Наш ответ Чемберлену

Запрет России на импорт продуктов из США и стран ЕС вызвал настоящее экономическое землетрясение

Запрет России на импорт продуктов из США и стран ЕС вызвал вчера настоящее экономическое землетрясение...
Запрет России на импорт продуктов из США и стран ЕС вызвал вчера настоящее экономическое землетрясение. Одна из уважаемых международных организаций даже назвала торговое эмбарго в числе основных угроз наряду с лихорадкой Эбола, дефолтом Аргентины и войной на Ближнем Востоке... Пользователи интернета не отставали и предрекали новую «голодную войну» между Западом и Россией, причем мнения российских участников сети кардинально разнились. Если одни опасались остаться без европейского сыра и вина, то другие радостно аплодировали ответному удару.

Со всем происходившим в соцсетях сравним разве что пресловутый «Наш ответ Чемберлену» — лозунг, появившийся в связи с нотой британского правительства советскому в 1927 году за подписью британского министра иностранных дел Джозефа Остина Чемберлена.

Впрочем, что касается нынешнего кандидата на роль Чемберлена — Евросоюза, то он отреагировал пока сдержанно, заявив, что потери стран Европейского союза от российского запрета на импорт продовольствия могут составить до 12 млрд. евро. Евросоюз готов добиваться отмены российских запретов на импорт продовольствия через ВТО. Но очевидно, что этот конфликт уже вышел из чисто правовых рамок и обещает стать прелюдией к новому переделу рынка. Только вот в чью пользу?

В среду, 6 августа, на сайте Кремля был опубликован указ Владимира Путина об ограничении сроком на год ввоза в РФ сельхозпродукции, сырья и продовольствия из стран, присоединившихся к санкциям против России. А уже вчера до обеда было принято постановление правительства во исполнение данного указа. В нем утвержден перечень сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются Соединенные Штаты Америки, страны Европейского союза, Канада, Австралия и Королевство Норвегия и которые сроком на один год запрещены к ввозу в Россию.

Не буду долго останавливаться на политической составляющей этой темы. Она ясна уже давно — Россия не собирается уступать давлению Запада из–за украинских событий и будет отстаивать свои интересы до конца. То, что мы сегодня наблюдаем, — это классическое проявление теории конфликтологии, согласно которой на каждое враждебное действие другая сторона отвечает противодействием. США и ЕС ударили по российской «нефтянке», «оборонке» и финансам, Россия ответила запретами на импорт их продовольствия.

Но если для политологов это задачка с двумя неизвестными — почем знать, что еще заготовили Россия и Запад друг против друга, — то задача экономистов сегодня предельно ясная и понятная. Для них опубликованный список запрещенной сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия — это готовый бизнес–план. Уже сегодня поставщиков из Соединенных Штатов Америки, стран Европейского союза, Канады, Австралии и Королевства Норвегии готовы заменить коллеги из Латинской Америки, Юго–Восточной Азии и, естественно, стран Таможенного союза, в который входит и наша страна. И можно не сомневаться, что каждый участник этого списка не преминет воспользоваться появившимся шансом, чтобы заменить американскую курятину, австралийскую говядину, польскую свинину...

Конечно, есть в этой теме задачка и для самих россиян. После опубликования указа весь вечер и всю ночь пользователи рунета соревновались в остроумии, обсуждая скорое исчезновение с прилавков вин, сыров и молочных продуктов. Некоторые даже предлагали организовать немедленные «жор–туры» в Европу... Но для большинства здравомыслящих аналитиков и экономистов все же очевидно, что в нынешних ограничениях по импорту продовольствия кроется огромный плюс — возможность развития собственного производства продовольствия. Так что появился шанс это сделать.

Что ж, все идет правильно. Как говорил один великий немец — человек есть то, что он ест (Der Mensch ist, was er isst). Перефразируя его, можно сказать, что и государство есть то, что оно ест. Способность обеспечить себя продуктами питания — один из ключевых пунктов государственного суверенитета и национальной безопасности. Когда Беларусь задолго до нынешних событий пришла к этому выводу, многие в Москве это восприняли не вполне серьезно. Но вот теперь в Минске есть и свой рокфор, и свой йогурт, да практически любой продукт, имеющийся на западных прилавках. А, кроме всего прочего, иметь свое и не зависеть от чужого просто элементарно выгодно. И нынешнее поведение рынка это подтверждает — в выгоде остаются те, кто на появившийся спрос готов ответить предложением.

К сведению

Россия на год запретила поставки говядины, свинины, фруктов, птицы, сыров и молока из стран ЕС, США, Австралии, Канады и Норвегии.

Так что вспыхнувшая сегодня «продуктовая война», возможно, не так уж и плоха. Ведь она рождает конкуренцию, а конкуренция — двигатель прогресса. Главное, чтобы под сурдинку не повторились перекосы начала 90–х, когда с белорусских прилавков сметали продукты, чтобы с выгодой перепродавать их на российских базарах. Но с тех пор многое изменилось, и на смену базару в российско–белорусских отношениях пришли цивилизованные партнерские отношения. Сегодня речь идет о широкой промышленной и агропромышленной кооперации.
Кстати, уместно напомнить, что совсем недавно в Минске прошел первый форум регионов Беларуси и России. Он примечателен тем, что на нем как раз рассматривались вопросы укрепления конкурентоспособности на аграрном рынке. Речь шла о согласованной аграрной политике и обеспечении продовольственной безопасности Союзного государства. Аграрии двух стран обсуждали совместные программы по наращиванию объемов производства сельхозпродукции, вплоть до того, чтобы совместно выходить с ней на рынки третьих стран. Жизнь показала, что рынок этот для нас оказался гораздо ближе. Так что пора за дело!

Глядя из Москвы

Не грозит ли россиянам продовольственный дефицит советского образца? Мнения российских экспертов по данному вопросу разделились. Нужно было заранее подготовиться к тому, чтобы иметь все свое, тогда и санкции можно вводить — таков преобладающий вывод. Но в условиях, когда россияне не могут обеспечить себя сами ни яблоками, ни картофелем, ни мясом, — удар по европейским поставщикам может обернуться ударом по своим потребителям.

Как считает председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Оксана Дмитриева, запрещенные к ввозу в РФ сельскохозяйственные товары и продовольствие частично сможет заместить продукция российских производителей:

— Данное решение властей поможет российским производителям вернуть конкурентоспособность, потерянную после открытия рынка страны в связи с присоединением к ВТО. Впрочем, успокаиваться пока рано. Если Россия пойдет по пути замещения качественной европейской продукции дешевой продукцией из Китая, это не будет содействовать росту отечественного сельхозпроизводства.

Еще менее оптимистичен по данному вопросу проректор Дипломатической академии МИД Александр Лукин:

— Проиграют прежде всего Россия, российские потребители и европейские, потому что крупнейший торговый оборот у нас именно с Европой из тех, кто принимает санкции. США проиграет в меньшей степени, потому что торговля с США у нас незначительная, покупаем продовольствия в США тоже не так много. На российских потребителях санкции скажутся в первую очередь через повышение цен. Однако санкции могут оказать позитивный эффект на российских производителей, поскольку огромные дотации сельхозпроизводства в европейских странах позволяли их производителям демпинговать на российском рынке.

От противостояния России и Запада могут выиграть также поставщики из третьих стран. Из Аргентины, например, придут не яблоки, а баранина, и она заменит австралийскую. Австралия выстрелила себе в ногу, то есть они сами отказались нам поставлять.

Больше оптимизма звучит в словах председателя попечительского совета «Опоры России» Сергея Борисова:

— Я думаю, трагедии из этого не будет, дефицита не должно быть. По мясу мы, наверное, будем испытывать некий дискомфорт в выборе, но возможности наших фермеров и личных подсобных хозяйств огромные. Я убежден, что возможности российского производителя поджимались как раз в последние годы именно давлением из других стран. Я знаю наших предпринимателей, фермеров, они жаловались на то, что не могут хорошую доброкачественную продукцию поставить на наши прилавки только потому, что есть долгосрочные контракты с зарубежными поставщиками.

Глядя из Минска

Список товаров, запрещенных к ввозу в Россию, опубликован. И мы видим, что тотального запрета не будет. «Санкции введены точечно, на отдельные группы товаров. Наверняка при отборе позиций стояла задача — не навредить внутреннему российскому рынку и не спровоцировать всплеска инфляции. При этом еще до принятия решения анализировали, как будут замещать поставки, подпадающие под запрет», — прокомментировал в интервью tut.by финансовый аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха.

Самая уязвимая для России позиция в списке — говядина и свинина. Собственное производство мяса у соседей закрывает только около 70% потребности внутреннего рынка, импорт мяса и мясных продуктов в прошлом году составил 6,7 млрд. долларов. Крупнейшими поставщиками стран «санкционного списка» были Дания (6,6% в общем российском импорте этой продукции), Германия (6,4%), США (5,3%) и Канада (3,8%).

Беларусь также поставляет в Россию говядину, хотя в начале года объемы поставок снизились. В январе — мае экспорт в Россию говядины составил 353,5 млн. долларов (минус 17,2% к аналогичному периоду прошлого года).

Импорт в Россию молочной продукции в прошлом году составил 4,3 млрд. долларов. Здесь, кроме Беларуси, крупными поставщиками были Украина (8,9% импорта), Нидерланды (8,6%), Финляндия (7,4%), Германия (5,7%) и Польша (4,5%). В нынешнем году поставки в Россию из Беларуси также снизились, составив за пять месяцев 804,5 млн. долларов (минус 2,6%).
Теперь Беларусь имеет все шансы не только сократить отставание от прошлогоднего результата, но и нарастить поставки.

«Для сельского хозяйства и пищевой промышленности Беларуси сегодня, несомненно, отличный день — на российском рынке у них станет гораздо меньше конкурентов! У белорусского ритейла в будущем тоже может появиться много новых клиентов из России — будут ехать к нам «на закупы». Кроме того, открываются богатые перспективы «серого» реэкспорта из ЕС в Россию через Беларусь, которые нам тоже выгодны. Так что в целом картина очень позитивна», — отмечает эксперт Белорусского экономического исследовательско–образовательного центра BEROC Катерина Борнукова. Но есть несколько «но», сразу оговаривается эксперт: «Мощности производства в сельском хозяйстве так быстро не нарастишь. Приличный сыр требует выдержки, поголовье скота тоже мгновенно не увеличить и так далее...»

romanova@sb.by

Советская Белоруссия №149 (24530). Пятница, 8 августа 2014 года

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...