Компартии КНР. Политолог Василий Кашин сводит ее к двум факторам: 

— Первое — это эффективность в защите национальных интересов. Второе — успех экономических реформ, начатых Дэн Сяопином. Когда у вас экономика растет на десять процентов в год, вы не задаете совершенно никаких вопросов о строе и идеологии. Сейчас, когда экономика замедляется, конечно, такие вопросы будут возникать. Но компартия ищет пути эволюции, осознает большинство проблем и пытается меняться, чтобы соответствовать новым условиям.

В тему

Беларусь — одна из немногих стран, с которой Китай установил отношения доверительного всестороннего стратегического партнерства и взаимовыгодного сотрудничества. Для нас Китай интересен прежде всего как огромный рынок сбыта и источник инвестиций. Примечательно, что наша страна в числе первых поддержала важнейший для Пекина проект “Один пояс и один путь”. Жемчужиной на этой магистрали станет Китайско-Белорусский индустриальный парк “Великий камень”. 

— Сейчас в парке юридически оформлены 19 резидентов из разных стран: 12 резидентов из Китая, 3 — из Беларуси, — рассказал глава администрации парка Александр Ярошенко. — Есть предприятие из США, пришла компания из Литвы, в разработке несколько компаний из Германии, Швейцарии, Италии. С начала работы общие финансовые вложения в территорию парка составили 300 миллионов долларов. 

Еще один знаковый совместный проект — завод “БелДжи”, начавший серийное производство легковых автомобилей. Проектная мощность нового предприятия под Борисовом на первом этапе составит 60 тысяч машин в год. Министр промышленности Виталий Вовк не исключил, что уже в ноябре первая партия китайских легковушек поступит в продажу. А в 2019 году на заводе планируют наладить производство электромобилей. 

konon@sb.by


Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости