«Нашего сына Тьяго мы зовем просто Тишей»

После полугодового перерыва Анна Нетребко вновь поет на сцене Мариинки

После полугодового перерыва Анна Нетребко вновь поет на сцене Мариинки. Первой премьерой этого года в Санкт-Петербургской опере стала «Лючия ди Ламмермур» Гаэтано Доницетти. И первой партией, с которой Анна возвращается на сцену, стала Лючия. Об этом и многом другом из жизни суперзвезды в журнале «Эхо планеты».

Неизвестно, кто больше волновался – певица, которая вышла на сцену после столь долгого молчания, или публика, с трепетом ожидавшая, как будет звучать ее голос после рождения сына. От мировой суперзвезды все постоянно чего-то ждут, и каждый ее выход должен быть подтверждением этих ожиданий. Одна из вершин бельканто, какой является безумная Лючия, была покорена певицей еще в 2000 году, в той же Мариинке. Через 8 лет художественный руководитель театра Валерий Гергиев решил обновить постановку. Новый спектакль шотландского режиссера Джона Дойла не стал открытием, более того, поразил невообразимой скукой. Но даже в этой серой, унылой сценографии появление Анны Нетребко стало настоящим сюрпризом. Ее серебряное сопрано звучало по-иному, в нем появились новые краски. Анна стала более зрелой артисткой. Все, кто был на премьере, приветствовали героиню спектакля и ее партнеров двадцатиминутной овацией. Героиней в этот вечер стала и сама Анна: она пела, будучи не совсем здоровой, но не пошла на замену, не обманула ожиданий зрителей. Два петербургских спектакля стали прологом к «Лючии ди Ламмермур», которую Анна пела 26 января в Метрополитен в Нью-Йорке.

На мой вопрос, что для нее значило после долгого перерыва приехать в Питер и спеть Лючию, Анна ответила: «Не знаю, некоторое время я о пении даже не думала и не скучала по нему, но, готовясь к премьере, петь начала совершенно естественно». Теперь в ее жизни на первом плане – маленькое существо, ее сын. Его отец – уругвайский баритон Эрвин Шротт. Словом, у Анны интернациональная семья.

— А на каком языке вы говорите с сыном? По-русски? – поинтересовалась я.

— Естественно. С ребенком я говорю только по-русски. Для меня это важно. Его отец говорит с ним по-испански. Кстати, имя нашего сына Тьяго Аруа в первой части означает Яков, а вторая часть происходит от слова «сокровище». Дома мы зовем наше сокровище просто Тишей. А между собой с Эрвином говорим по-английски.

— Вы и песенки поете сыну по-русски?

— Я пою ему русские песни, которые помню с детства, пою песни из мультфильмов и с детских пластинок.

— Вы живете в Петербурге, Вене, Нью-Йорке. Не возникает ли сложностей в общении?

— В Америке я говорю по-английски, а вот в Австрии пытаюсь освоить немецкий, но это очень непросто, немецкий язык очень сложный. Но там многие говорят по-английски, так что проблем с общением у меня нет. А здесь, в России, конечно, говорю по-русски, но иногда на сцене во время репетиций забываюсь, начинаю говорить по-английски по привычке.

Как это принято в музыкальном мире, оперы и концертные номера Анна исполняет на языке оригинала. Последний ее диск «Сувениры», записанный в прошлом году, включает произведения разных композиторов и разных жанров – от «Сильвы» Кальмана до романсов Римского-Корсакова и Рихарда Штрауса. Анна поет эти произведения на итальянском, французском, испанском, немецком, английском, чешском, русском…

— В интервью западным журналистам вы говорили, что собираетесь выступать реже, чтобы больше уделять времени малышу. Я с трудом могу себе представить, что вы сбавите градус своей активности…

— Да, действительно, хотелось бы петь меньше. Но, к сожалению, на ближайшие пару лет контракты уже подписаны, и я должна их выполнять. Каждый отказ может иметь очень серьезные последствия. Но в последующие годы постараюсь быть осторожнее с обязательствами и оставлю больше времени для семьи.

— Но Зальцбургский фестиваль этого года присутствует в вашем расписании?

— Да, безусловно, но на этот раз я не буду петь в опере. У меня будет сольный концерт с Даниэлем Баренбоймом.

Напомним, что именно дебют Анны Нетребко на Зальцбургском фестивале в опере Моцарта «Дон Жуан» открыл ей дорогу к мировому признанию. Все средства массовой информации писали о явлении новой оперной звезды. А звезда носилась в джинсах на велосипеде по Зальцбургу. В последующие годы Анна спела на фестивале «Свадьбу Фигаро», «Травиату». В этом году это будет концерт русского романса. Анна поет, Баренбойм – за роялем.

— Этот выдающийся дирижер и пианист недавно выступал в Москве со своим израильско-арабским оркестром «Западно-Восточный диван». Успех был ошеломляющий. Как вы познакомились с Баренбоймом?

— С Даниэлем Баренбоймом мы очень хорошие друзья. Наша дружба началась пару лет назад, когда меня пригласили спеть «Манон» в Берлине, Баренбойм дирижировал оперой. С тех пор у нас завязались очень теплые отношения. Я часто посещаю его фортепьянные концерты, его игра – настоящее искусство, оно меня не просто восхищает – подпитывает. На фестивале у нас запланирован совместный камерный концерт: русские романсы Чайковского и Римского-Корсакова. Думаю, все пройдет хорошо.

А я в этом уверена. Все, кто видел и слышал Анну Нетребко хотя бы по телевидению, могут оценить великолепную певицу, в которой так счастливо соединились прекрасный голос, превосходные внешние данные, бездна энергии, обаяния, женственности и артистизма. Видеть и слышать ее на сцене – настоящий праздник. Недаром даже сдержанных англичан она сумела «завести» на концерте в Альберт-холле. Но чтобы танцевать босоногой на сцене, чтобы крутить пируэты и при этом свободно петь, надо много работать.

— Сколько вы занимаетесь?

— Занимаюсь очень много, и вообще… я очень талантливая.

И тут она задорно смеется. По своей популярности в мире она может поспорить с популярностью поп-звезд, знаменитых футболистов, фотомоделей. Ее портреты – на обложках самых модных журналов, звукозаписи не залеживаются на полках. Она настоящий посол России за рубежом, полномочный представитель ее великой культуры.

— А приходилось ли вам обедать с президентами? Любят ли они музыку, ходят ли в оперу?

— Я общалась с канцлером Ангелой Меркель. Замечательная женщина, очень любит и ценит искусство. Мы встретились после моего спектакля «Травиата» в Берлине.

Ужинали в большой компании, говорили о любимых блюдах. Я сказала, что люблю готовить борщ. «Ну и когда мы его попробуем?» — спросила г-жа Меркель и открыла свое расписание. Мы накупили продуктов, и, пока канцлер занималась политикой, я сварила борщ и сделала блинчики с мясом. Все имело большой успех.

— Вы, безусловно, сделали себя сами. Но все же кто оказал на вас наибольшее влияние, кто вам помогает?

— Валерий Гергиев, в первую очередь.

Наверное, всем хорошо известна история Анны Нетребко, история Золушки, ставшей принцессой, которая в годы учебы в Санкт-Петербургской консерватории подрабатывала уборщицей в Мариинском театре. Будучи на третьем курсе, Анна пела на конкурсе в театре. После прослушивания Гергиев бросил знаменитую фразу: «Она, оказывается, не только умеет мыть полы, но и петь умеет». Ее пригласили в театр на роль Барбарины в «Свадьбе Фигаро» Моцарта. А дальше помог случай: то ли исполнительница роли Сюзанны заболела, то ли по иной причине режиссер спросил Анну: «А Сюзанну спеть сможешь?» Она вышла и спела, да как! Думаю, не было бы того случая, появился бы другой – звезду не спрячешь в тени, слишком ярко сияет.

Анна всегда с благодарностью вспоминает своего профессора Тамару Дмитриевну Новиченко, у которой училась в консерватории. Теперь ей помогает Елена Константиновна Матусовская, кон-цертмейстер певицы и педагог. Анна часто приглашает Елену Константиновну в Вену, Прагу, Мюнхен – перед ответственными спектаклями, концертами или звукозаписями.

Анна рассказала мне также, какую роль в ее карьере сыграл Пласидо Доминго.

— Он был первый из зарубежных музыкантов, кто меня услышал, заметил и предложил контракт в его театре в Вашингтоне и Лос-Анджелесе. Вот как это произошло. Мы пели вместе в «Парсифале», он заглавную партию, а я была одной из восьми сопрано в сцене «Цветы». После этого спектакля Доминго пригласил меня на прослушивание, я пела на конкурсе вместе с другими претендентками, после чего мне предложили главные партии в «Риголетто» и «Ромео и Джульетте». Так состоялись мои дебюты в этих прекрасных операх.

— На сцене вы всегда одеты с большим вкусом, превосходно выглядите. Любите баловать себя покупками?

— Сейчас, конечно, в меньшей степени, потому что у меня другие заботы. Для концертных выступлений меня одевает «Эскада», фирма, как вы знаете, с мировым именем. И не только «Эскада». Недавно я познакомилась с замечательным дизайнером Карлой Лоренцо, есть и другие. С дизайнерами мы дружим, одеваться красиво любим.

Я считаю, что если женщина за собой следит, если она себя немножко любит, то и ее все будут любить.

— Анна, вы хорошо рисуете. Часто ли посещаете художественные музеи?

— Музеи? Очень часто. Как только приезжаю в европейские города. А рисую, когда есть время и желание.

В нынешний приезд в Санкт-Петербург Анна Нетребко участвовала в благотворительном аукционе «Азбука», на котором продаются картины, созданные знаменитыми людьми. Рисуют картину на ту или иную букву алфавита. Нынешний аукцион был посвящен 200-летию со дня рождения Гоголя. Анне выпало рисовать на букву Ю — юбилей. И она создала портрет великого писателя, который ушел за 1,1 миллиона рублей.

— Анна, а какие у вас взаимоотношения с техникой, есть ли у вас компьютер?

— У меня нет компьютера, я очень старомодна в этом плане. У меня есть только мобильный телефон, и я знаю только красную и зеленую кнопки. Все. С техникой не дружим. Но зато у меня есть Джудит, мой помощник или секретарь. Вот она-то в компьютере прекрасно разбирается. А мое дело – петь!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...