«Наш кабинет напоминал штаб полевой связи»

«Этот листок пишу перед смертью своей 14 ноября 1942 года. 20 ноября буду фашистами повешен, видно, судьба такая. Прошу вас, дорогая семья, не плачьте и не тужите, а чем веселее живите. Еще раз напоминаю: не жалейте рябой коровы, а зарежьте и съешьте, иначе не перезимуете. Еще уведомляю тебя, дорогая жена Анна, что оставляю для тебя пиджак, ботинки и брюки, для меня это не нужно».

Писатель Александр ВОЛКОВИЧ — об авторском проекте «Письма войны», воплощенном в интересную книгу

«Этот листок пишу перед смертью своей 14 ноября 1942 года. 20 ноября буду фашистами повешен, видно, судьба такая. Прошу вас, дорогая семья, не плачьте и не тужите, а чем веселее живите. Еще раз напоминаю: не жалейте рябой коровы, а зарежьте и съешьте, иначе не перезимуете. Еще уведомляю тебя, дорогая жена Анна, что оставляю для тебя пиджак, ботинки и брюки, для меня это не нужно».

ЭТИ СТРОКИ партизанского связного, жителя деревни Волкоставец Каменецкого района, есть в книге бывшего военного журналиста, члена Союза писателей Беларуси Александра Волковича «Письма войны», вышедшей недавно в ОАО «Брестская типография». Когда издание готовилось к печати, о нем было уже немало разговоров — сама идея Александра Михайловича собрать воедино эти свидетельства жестокой войны вызвала широкий общественный резонанс. Казалось, о народной эпопее все сказано и пересказано, ведь столько времени прошло! Но и через 65 лет солдатские треугольники, сообщения о пропавших без вести, похоронки и другие документы, собранные в книге, свидетельствуют о том, что мы никогда не забудем о войне.

Автор «Писем войны» Александр Волкович, собирая материал и работая над книгой, глубоко проникся этой мыслью. Сегодня он — собеседник корреспондента «БН».

— Александр Михайлович, прежде чем выйти отдельной книгой, «Письма войны» публиковались на страницах областной газеты «Заря», где вы работаете корреспондентом. Как возникла идея такого проекта и книги?

— Идея была уже давно, а 65-летие Победы и работа в «Заре» помогли ей осуществиться. А еще — неравнодушие людей, которых мы с коллегами попросили откликнуться. Даже не думал, что писем, отзывов, воспоминаний придет так много. Почти все оригиналы и копии, которые удалось собрать и отобрать для книги (а местами — расшифровать), уникальны и малоизвестны широкому кругу. Что-то было выставлено в музейных экспозициях, публиковалось в печати. Но в основном это письма, впервые извлеченные из семейных архивов, оторванные от сердца людьми, которые хранят память о погибших или умерших от ран родственниках. К каждому письму мы относились трепетно и бережно.

— Судя по объему вышедшей книги, жители области живо откликнулись на ваше предложение?

— Писем приходило столько, что кабинет нашей рабочей группы превратился в своеобразный штаб полевой связи. Бандероли и пакеты поступали практически ежедневно. От ветеранских организаций. От музеев и школ. От родственников и близких погибших. От ветеранов войны и труда из городов и сел области. По почте и лично.

Каждый раз, разворачивая пожелтевшие, истонченные временем, «зачитанные» листки, сложенные треугольниками, разглаживая фронтовые открытки, вчитываясь в торопливые, порою неразборчивые надписи, мы испытывали трудно передаваемые чувства и ощущения. Словно прикасались к чему-то очень ценному, святому. Военных документов, в том числе официальных сообщений о гибели солдат в бою или смерти от ран, о пропавших без вести, поступило очень много. Люди до сих пор хранят и берегут их. Для многих это почти единственное, что осталось от фронтовой юности отцов и дедов. Не считая, конечно, памяти.

— Разнообразные архивные материалы сложно было увязать воедино?

— В книге они распределены по разделам, главам, размещены в хронологическом порядке — с 1941 по 1945 год. Не делается разницы между боевыми и другими заслугами, общественным положением и воинскими званиями авторов писем войны. Предпочтение отдано тем материалам, которые связаны с освобождением Беларуси, Брестчины, и, считаю, это объективно и справедливо.

— Какую главную мысль, на ваш взгляд, «Письма войны» должны донести до читателей?

— В первую очередь — помочь осмыслить идейно-нравственный потенциал поколения победителей. А также отобразить как можно больше оттенков ужасного понятия «война» посредством писем разных людей — от безызвестного рядового великой войны до прославленного командира, от героя-орденоносца до человека, томящегося в фашистской неволе. В книге не прослеживаются действия фронтов, армий, воинских частей и партизанских соединений, в ней звучит народная боль и вера в Победу.

«Письма войны» адресованы преимущественно молодому читателю. На то они и письма, чтобы их читать, перечитывать, осмысливать. Даже если изначально были отправлены совершенно незнакомым нам людям.

— Не смущал ли вас факт, что весточки с фронта подчас могли быть слишком личными?

— Скажем прямо: во всех документах речь идет о войне, о людских страданиях. Они выпали на долю целого народа, но даже в безвыходных ситуациях, перед лицом смерти люди не теряли оптимизма. Понять, прочувствовать это необходимо нам, наследникам победителей. Думаю, этим руководствовались все, кто принес и прислал нам письменные свидетельства жестокой войны. За это им огромная благодарность. Ну и потом, в этих письмах очень мало личного. Авторы ведь знали, что их читает цензура. Конвертов не хватало. Треугольником становились обычный лист из школьной тетрадки, страничка из блокнота, канцелярской либо «амбарной» книги, оборотная сторона казенного бланка, обрывок плаката… Бумагу вначале загибали справа, потом слева направо. Оставшуюся полоску вставляли внутрь треугольника. Письмо не заклеивали, зная, что по пути к адресату оно не раз будет прочитано.

— Александр Михайлович, какова идея книги «Письма войны»?

— Сохранить правду войны — вот чего мы добивались в первую очередь. Работая с архивной фронтовой корреспонденцией, подлинниками, дневниковыми записями, воспоминаниями ветеранов, старались максимально сохранить авторские тексты, их орфографию и пунктуацию и практически отказались от собственных пространных комментариев.

Я благодарен за создание этой книги всем, кто принес и прислал документы. А также людям, помогающим их обрабатывать, систематизировать, печатать — коллективу газеты «Заря», главному управлению идеологической работы облисполкома, работникам ОАО «Брестская типография». Большую поддержку в осуществлении проекта «Письма войны» оказал председатель Брестского облисполкома Константин Андреевич Сумар.

Именно благодаря стараниям и личному участию неравнодушных людей эта книга увидела свет. Я считаю, она востребована временем.

Александр КУРЕЦ, «БН»

Комментарий

Председатель Брестского областного отделения Союза писателей Беларуси Анатолий КРЕЙДИЧ:

«Письма войны» — самая яркая книга о войне, изданная на Брестчине в год 65-летия Великой Победы. Очень интересен был сам проект с одноименным названием, появившийся на страницах «Зари». Его автора хорошо знают наши читатели по книгам «Береза черная, береза белая», «Алеся. Беловежские сны», «Зубр беловежский чугунный» и другим. Язык Александра Волковича живой и образный, сюжеты повестей, рассказов взяты из реальной жизни. Благодаря таланту Александра Михайловича, его творческому дарованию такими получились и «Письма войны». Эта книга должна занять достойное место в школах, библиотеках и других учреждениях, стать настольной для молодежи.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости